Содержание

Логика Драконов
Повести  -  Фэнтези

 Версия для печати


     - Драконьи! – радостно подтвердил мой анализ Дракон. 
     В следующий момент он сделал такое, что я напрочь забыл о боли в боку.  Дракон как-то по особенному шевельнул своей плоской башкой и она исчезла.  В смысле, Дракон-то был весь здесь, даже хвостом шевелил и лапами от возбуждения перебирал, а вот головы его не было совсем.  Но она, в смысле – голова, хохотала громко и где-то очень близко. 
     - Заполучили скандал, собаки … … … !!! Холуйские … рожи … !!! Тьфу на вас! А ты, осёл с душевной раной, весной приходи…
     Большинство слов Дракон выкрикнул на незнакомом мне иностранном языке, но я готов спорить – это были ругательства.  И, судя по интонации, далеко не слабые. 
     Дракон дёрнулся, как бы вытаскивая голову из дыры в заборе, и его драконья рожа нарисовалась во всём великолепии: пасть открыта, слюни текут, из глаз слёзы, и язык раздвоенный набок, как у дяди Мишиной собаки после бега. 
     - Рвём когти! – рявкнул он, и свет вокруг померк, а меня швырнуло куда-то вниз…
     
     …Я сидел среди кустиков полыни.  Думаю, что было это где-то у нас, в астраханских пампасах, так как других полынных степей я не знаю.  Сидел я и думал.  И чем дольше я думал, тем больше ухудшалось моё настроение…
     То, что со стороны я выглядел, как идиот с двумя патронами в одной руке и обсопливленным обрезом в другой, это ладно.  Это ещё терпимо.  Это я быстренько, хотя и частично, исправил – обтёр обрез о полынь.  А вот то, что рядышком валялся на спине Дракон, извивался всем телом, рыхлил хребтом почву вокруг и неуёмно хохотал… Вот это было уже ни в какие ворота!
     Не привык я как-то видеть хохочущего Дракона, да и весь мой жизненный опыт говорил, что ежели смеётся Дракон, то плакать придётся мне.  Но, может быть, я плохо знаю яманинских Драконов? Или не бывает правил без исключений?
     На мои попытки разобраться в причинах веселья Дракона и призывы типа: «Да уймись ты, чемодан без замков!» – Дракон никак не реагировал. 
     Настроение моё прогрессивно ухудшалось, и, чтобы как-то остановить этот процесс, я приподнял стволы обреза и пальнул по касательной к земле рядышком с Драконом.  Наученный горьким опытом, я отставил руку с оружием в сторону, и в результате мне едва её не вывихнуло отдачей.  Но это всё же было чуть лучше, нежели постоянно колотить в один и тот же свой бок. 
     Кстати, эффект выстрела проявился моментально и в полной мере: Дракон прекратил вспахивать землю позвоночником, повернулся на бок и, умилённо разглядывая след от выстрела, заявил с укоризной в голосе:
     - Патроны беречь надо! Ты уже два использовал, а я их всего-то четыре у дяди Коли взял…
     - Украл, – поправил я его. 
     Дракон пропустил мимо ушей мою поправку и вновь принялся похохатывать, взбрыкивать и икать.  Я не торопясь перезарядил обрез, отбросил пустые гильзы в сторону Дракона и тихо, но внятно произнёс:
     - И вор из тебя никудышный.  Не те патроны у дяди Коли украл. 
     - Как это? И-ик! – Дракон икнул и перевернулся на живот.  – Ты ж вон как стреляешь!
     - “Стреляешь”! – передразнил я Дракона.  – Патроны-то снаряжены свинцовой дробью! Восьмёркой.  А с пулями серебряными, против нечисти, у дяди Коли заряды в патронташе, с краю. 
     - Вот … … … !!! – Дракон длинно и с чувством выругался.  – И не поправишь уже ничего!
     Он опять хохотнул, замотал головой и выдавил из себя:
     - А-а!. .  Всё равно, здорово получилось!
     - Что?
     - А-а?! Ты ж не видел ничего!. .  - понял, наконец, Дракон и, прерывая свою речь хохотом, начал объяснения:
     – Значит это… Здесь, в вашем мире, магия Той Стороны слабеет даже у Шиан, а уж у Драконов… И-ик! Ой, не могу!. .  Того, которому ты сусала этой штукой расплющил, считать не будем… Мелочь.  А выстрелом ты… И-и-ик! Ой! Значит так… Двум гномам ты уши прострелил… Х-х-ха!. .  А Дракону… Подожди! Я сейчас…
     Дракон рухнул на бок, быстро перевернулся на спину и, перебирая в воздухе лапами, принялся ржать, как табун жеребцов весной.  Наблюдая за весельем этого близкого родственника крокодила, я тоже совсем уж было собрался малость похохотать, но вспомнил о простреленных гномьих ушах.  Сильно сомневаюсь в том, чтобы это вызвало какую-то особую любовь ко мне в общине и без того злых Чёрных каспийских гномов.  Если, конечно, станет известно авторство, и учитывая наши прежние отношения.  Но действительность оказалась куда хуже…
     Дракон, наржавшись до посинения, уселся на землю, расставил, для устойчивости, передние лапы и, икая, как переевший младенец, продолжил:
     - Гномы, значит… И-ик! А прямо за гномами там стоял Дракон-отщепенец… И-и-ик!. .  Ой!. .  Щас умру! Ему всё его достоинство… Всю мужскую гордость, как бритвой срезало… Ой!. . 
     Передние лапы Дракона подломились, и он с хохотом и грохотом врезался мордой в землю, подняв клубы пыли.  К чести Дракона надо сказать, что на бок и спину он на этот раз не завалился, а прямо так, из положения “лёжа в упоре”, обессилено простонал:
     - Я ему работу пообещал… Весной… В своём гареме…
     “Фигово дело! – подумал я.  – Малейшая утечка информации, и я смогу врагами на базаре торговать пучок за пятачок! Не говоря уже о том, чтобы в приличном обществе без хорошей охраны объявиться”. 
     Дракон эту мою мысль тут же и подтвердил:
     - Теперь тебе осторожнее быть надо! На глаза этой своре попадаться никак нельзя! Очень уж вся эта толпа на тебя разобижена. 
     - Ты ж мне, гад ползучий, анонимность обещал! Говорил, что не узнает никто и никогда!
     - Говорил, – согласился Дракон и принялся задумчиво рассматривать небо над нами.  – Но подвиг не может оставаться без имени. . .  Тем более по Эту Сторону.  Издержки магии, так сказать… Да и к чему мне чужая слава? Лично мне такую толпу Чёрных гномов и за сто лет драки так не разозлить!
     - Какую толпу?! – удивился я.  – Чего несёшь?! Пару гномьих ушей продырявил, так пусть гномы в этих дырках “со спасибом” курительные трубки носят! Или кайло… Дракон… Это, конечно! А гномам мы с дядей Олегом в Ямане, однажды, знаешь, каких наваляли?! И они, вроде, не очень-то и обиделись. 
     - Знаю! Да и этот Дракон-недоумок – фигня! – заверил меня Дракон.  – Дурак он беспамятный.  А вот прямо за ним, за Драконом, Предводитель Чёрных гномов стоял… И-ик! В шлеме наследственном… Шипастый такой шлем… Подожди!
     Дракон закатил глаза, идиотски хихикнул, вдохнул, задержал дыхание и старательно проговорил:
     - На эти шипы гномьему Предводителю весь драконий прибамбас и насадился.  Над глазами – по тестикуле, а на месте забрала, до самого подбородка… И-и-ик! Это ж, как его теперь называть будут?!! Ой! Держите меня!. . 
     Я не отказал в просьбе.  Шагнул к Дракону, наступил ему на его наглую морду и упёр стволы обреза между глаз.  А чего мне теперь терять было?
     - Скотина нереальная! Ты куда меня заманил?! Во что втравил?! Я ж тебе сейчас все мозги вышибу!
     - Да сколько угодно! – слегка расплющено ухмыльнулся Дракон.  – Свинец мне не страшен: я бессмертен, а дырка, она вмиг зарастёт.  К слову – из этой штуки в меня уже стреляли.  Щекотно, но не смертельно.  Я её у тех жмуриков и отобрал.

Павел Мешков ©

19.05.2010

Количество читателей: 24219