Содержание

Тёмный-тёмный лес
Повести  -  Мистика

 Версия для печати

Наобум проставил галочки в последней анкете, озаглавленной «Говорящие поросята: миф или реальность?» и поспешил ретироваться.  Положив на стол заполненные документы, он выскользнул за дверь, и чуть было не налетел на худощавого кавказца. 
     – Эй, дарагой, ты щто так ходышь, а?
     От горца разило перегаром, да так крепко, что у Андрея перехватило дыхание. 
     – П-простите… – только и выпалил он, быстрым шагом направляясь в сторону выхода. 
     Сзади послышались приглушенные голоса.  Что-то бормотал кавказец, потом резко и громко заговорила Царевна:
     – Волк, ты ошалел?! Клиентов пугаешь уже? Ты волк вообще или не волк?!
     – Абижаишь, – виновато отвечал горец. 
     Захаров ускорил шаг.  Проходя мимо будки охраны, мельком взглянул на сурового мордоворота с бейджиком «Богатырь №30».  Скользнул в тамбур, толчком распахнув входную дверь, и вырвался из странного офиса обратно в душный июль. 
     Бородача Лёши видно не было.  Андрей обернулся, глядя на мрачное блочное здание, хмыкнул:
     – Дурдом!
     Едва не задев его, прошли мимо и скрылись в утробе здания парень и девушка, затем туда же вошел пожилой мужчина в строгом костюме.  Любопытство взяло верх, и когда очередная парочка поравнялась с ним, Андрей спросил:
     – Извините… Вы тоже в Тёмный лес хотите съездить?
     – А мы уже ездили, – ответила девушка, цепко сжимавшая ладонь своего кавалера.  – Вчера вернулись. 
     – И как оно? – Захаров с интересом глядел на счастливую пару. 
     – Нормально, – парень пожал плечами.  – Кемпинг что надо.  Решили ещё раз съездить в конце месяца.  Говорят, там рыбалка хорошая.  На озере. 
     Андрей хмыкнул:
     – А вам местные барышни не показались несколько… странными. 
     – Какие барышни? – не поняла девушка. 
     – Царевна Несмеяна и Спящая Красавица. 
     – Не знаем, не видели таких.  Да ведь, Коль?
     Парень кивнул:
     – С нами Кощей разговаривал.  За пять минут все документы оформил, видеоролик рекламный показал.  Сказка, короче!
     – Ну да… – Андрей тяжело вздохнул.  – Только в моём случае сказка страшная. 
     
     * * *
     
     Заповедник со странным названием «Тёмный-тёмный лес со злыми, зубастыми волками» раскинулся в живописной пойме реки Весёлая.  Если верить россказням экскурсовода – старушки по имени Яга, вся здешняя живность давно уже была занесена в Красную книгу. 
     – По причине штучности и редкости, – шамкала губами старушка, пока автобус с туристами петлял по извилистой лесной дороге. 
     Познавательная оказалась экскурсия.  Сначала Яга вспомнила свою юность, поведала о приходе в её село карательного отряда СС и в красках описала, как потом всей деревней крестьяне линчевали полицая Федьку.  Дети, коих набралось пол автобуса, со страхом и восхищением слушали о молодых годах бравой бабушки Яги и проникались ненавистью к злобному полицаю.  Немного поностальгировав, старушка рассказала, что животные из заповедника занесены не только в Красную книгу, но ещё в синюю с надписью «Русские народные сказки», зелёную «О вкусной и здоровой пище» и в конституцию Российской Федерации. 
     По словам рассказчицы, четыре года тому назад в Тёмный лес зачастили браконьеры.  Сначала она и её боевые товарищи-партизаны Змей Горыныч и Соловей Разбойник поступали с паразитами так же, как с полицаем Федькой.  Затем браконьеров стало слишком много.  Приезжали они с собаками, с автоматами.  Ходили по лесу, выспрашивали, вынюхивали, назывались странными именами вроде: Собр, Фээсбэ, Эскапэ.  Посадили в машину с будкой и увезли прочь из леса местного егеря Лешего, и совсем житья не стало обитателем здешних дебрей.  Даже завзятый оптимист Серый Волк начал пить с горя сивуху, коею гнала в своей избе старуха Яга. 
     А потом появился Кощей, да не один, а с давним приятелем Черномором.  Сначала им удалось вернуть в тёмные дебри исхудавшего и осунувшегося Лешего, а затем Кощей заявил, что есть у него одна мыслишка по поводу заповедника.  Вскоре часть Тёмного леса (самые тёмные и жуткие его уголки) обнесли высоким забором, установили на полянах беседки и пряничные домики, а в городе организовали туристическую фирму, которую, не мудрствуя лукаво, назвали «Тёмным лесом».  Кощей сам занялся отбором персонала и уже через несколько месяцев после памятного возвращения Лешего заповедник «Тёмный-тёмный лес со злыми, зубастыми волками» переименовали в «Зону отдыха «Тёмный лес»». 
     Старушка-гид всё тараторила, размахивая руками аки лопастями вертолёта, а голодно урчащий двигателем автобус катил по неприметной дороге, петляющей меж вековых сосен.  Со всех сторон к трассе склоняли пышные кроны кряжистые дубы.  Как жезлы сотрудников ГИБДД то тут, то там, показывались из зарослей полосатые стволы берёз.  Иногда дорога ныряла в низины и тогда ветви деревьев куполом смыкались над автобусом, скребли ветвями по крыше. 
     Андрей Захаров отвинтил пластиковую пробку и пригубил минералку.  Они ехали уже около часа под аккомпанемент старушечьих речей, и это начинало порядком утомлять.  Дочка Настя, мирно посапывающая на руках у отца, в который раз спросила сквозь сон:
     – Уже приехали?
     И получив ответ «Спи, доча», вновь закрыла глаза. 
     Внезапно автобус качнуло, и он замер на месте.  Двигатель продолжал тихонько урчать. 
     – Гномы, – объявил водитель, обернувшись к пассажирам.  – Опять будут проповедовать.  Бабка, открывать им?
     – Открывай, что ж делать-то… – глухо отозвалась Яга. 
     С шипением, сложилась гармошкой дверь автобуса, а по ступеням в салон поднялся бородатый карлик в штанах защитной расцветки и чёрной майке. 
     – Мир вам, путники, – высоким, мелодичным голосом нараспев произнёс гном.  – Меня зовут прораб Сергей.  Мы с Братьями По Штольне трудимся, не покладая рук, во благо жителей леса.  Близится конец света и наша задача – выкопать убежище для тех, кто будет верен всемогущему Стаханову. 
     Андрей с супругой переглянулись.  Чем-то этот странный гном напоминал им обоим Свидетелей Иеговы, неоднократно являвшихся в гости с призывами «поговорить о Боге».  Правда, божеством у этих фанатичных трудяг, судя по всему, был не Иегова, а Стаханов.  Наталья даже улыбнулась. 
     – …мы просим прощенья, что задержали ваш автобус, – продолжал тем временем гном, прохаживаясь по салону и отвечая лучезарной улыбкой на взгляды детей, – но только таким образом мы можем общаться с заблудшими.  Я прошу вас не оставаться в стороне и присоединиться к Братьям По Штольне!
     Он замолчал, оглядывая пассажиров.  Некоторые смотрели на него с удивлением, другие с интересом, третьи же широко улыбались. 
     – Не смею больше вас задерживать! – театрально взмахнув руками, изрёк гном.

Александр Тихонов ©

09.03.2012

Количество читателей: 29811