Содержание

Тёмный-тёмный лес
Повести  -  Мистика

 Версия для печати

На поверку жилища и впрямь оказались пряничными.  Андрей даже решил попробовать на вкус дверной косяк, чтобы удостовериться, что это действительно тесто, а не пластик, но чуть было не сломал зуб и отказался от этой идеи.  Зато Настя откусила здоровенный кусок подоконника, за что мама её отругала, а отца, подающего плохой пример, обещала «оставить без сладкого» на всё время отдыха. 
     Убранство пряничного жилища с обглоданным подоконником было поистине спартанским – три кровати, небольшой стол, два стула и шкаф для вещей.  Андрей тут же заявил, что с милыми ему людьми рай даже в шалаше, не то что в «здобной» избушке и попытался поцеловать жену в качестве подтверждения своих слов, но та опять напомнила, что «сладкого» провинившемуся Андрею не видать. 
     Когда вещи были распакованы, а чемоданы спрятаны в пузатый пряничный шкаф, семейство Захаровых в полном составе выдвинулось к точке сбора.  Там уже нежились на солнце темноволосая Олеся и её дочь, тёзка Андреевой супруги. 
     – Как вам апартаменты? – спросила женщина, когда соседи по пряничной улице подошли к дубу.  – Как по мне, весьма и весьма… за такие деньги.  Я тут прошлась вдоль домов, увидела, что первый и второй коттеджи заняты.  Мне интересно стало, я и поспрашивала у девочек, которые тут убирались.  Они говорят, в первом доме Леший живёт, а во втором – Серый Волк…
     Болтала Олеся без умолку и Андрею даже подумалось, что в этом она очень напоминает Спящую Красавицу, выходящую из ступора при наличии рядом достойных внимания собеседников.  Вспомнился подвыпивший кавказец – Серый Волк, и Андрею представилось, как этот колоритный товарищ, опрокинув в пищевод сотню граммов горячительного, закусывает стеной своего пряничного жилища. 
     Пока Олеся о чём-то беседовала с его супругой, Андрей подошел к дубу.  Ему с самого момента прибытия в лагерь хотелось потрогать опоясывающую ствол дерева цепь.  Та оказалась не бутафорским пластиком, а вполне себе тяжелым металлом, приятно холодящим ладони. 
     Вскоре к дубу вышли Александр Петрович с внуками и семейство Ульяновых.  Затем, приветливо улыбаясь, к дереву подошел давешний знакомец Андрея, Леший. 
     – Все в сборе? – задумчиво спросил он и, не дождавшись ответа, скомандовал: – За мной.  Не отставать. 
     По неприметной тропке лесник повёл туристов прочь от лагеря, углубляясь в лесную чащу.  На ходу он объяснял приезжим, как следует вести себя в Тёмном лесу: не рыбачить на озере без разрешения Водяного, не курить, не мусорить, громко музыку не включать, не конфликтовать с поросятами. 
     С какими именно поросятами конфликтовать не стоило, Леший не уточнил, но намекнул, что на всякий случай лучше обходить стороной весь говорящий бекон.  Упомянул хранитель леса и о гномьей секте, с представителями которой тоже посоветовал не контактировать. 
     – Я вас сейчас сдам с рук на руки Яге, пусть она дальше вас развлекает.  Это она у нас массовик-затейник, а я просто леший…
     Зачем нужно было водить туристов по лесу битый час, рассказывая им на ходу, с кем лучше не встречаться и где лучше не рыбачить, Андрей долго не мог понять.  Лишь когда здоровяк, продираясь через заросли, вывел приезжих на большую ромашковую поляну, разобрался, в чём дело.  Посреди цветочного моря стояла изба – большая, добротная, покоящаяся на двух странного вида сваях. 
     – Яга, выходи! Я туристов привёл! – рявкнул Леший, да так громко, что с елей сорвалась и в ужасе метнулась прочь стая мелких птах. 
     – Не кричи, – послышался из строения голос Яги, – не глухая покамест.  Сейчас подойду…
     И изба шагнула… Андрей не мог поверить своим глазам.  На миг ему показалось, что одна из опор, на которых держался дом, подломилась и здание вот-вот рухнет в траву.  Но, приглядевшись, он увидел, что опоры представляют собой куриные лапы, которые сейчас перемещают строение к краю поляны. 
     – Она ходит! – выдохнул мужчина. 
     – Ты ещё ступу не видел, – спокойно отозвался Леший и, когда изба в очередной раз шагнула, двинулся к ней навстречу. 
     По изумлённым возгласам остальных туристов Андрей понял, что ходячее строение – вовсе не галлюцинация, а если и галлюцинация, то коллективная.  Сразу стало легче. 
     Сделав ещё несколько размашистых шагов, изба остановилась, и опустилась в траву.  Жалобно скрипнула несмазанными петлями входная дверь и на пороге показалась Яга. 
     – Мир твоему дому, бабка, – картинно поздоровался Леший, в ответ на что старуха лишь сдержанно кивнула. 
     – А вот и мои туристы! – будто не замечая проводника, Яга двинулась через поляну к остолбеневшим гостям Тёмного леса.  – Прошу всех в дом. 
     Андрей зарёкся не удивляться когда автобус с туристами въехал на территорию лагеря.  Повторил про себя зарок когда увидел, что «пряничные домики» действительно пряничные.  И вот опять…
     «Что обещала реклама?» – спросил он сам себя и тут же ответил: «Отдых в Тёмном лесу, настоящую сказку».  Так чему ты дивишься, дурень? Сам же заполнял эти странные анкеты, в которых просили не волноваться, если вдруг посетитель Тёмного леса увидит нечто странное, непривычное.  Вот, например, изба на курьих ножках – это непривычно, странно…
     Один за другим, туристы поднимались по скрипучим ступеням в высящуюся на краю поляны избу.  Андрею, идущему последним, показалось, что все вместе они внутри не поместятся, но когда он шагнул в апартаменты престарелого гида, с удивлением (а ведь зарёкся!) обнаружил просторную комнату с двумя диванами, торшером и обеденным столом в углу. 
     – Света в доме нет, – пояснила Яга, когда Юрий едва не зацепил макушкой тяжелую литую люстру с тускло поблёскивающими свечами.  – Электричества вообще нигде в округе не найти.  Телефон и тот езжу заряжать в райцентр.  Присаживайтесь. 
     Растерянные туристы тут же обосновались на мягких диванах, ожидая, что теперь скажет им хозяйка дома. 
     – Вечером в лагере возле дуба состоится просмотр моноспектакля «Тёмный лес» в исполнении Кота Учёного, – объяснила Яга, – а завтра вы сможете пройтись по окрестностям, достопримечательности осмотреть.  Вам ведь Леший уже рассказал, что делать не нужно и куда ходить не следует?
     – Рассказал, – закивали туристы. 
     – А кто такие эти поросята, с которыми он просил не связываться? – не удержался от вопроса Юрий. 
     – То тебя секта землекопов заботит, то поросята, – заворчала Яга.  – Тебе больше всех надо? Поросята эти – злодеи редкостные.  Отобрали у Волка жилплощадь в лесу, убить его пригрозили. 
     – За что? – удивился Андрей. 
     – А кто ж их, фашистов, знает.  Всё про «чистую арийскую свинину без ГМО» твердят, грозятся Волка «порешить» потому, что он «чёрный».  Им-то не объяснишь, что он Серый, а не чёрный.  Он ведь и мухи не обидит!. . 
     – А как же Красная Шапочка?
     – А что Шапочка? – не поняла Яга.  – Шапочка – это, вообще-то, не человек, а бренд как «Пепси» или «Интел».  Это Серый Волк придумал так зарабатывать на жизнь.  Выпустил в издательстве «ЭХ МА» свою книжку: «Исповедь каннибала или как я съел Красную Шапочку».  Вот… написал там, как он – маньяк Серый Волк поджидал Шапочку в лесу, как проглотил её и бабушку заодно.

Александр Тихонов ©

09.03.2012

Количество читателей: 28932