Содержание

Собачье озеро
Повести  -  Ужасы

 Версия для печати


     - Чего?!
     Смотритель проверил, насколько прочно заперта дверь и кивком головы указал на лестницу.  На втором этаже находилось пару резервных кабинетов, а также небольшая комната для интервизий.  По факту, интервизии сводились к чаепитиям, на которых молодое поколение специалистов в слух зачитывало неприличные анекдоты из пошлых пабликов.  Старое поколение подобную развлекательную программу всецело одобряло. 
     Здесь хранился один-единственный вид заварки.  Секрет же этого обычного, пусть и качественного, зеленого чая был прост: Света добавляла туда виски.  Притом нужную пропорцию знала только она.  Сейчас ее рецепт был единственным полезным знанием из области психологии. 
     - Дремучий корень, крепкий чаек-то! - прокашлялся дед Семен. 
     - Олени, - напомнила Света, желая прояснить ситуацию как можно скорее. 
     - Сейчас дойдем до оленей, - заверил смотритель.  - Началось все с того, что кто-то стал придушивать мелкую живность.  Я, признаться, поначалу грешил на кого-то из твоих пациентов.  Мало ли, что у них на уме.  Да и раны там были странными.  Ни когтей, ни клыков.  Как будто просто сдавливали пушистиков моих.  Я тогда стал по ночам дежурить, не высыпался.  Но ничего и никого не увидел. 
     - И сколько белок передушено?
     - Пять.  Неделю назад последнюю нашёл.  Больше их он не трогал. 
     - Кто?
     - Зверь.  Зато на оленей переключился, зараза. 
     - Тоже задушил?
     - Нет.  Хуже.  Загнал. 
     - Это как?
     - Да просто.  Гонял, гонял, и загнал.  Я когда беднягу нашёл, он еще живой был, но уже почти не дышал - только хрипел.  И плакал от страха. 
     - Я тоже слышала, как олень плачет, когда с мужем на охоте была. 
     - Это не то совсем, - отмахнулся Семен Леонтьевич и опрокинул еще двести грамм чая.  - Я их раненных тоже и видел, и слышал.  Но олени не боятся смерти, поэтому охотники слышат только их боль.  Но не страх.  А этого напугал кто-то.  Что-то.  Заставило бежать без оглядки, не останавливаясь.  Да так быстро, что я не поспевал.  Когда к охране периметра пришёл с требованием прочесать лесопарковую зону, те на меня очень странно посмотрели.  Мол, ни одна живая душа через забор не пролезет и не подкопается.  Проволока, камеры, датчики движения, бетон на три метра вглубь. 
     - Так что же Вы мне не сказали!
     - А что говорить-то? Охранники свое дело знают.  Сделали обход, даже в лесную часть заходили.  Да только кого они искали?! Нарушителя.  Неважно, человека или зверя.  А этот душегуб пришёл не как нарушитель, а как хозяин.  Думаю, он даже не прятался.  Просто ни один человек бы не захотел по-настоящему взять след. 
     - А я?
     - А ты молодец, Светка.  Я уже решил, что умом тронулся.  Бывает же бешенство у животных? Вот на эту заразу всё и списали.  А заодно оленей всех вывезли на карантин. 
     - Точно всех?
     - Точно.  Они же с маячками. 
     - С какими еще маечками?
     - Да не маечками, а маячками! Света, тебе больше нельзя пить этот чай. 
     - Можно, можно.  Вывезли оленей, дальше что?
     - А что дальше-то? Дальше за мной стал кто-то ходить.  Иду по аллее, чищу снег.  И чувствую, что мне спину буквально прожигает взглядом. 
     - Злым?
     - Да нет, скорее задумчивым.  Этот зверь спокойный, мечтательный.  Не как обычные хищники. 
     - Семен Леонтьевич, да неужто Вы даже его характер поняли?
     - Кажись, понял.  Да только не бывает так, чтобы человек зверя понимал как себя.  Зверь, хоть дикий, хоть ручной, он на то и зверь.  Что душа у него чистая, без этих наших поисков…
     - Счастья?
     - Да если бы.  Поисков смысла, выгоды или развлечений.  Тут кому что.

Василий Чибисов ©

09.04.2016

Количество читателей: 18815