Содержание

первые из людей
Повести  -  Ужасы

 Версия для печати

Причем потаскиваемый хвост шуршал, так, как будто был покрыт и впрямь змеиной чешуей. 
      Пока я, не дыша и не шевелясь, от сковавшего меня первобытного ужаса, лежа на полатях наблюдал за тварью, она доковыляла до спящего Виктора.  Тут я и заметил что те две фигуры за окном, были точно такими же как и эта, что прокралась к нам в дом.  Они молча тянули свои корявые, с длинными пальцами, руки к шеи Остапенко.  Та тварь, что была в комнате, смолкла и не издав ни звука приблизилась к спящему телу моего коллеги.  Жуткий отросток зашевелился и потянулся к телу, а после стал опутывать шею Виктора Павловича.  Он тут же проснулся, и глаза его округлились от удушья.  Почти одновременно раздался громкий стрекот этих мерзких созданий и хруст шейных позвонков Виктора.  А затем… о,боже!. . . .  затем наступил кровавый пир, где главным блюдом было обмякшее тело моего спутника.  Каким то неимоверным усилием воли я подавил в себе крик ужаса и тошноты, когда я смотрел на это богохульное пиршество.  Их руки с нечеловеческой силой вспарывали живот Виктора и с каким то урчанием доставали теплые и испускающие пар внутренности.  Они жадно глотали человеческое мясо и с остервенением, разбрасывали в разные стороны не нужные или несъедобные, по их мнению, органы человека.  Притихший на своем месте и боящийся даже пошевелиться, я наблюдал за этим ужасом, уткнувшись и стиснув зубами рукав своего комбинезона.  Слезы ручьями текли по моему лицу, а сердце бешено колотилось, но выдать себя, я просто не мог, иначе меня постигла бы та же участь. 
      Насытившись и обглодав некоторые участки тела до костей, они разорвали его на несколько частей, при чем каждому из них досталось по целому куску от плоти Виктора.  Затем все с тем же сопением и стрекотом, чуть шелестя своим отростком, жуткие твари стали удалятся, таща за собой по отхваченному куску от плоти, оставляя после себя тошнотворные следы своей трапезы.  Снова, как и час, назад, еле скрипнула дверь за удаляющемся полузмеиным существом, оставляя меня наедине с окровавленными ошметками тела и останками, освещенные все тем же безразличным и зловещим лунным светом.  Затем, по-видиму, я упал в беспамятство, потому что, открыл глаза только тогда, когда робкие и негреющие лучи осеннего солнца, освещали мерзкие подробности ночного пиршества.  Именно теперь крик ужаса слетел с моих губ, ибо второй раз подавлять его в себе у меня уже не было душевных сил.  Незнаю, сколько я просидел в оцепенении, пока меня не стошнило от этой ужасной картины.  Кое-как, я дополз до двери из дома и кинулся прочь на свежий воздух, чуя, как тошнота снова подкатывает к горлу.  Спустя какое то время я побрел, не разбирая дороги, незная как мне быть дальше и куда, собственно говоря, идти.  Понятия не имею, сколько я так брел и куда я брел, может, я вообще ходил вдоль одной улицы, но как бы там не было, я остановился у одного из покосившегося дома, для того что бы прислушится к какому то сиплому бормотанию, не сразу сообразив из какого конкретно дома оно доносится.  На удивление солнечное утро было тихим, лишь не большой ветерок гнал осеннюю листву по стылой земле и лужам, как бы играя с ней, поэтому этот еле уловимый звук, хоть и вывел меня из оцепенения и заставил остановиться, был принят мной как за шелест ветерка.  Но после я отбросил это объяснение, так как этот звук доносил до меня отдельные фразы человеческой речи.  Помню, как от этой догадки меня как будто током стукнуло! Буквально вбежав в тот дом, откуда доносилось это бормотание, чуть не споткнувшись об полусгнивший порог и едва не провалившись в подпол, ступая на гнилые доски, я влетел в маленькую комнату.  Внешним видом и расположением она напоминала тот дом, в котором, мы с Виктором, прошлой ночью ночевали.  Та же печь, тот же большой, посередине комнаты стол, две лавки вдоль стола и лишь в самом затененном углу стояло кресло, наверное, небывалая роскошь для этих мест.  На этом кресле, укатанный в засаленный плед, сидел человек, не меньше меня, выражая свое удивление моим неожиданным появлением.  Заворочавшись, человек издал то самое сиплое старческое бормотание: « Хе-хе, а вот и он… они говорили о них!. . .  люди!».  Выйдя из минутного замешательства, я выпалил, переходя на крик:
     - Что здесь, черт возьми, происходит! Что, что это за чертово место такое?. . . 
     Зашамкав губами, человек в пледе, медленно, обратился ко мне:
     - А вы что не знаете, где находитесь?
     Я отрицательно покачал головой, восстанавливая дыхание и успокаиваясь
     - это поселок № 36 668- поселок для прокаженных! Построенный еще в 50-е годы…как колония…
     После этих слов он чуть подался вперед, и только теперь я разглядел, что лицо, да и тело этого человека, была изъедена проказой.  Да к тому же этот больной являлся дряхлым и уродливым стариком.  Я отшатнулся, но уперся в бревенчатую с плесенью стену дома. 
     - Хе-хе, они говорили о них! Только почему я вижу его одного? – продолжил старик, обращаясь к самому себе.  Было очевидно, что годы одиночества, которые он провел здесь, не имея собеседника, давались ему с трудом. 
     - Они? Кто они? Вы их видели?… те твари- убили… его… моего спутника – Викто…- пролепетал я. 
     - Те твари? – не дав договорить, переспросил прокаженный, пропуская мимо слова об убийстве, - это не твари! Это первые из людей! Понимаешь? Первые существа от самых первых дней создания Земли. 
     Незнаю, как бы Вы поступили на моем месте: убежали бы прочь, не разбирая дороги, или как сделали бы все нормальные люди, при виде полоумного прокаженного – заткнули бы уши, не слушая этот бред.  Но к своему удивлению, я стоял и смотрел на него, слушая то, что извлекает его отверстие, раннее походившее на человеческий рот. 
     - они хозяева этой планеты…они по праву… и больше никто!
     - кто они?… эти первые – вновь спросил я. 
     - хе-хе, придется тебе кое что рассказать…- он сипло закашлял, а после восстановив свое хриплое дыхание продолжил,- это было очень давно, да так, что никакая память не сохранила хотя бы малую толику упоминаний о тех мрачных временах.  Именно тогда на нашу Землю попали загадочные существа.  С темной и таинственной звезды… название у нее какое то мудреное… Свиху… нет-нет, по моему Сне… Снгха… точно! Снгха! Где она находится, сказать тебе не могу! Но как бы там не было, жуткие создания расползлись по земной тверди древних материков нашей планеты.  Затем, они стали порождать себе подобных, но от кровосмесительных браков их род был обречен – потомство рождалась с явной патологией.  Причем уродство доходило да таких размеров, что каждый последыш имел невообразимый вид, но более сносную форму имели полузмеиные или полуосьминожные черты этих детей.  Шли века, сменялись эпохи.  На Земле стали появляться, первые живые существа в виде примитивных растений – трибрахидия, сприггина, чарния и солзы.  А Дети-последыши уже давно вытеснили первых переселенцев Тхе, ведь именно так они стали называть своих прародителей с темной звезды-планеты Снгха! Но могущество древних Тхе было еще велико.  Кошмарным змеиподобным огромным существом, один из них сползал с высоких гор, что возвышались на молодом, тогда еще континенте МУ, для того, что бы пожрать одного из своих полузмеиных детей-последышей.  Несмотря на то, что численность последышей Тхе была большой, они боялись своих прародителей.  Поэтому им молились, строили огромные мегалитические храмы и капища, где проводились древние обряды и ритуалы, с жертвоприношением.  Затем по прошествии веков, на планете появились первые животные, которые они приручили для своих нужд, а дальше и размножать, скрещивая между собой.  Все это вошло, в историю и было названо современными учеными, как кембрийским взрывом.  Ну а дальше, появился человек, который стал поклоняться им, так же, как они поклонялись своим мерзким родителям – древним Тхе.  Основы древних культов передавались из поколения в поколения, не смотря на запреты официальной религии стран.  И до сих пор археологи находят такие артефакты, которые сразу вызывают бурю недоуменных вопросов и объявляются как запрещенные находки.  Ну, например, в США, гора Тейбл-Моунтин, где были найдены стрелы и наконечники для копий.  Их возраст более 30-50 миллионов лет, для академической истории это явный перебор, дальше найденная ступка для измельчания зерна, золотая нить, поднята рабочими со дна реки Туид в 1844, возраст которой исчисляется 360 миллионов лет назад, а найденные гвозди! Последняя находка, пожалуй, это Аркаим! Жилище последышей Тхе! Как все змеиные твари они живут и жили под землей.  Вот и в Аркаиме нашли небывалую культуру с полуземляночными домами! А они, наверное, всю голову сломали, думая, кто же там жил! Хе-хе! – старик закашлялся.  Проказа поразила и его гортань, мешая произношению слов.

дагон ©

02.11.2011

Количество читателей: 19259