Содержание

первые из людей
Повести  -  Ужасы

 Версия для печати

Кто или что, начало свое бормотание в ночи, посередине ночного леса.  Я не берусь утверждать, но мне казалось, что это опять как - то связано с деревьями.  Хотя и при нахлынувшем страхе я мог и ошибиться.  Голоса были скрипучими и непонятными.  Их монотонное бормотание вперемешку с непонятными словами, были едва различимы, но кое- что, я все таки разобрал: « чужаки среди нас… они здесь, не….  живые соки…их в ночи».  Несмотря на эту галиматью, я испытал панический ужас, ибо все это не укладывалось ни в какое объяснение.  Вдруг, голоса и их бормотание, внезапно прекратились.  Оставив меня наедине с моим страхом и тишиной в ночи.  Казалось, мое сердце стучит так, что каждый в лесу слышит его тревожный стук. 
     Через несколько минут, выйдя из оцепенения, я с большим трудом растолкал Виктора Остапенко.  По его реакции последовавшей, после того как он открыл глаза, я понял, что мое выражение лица говорило само за себя. 
     - Что случилось Анатолий Сергеевич? На вас лица нет!- спросил он. 
     Я же не помню, что ему ответил, но из этого он сделал следующее заключение, что якобы, я заснул и после тяжкого и нудного похода сказывается усталость, исходя из этого не удивительно, что мне причудилось невесть что в этом старом и дремучем лесу. 
     - Знаете что, Анатолий Сергеевич? Идите спать, я уже все равно не лягу, а вот вам нужен отдых – настойчиво предложил Остапенко. 
     Я похоже и сам, в тот момент, поверил его словам, про усталость и про то что мне почудилось, раз внял его словам и отправился спать.  Ворочился, я очень долго, но это и не удивительно, но под конец, проваливаясь в вязкие объятия морфея, я вновь услышал все тот же скрип деревьев. 
     
     На следующее утро, к своему удивлению, я встал в хорошем расположении духа, а вчерашнее происшествие забылось как дурной сон.  А зря! По крайней мере именно в тот момент нам с Виктором, нужно было прекратить наш маршрут и повернуть обратно.  Но, что сделано, то сделано! А погода, тем временем, переменилась, дождик перестал моросить и ветер немного поутих.  Несмотря на это нас стал окутывать плотный туман, поэтому наше продвижение заметно замедлилось. » Этого еще не хватало!» - недовольно буркнул Виктор Павлович Остапенко.  « Да уж, с каждым днем все хуже и хуже» - в свою очередь подумал я, но в отличие от Остапенко, вслух этого я не высказал.  Благодаря GPRS-маячку, которыми снабдила нас компания, мы шли пусть медленно, но зато уверенно к намеченной цели.  Через пару часов почва под ногами стала каменистой, а затем и вовсе из тумана стали вырисовываться силуэты отвесных скал, стоящих как фигуры, каких то чудовищ, взирающих на нас в полном безмолвии.  Ночь, слава Богу, прошла без каких либо происшествий, хотя Виктор Остапенко очень сильно за меня переживал, особенно в плане ночных дежурств.  Но я, решительно настоял на том, что все равно буду дежурить, чего бы мне этого не стоило.  Неохотно, но припертый, как говорится к стенке, Остапенко согласился.  Ночью, к моему удивлению, не произошло - НИЧЕГО!!! Будто вымерло все: ни скрипы стволов, ни гулкое эхо среди гор и скал, ни даже ветерка - лишь какое- то вселенское безмолвие, словно в вакууме.  Когда Виктор встал на смену он спросил: « ну как вы себя чувствовайте, Анатолий Сергеевич?».  Ему я ответил, что все нормально, хотя по моему, мне он, не поверил. 
     На следующий день, к полудню, мы вышли к отвесному берегу, реки Чусовой.  Эта река грациозно текла между причудливых, в своих формах, отвесных скал.  Горные массивы стояли как некие полумифические исполины, равнодушно взирая на двух усталых путников.  Их верхушки были сплошь покрыты деревьями, с жутко выкрученными стволами.  Как геологи, мы, на протяжении всего нашего путешествия, объяснить это явление так и не смогли.  Но, именно в нескольких километрах от этого места, вверх по течению, и должен быть конец нашего путешествия.  Но как мы жестоко ошибались, ибо это было только начало ужаса, который нам предстояло еще пережить.  Идя вдоль берега, мы любовались живописной природе, что открывалась нашему взору, благо туман начал потихоньку рассеиваться.  Но наше умиротворенное состояние стала быстро улетучиваться.  Погода вновь начала портится.  Тяжелые почти темно синие тучи, грозили разверзнуться сильным ливнем если не чем - то большим.  Они ползли медленно, словно подкрадываясь, к какой то жертве, с западной стороны леса.  Через пару часов наши худшие опасения подтвердились.  С неба хлынул проливной дождь, затем поднялся сильный ветер, буквально сбивая нас с ног.  Темные воды реки текли вальяжно, но это было обманчивое состояние.  При таком ливне, было заметно, как река стала недовольно бурлить.  Кривые стволы сосен, гнулись под порывом бушующего ветра.  Стоит ли говорить, что о дальнейшем переходе стоило забыть, по крайней мере, до завтрашнего дня.  Неожиданно встал вопрос, о каком то более – менее укрытии от этого ненастья.  К нашему счастью, мы вышли на пологий участок берега реки.  Не сговариваясь, мы с Виктором начали спуск, так как заметили небольшую пещеру в одной скале, где мы могли спокойно переждать это ненастье.  Я и раньше слышал, что на Урале встречается много пещер, но побывать в них мне не доводилось.  Очень много толков существует на тему этих пещер.  Братство ученых, в этом вопросе, стало раскалываться на несколько групп: одни утверждали, что это вход в параллельные миры, другие приплетали сюда инопланетян, ну а третьи говорили о пещерах как о жилищах каких то невиданных существ.  Были, конечно, и четвертые и даже пятые, которые утверждали более сносное предположение, но по мне, так ни одна из этих теорий не выдерживает любой здравомыслящей критики.  Наконец то, организовав спуск с помощью обычной веревки, мы с радостью вошли в темное помещение небольшой пещеры.  Темный зев пещеры поглотил нас, накрывая непроницаемой темнотой, полной страшных тайн и загадок.  Но при беглом осмотре, благо у Виктора Павловича и у меня имелись электрические фонари, стало ясно, что эта небольшая пещера, всего лишь 10 на 5 метров, не сулила нам никакой опасности, загадок, и уж тем более темных и страшных тайн.  Но одно преимущество было очевидным - это защита от разыгравшейся не на шутку непогоды.  Мы сняли свои мокрые комбинезоны, разожгли газовую горелку и принялись с невозмутимым видом поглощать пищу, взирая на ливень из пещеры.  Затем чувствовая, что через час начнет смеркаться, мы стали готовиться ко сну, не забыв распределить очередность ночных дежурств.  Первым выпало дежурить Остапенко, поэтому, недолго думая я завернулся в спальный мешок и стал проваливаться в сон.  Но даже через сон, я отчетливо слышал, средь дикого воя ветра так похожего на игру каких то музыкальных труб, как наверху беснующийся ветер пригибает стволы сосен, заставляя их, даже не скрипеть, а завывать какие то протяжные песни неведомые человеческому естеству. 
     Очнулся я, от сильных толчков в плечо.  Открыв глаза, и увидев перед собой, сильно
     - Анатолий Сергеевич! Вставайте! Я кажется что то нашел! Ну же, вставайте!
     Мне ничего не оставалось делать, как встать и последовать за Виктором.  Он подвел меня к дальнему, противоположному входу, темному углу нашей пещеры и хитро прищурившись, спросил: « Вы ничего не видите?».  Я посмотрел на сырую стену пещеры и отрицательно помотал головой.  После этого он торжественно заявил: « Тогда смотрите!» и повернул фонарь, меняя угол освещения так, что тень, падающая на стену, отклонилась в другую сторону и моему удивленному взору, открылся небольшой проход в стене.  Конечно, это было неожиданно, ведь при осмотре пещеры мы не обнаружили ничего такого, но не настолько, что бы будить меня.

дагон ©

02.11.2011

Количество читателей: 18068