Содержание

первые из людей
Повести  -  Ужасы

 Версия для печати

То ли это, нора какого- нибудь животного, то ли это спуск в подвал, мне было не ведомо.  Но, что -то мне подсказывало, что соорудил это, не дикий зверь.  Почти сразу мне вспомнилось, как старик упомянул о том, что последыши в Аркаиме жили под землей, в землянках.  Не смотря на это, я заглянул внутрь лаза.  Затем, вернулся назад, соорудив подобие факела, найдя в одном из домов керосиновую лампу, и уж после всего, залез в разверзнутый темный зев лаза.  Внутри было сыро и немного узко.  Пройдя чуть дальше, запах плесени и сырости усилился.  Затем, земляной коридор стал постепенно сворачивать вправо, а под конец и вовсе вывел на просторную площадку, выложенную небольшими булыжниками.  Одновременно с этим, вдалеке, послышались, какие то голоса, как будто кто - то стоял за толстой стеной и пытался кричать.  Разобрать, что они говорили, не представлялось мне возможным.  Что и говорить, я неоднократно пытался развернуться и убежать прочь, но меня что -то удерживало, заставляя гасить волны первобытного страха.  Как бы там не было в полной настороженности, я пересек эту площадку и вышел на каменный спуск.  Уклон вел вниз – в непроглядную черноту.  Не долго думая, с замиранием сердца, я сделал первый шаг в темную бездну.  Мои первые шаги в пустоту были робкими и на время, я даже представил, как спускаюсь в темный, окутанный тайнами подвал.  Ступенька за ступенькой, и я все дальше и дальше от спасительного просвета подвального лаза и кажется что вот еще чуть – чуть, и крышка подвала захлопнется, оставив меня навсегда в кромешной и неизведанной темноте.  Почти так же еле-еле, шаг за шагом, я пробирался вниз.  Дальше, то, что представилось моему взору, тяжело описать, даже, на бумаге, не говоря о том, что бы рассказать.  Почти сразу, как только я почувствовал под ногами ровную поверхность, мой факел вырвал из темноты огромное помещение с бескрайними сводчатыми потолками, и тогда, я увидел какую-то циклопическую постройку, походившую на Стоун Хендж в Англии.  Огромные каменные глыбы стояли в полнейшей темноте.  Тяжелые монолиты, невесть откуда взявшиеся здесь, покоились друг на друга, создавая какую то сложнейшую геометрическую фигуру.  Мой факел был не в состоянии осветить так много пространства, поэтому, что за причудливая фигура из монолита была там, до сих пор остается для меня загадкой.  Но, несмотря на это, я все же заметил на глыбах какие то письмена в виде пиктограмм.  Помню, я подошел ближе, что бы рассмотреть и в страхе отпрянул.  Это такие же письмена и рисунки как на столбах в капище, которые, мы, с Виктором, обнаружили недалеко отсюда в горах.  Совладав с собой, я все же приблизился к ним в плотную.  « Господи, что же это за твари такие, - рассуждал я, - коли они, разрывают людей и одновременно строят произведение искусств, как этот мегалит из камней» - подумалось мне.  В тот момент я не сомневался, что это сооружение, как и в горах капище, построили отвратительные последыши Великих Тхе.  На пиктограммах , я увидел сцены из прошлой жизни этих тварей.  Все как и рассказывал этот прокаженный старик! На почерневшем каменном монолите была изображена звезда летящая на Землю, полную хаоса и бурлящего древнего моря.  Затем рисунки стали настолько омерзительны, что я невольно вздрогнул.  И было от чего, скажу я вам! Изображения несли печать дикого ужаса и кошмара, так как показывали воочию переселенцев Тхе.  Невообразимые создания были изображены с такой тщательной доскональностью, что порою мне, казалось, что они живые и вот-вот сдвинуться со своих мест.  Были тут и существа, походившие на всем известную амебу, двухголовые крабообразные создания, несли что то жуткое в своих клешнях.  Твари, больше походившие на гигантскую каракатицу и змеиподобный бог с чертами осьминога и множеством жутких рук, пожирали видимо, своих последышей.  Так же я увидел и другие создания, которых описать не в состоянии, так как ничего такого в жизни, я не знаю, что бы хотя бы приблизительно описать их мерзкий вид.  Рисунки продолжали повествовать о том, как последыши для своих родителей, воздвигали гигантские города на первых суперконтинентах нашей Земли.  Затем, в пиктограммах , без особого труда, я увидел изображения динозавров помещенных, последышами в клетки.  Жуткие ритуалы с поеданием самих себя и вознесением молитв богам Тхе, вырисовывалось на другом каменном блоке.  Очевидно, у последышей настали худшие времена, если они при жертвоприношениях съедали самих себя, а ни кого –нибудь, как того требовал их богопротивный культ.  Старик говорил мне и об этом.  Я осветил следующий блок, лежащий поперек, двум стоящим глыбам, которые, я уже осмотрел и на котором увидел молящегося человека с чертами обезьяны, теперь уже воздававший молитвы последышам Великих Тхе.  Дальше, было видно, как выродки переселенцев вырождались и деградировали, об этом свидетельствовали с тыльной стороны рисунки.  Той мерзкой живости и натуралистичности в них уже не наблюдалось.  Примитивные каракули были бледной тенью былого величия, но несмотря на это, все еще воздававшие молитвы своим жестоким родителям.  Здесь я увидел, как они строили ступенчатые пирамиды на Юкатане и пологие в Египте, как уничтожили минойскую цивилизацию, наверное, отказавшуюся возносить им молитвы.  И чем дальше шел виток истории к нашим дням, тем сильнее они вырождались.  Пиктограммы были откровенной мазней, как в тетради нерадивого ученика, а затем и вовсе наполовину брошенные и незавершенные. 
     Минуту, я еще стоял под впечатлением от увиденного.  Благоговейный трепет перед их величием и ненависть к мерзкому культу и самим тварям, боролись во мне.  И когда борьба внутри меня затихла, и мозг совладал с этим замешательством, я двинулся дальше.  Почти сразу за циклопическим строением обнаружились такого же размера деревянные и проломленные ворота, причем удары, судя по следам проломов, наносились изнутри.  Дерево от сырости земли, давно уже обросла фосфорицирующими грибами и начала твердеть под стать камню.  Из ворот вел еле заметный извивающийся след, словно из темного жерла прохода тащили что то длинное и извивающиеся.  Осторожно, я вошел в этот туннель и к своему удивлению обнаружил, что стены прохода были волнообразные.  Как гигантские гофры они сложились, готовые вот-вот распрямиться и сомкнуться, делая движение походившие на дождевого червя.  Туннель, расширившись, вывел меня в большую пещеру с не мелкими озерами, полными смрада и жуткой вони.  Голоса тем временем, стали слышны намного ближе: « рпавн фнгх и ту я…нгьлш тах».  В конце этой пещеры, пройдя через множества не внушающих доверия, озер, я услышал булькающие звуки, поэтому, подойдя ближе к источнику моих волнений, усмехнулся – то была нефть идущая из глубочайших недр Земли.  Недолго постояв и обмокнув в черное золото свой факел, я побрел в следующий узкий проход, при теперь уже, ярком свете огня.  По мере того как я приближался к концу этого туннеля, где вдалеке уже различал мерцающие огоньки, голоса в каком то диком и не человеческом исступлении напевали первобытный напев древних мантр.  Явственно различались противные богу слова и такие чуждые человеческому языку.  Но некоторые я все же запомнил, хотя и не знаю, что они значат.  Вот они: « рпавн фнгхм и туитья…нгхлш тах мьянкх…ин якхл цот тогол…ии я…ии я…цот тогол! Цот тогол!».  Слышать эти древние, выворачивающие наизнанку мое сознание, слова и напевы, мне не хотелось, но против своей воли, меня что то заставляло идти вперед.  Дойдя до конца туннеля, я увидел небольшую, резную нездешним орнаментом, арку а за ней… о, боже! … дай мне силы докончить этот жуткий рассказ!. . . .  Не оставь меня, господи!.

дагон ©

02.11.2011

Количество читателей: 18597