Содержание

СКАЗКА ПРО НЕЖИТЬ
Повести  -  Ужасы

 Версия для печати

ПРОЛОГ


     


      Возвращаясь к событиям, которые навсегда останутся в моей памяти в своей первозданной ясности, словно высеченные в мраморе и, тем не менее, уже сейчас, спустя всего несколько лет, кажутся безмерно далекими, я намеренно не сообщаю координат точки на карте, где они имели место быть.  Впрочем, даже если бы я хотел сделать это, то вряд ли сумел бы, и на то был ряд причин, которые выходят за рамки рациональных объяснений.  Одна из причин – дружная «смерть» всего нашего навигационного оборудования (и последующее дружное воскрешение), так что координаты мне известны только приблизительные.  Другая причина заключается в том, что, судя по карте, на указанных широте и долготе нет ничего похожего на деревню, в которой нам довелось стать свидетелями откровенно странных и жутковатых событий, основательно нарушивших привычную картину мироздания. 


     


      Что ж, по порядку…


     


     


     


      -1-


     


     


     


      В том августе мы втроем – молодые, полные энтузиазма, научной и морской романтики – отправились вдоль побережья Кольского полуострова с весьма прозаической целью изучения влияния загрязнения западной части Белого моря на планктон.  Погода стояла отличная, солнце светило, море блистало, «Орка» вспарывала носом короткую беломорскую волну, и, не знаю, как насчет будущего, а вот настоящее было столь же сверкающим и оптимистичным. 


     


      Идиллия продолжалась ровно три дня, до того момента, как Саша Стенин, наш бессменный капитан, получил метеосводку, извещавшую нас о приближении шторма. 


     


      С утра ничего не указывало на приближение непогоды.  Мы успели позавтракать и рискнули даже на короткое время лечь в дрейф, чтобы взять планктонные пробы. 


     


      Тем не менее, около часу дня, на северо-западе появились смутные очертания облачных башен, постепенно выросших в синевато-серую стену, над которой на много километров вверх взметались причудливые белые горы.  Стена постепенно разрасталась, захватывая теперь уже и север и приближаясь к нам с невероятной быстротой. 


     


      Сейчас уже можно было различить, что передний край облачной массы представляет собой огромный клубящийся вал.  Это был признак холодного атмосферного фронта.  Видно было также, что море в зоне действия этого фронта сплошь покрыто белыми барашками. 


     


      Все мы попеременно смотрели на приближение бури и не скрывали своей тревоги.  Несмотря на то, что морально мы были готовы к натиску стихии, первый порыв ветра застал нас врасплох.  Море как-то разом вздыбилось, «Орку» положило на левый борт, мы попадали друг на друга, и что-то паскудно задребезжало. 


     


      Сверху донесся Сашин возглас:


     


      - А теперь - дискотека!


     


      Ветер на секунду притих, судно встало на ровный киль, и Саша развернул его кормой к атмосферному фронту.  Словно оскорбившись за бессовестную демонстрацию корабельной задницы, шторм остервенело кинулся на наше злосчастное судно. 


     


      Обладая малым водоизмещением, наше судно то взмывало вверх, то стремительно скатывалось вниз.  Все это очень напоминало американские горки, вот только весело не было.  Страшно было.  Очень.  До мокрых штанов. 


     


      Антон, будучи человеком вестибулярно слабым, уже в первые минуты болтанки пал жертвой морской болезни.  Мгновенно, изменив нормальный цвет лица на зеленый, он в один прыжок одолел расстояние до гальюна, где отправил в унитаз все, что имелось у него на данный момент в желудке.  Из туалета он выполз на четырех конечностях, проковылял в кубрик, со стоном взгромоздился на койку и временно перестал существовать как личность. 


     


      Что касается нас с Ольгой, то мы сидели на диванчике в каюте, тесно прижавшись друг к другу - так было легче не поддаваться качке. 


     


      Время от времени какой-нибудь пенный гребень все же догонял быструю «Орку», и тогда над нашими головами раздавалось мощное «бу-у-м!», словно кто-то с размаху бил по крыше надстройки кувалдой.  В такие мгновения сами собой возникали отрывочные мысли о бессмысленной ярости стихии и о том, сколь все же ничтожен пока человек перед могуществом океана. 


     


      - Господи, когда ж это кончится! - сказала Ольга, когда невидимый великан вновь что есть силы ударил своим гигантским молотом по палубе.  Мне нечего было ответить, поэтому я сказал, что пойду проведаю капитана. 


     


      Я выждал момент, когда «Орка» легла на ровный киль, допрыгнул до трапа, ведущего в рулевую рубку, ухватился за него и полез наверх. 


     


      Здесь, в рубке было еще страшнее, ибо открывался такой вид клокочущего моря и низких свинцовых туч, что хотелось зажмуриться, только бы не видеть всего этого.  Впрочем, все стекла в рубке, кроме переднего, и так были ослеплены дождем, хлещущим по ним словно плетка-девятихвостка. 


     


      - Красиво, а? - спросил Саша, совершенно невозмутимо.  - Ветер баллов девять по шкале Бофорта.  Как там внизу?


     


      - Антоний слег, - отвечал я, стараясь не глядеть на море.  - Мы с Олей пока держимся.  Но боюсь, это ненадолго.  Какие у нас перспективы?


     


      - Самые мрачные.  Есть несколько вариантов, - начал Саша не спеша.  - Первый из них такой: в самое ближайшее время мы находим удобную, безопасную стоянку, спокойно пережидаем непогоду, а затем идем своим путем.  Это наилучший вариант.  С другой стороны может получиться так, что мы не находим безопасной бухты, до упора воюем со штормом, у нас кончается топливо и мы превращаемся в игрушку стихии. 


     


      - Ты что, серьезно? - спросил я. 


     


      - А что, в данный момент я похож на юмориста?!


     


      На душе стало совсем муторно. 


     


      - Слушай, - сказал я.  – Ты, помнится, как-то обмолвился, что знаешь здесь какую-то стоянку?


     


      - Ее-то я и ищу, - ответил Стенин.  - Да только не уверен, что найду. 


     


      - Ну, - сказал я удивленно.  - С нашей-то электроникой. . . 


     


      - В том-то вся и проблема, что на карте ее нет! И координат я не знаю.  Я ее случайно видел.  Лет восемь назад, еще когда на траулере ходил. 


     


      - Залив? - спросил я. 


     


      - Губа.  Устье реки. 


     


      - Хм! – усомнился я.  – И на карте ее нет? Быть не может!


     


      - В том-то и дело.  Сам удивляюсь.  Подтащи-ка мне карту! Видишь вот это место? Сплошные леса и болота - никакой реки, никакого залива.  А они здесь есть! А мы сейчас находимся. . .  э. . .

Пётр Перминов ©

04.10.2008

Количество читателей: 34492