Содержание

Нумина
Повести  -  Ужасы

 Версия для печати

Вавикин Виталий
     
     Нумина
     
     1
     
     Это был последний грех.  Матвей не сомневался в этом.  Но истории, которые рассказывала ему Анастасия, были слишком сладкими, чтобы не пожелать прикоснуться к ним.  Священные сады ждали его.  Содом и Гаммора.  Он держал наполненную ими чашу в своих руках и готовился испить ее до дна.  Еще один глоток.  Последний. 
     
     Желанная женщина трепетала в его руках.  Самый запретный плод из всех, которые ему когда-либо доводилось вкусить.  Летняя ночь была теплой и тихой.  На безоблачном небе блестели звезды.  Матвей видел только лишь бледное лицо.  Только серые глаза и светлые волосы.  Жар возбужденного тела был нестерпим.  Что значила изливающаяся с небес сера, в сравнении с этой страстью?! Ее источник был не снаружи.  Он находился внутри.  В его теле.  Внизу живота, выжигая плоть.  Эта боль была нестерпимой.  Боль, лекарство от которой находилось между ног его возлюбленной.  Ее жар.  Ее лоно.  Громоздкие фантазии и изощренность тонули в этом котле страсти.  Они варились в нем нежным мясом, сменяя металлических запах крови, ароматами готовящегося блюда. 
     
     Колокола.  Они звенели в голове Матвея своей неповторимостью.  Поминальная башня, сотрясавшая воздух скорбным плачем о почившем пастыре.  И страсть.  Страсть, горевшая под звездным небом.  Она смеялась над этим звоном.  Ее песнь была громче, нежели унылые напевы колоколов.  Стоны, рожденные вырывавшимся из горла тяжелым дыханием.  В них была жизнь.  Здесь.  Сейчас. 
     
     Сера.  Ее становилось слишком много.  Мужской член пульсировал, готовясь выплеснуть ее в тело любовницы, но семяизвержение не начиналось.  В эту ночь оно несло в себе нечто большее, чем примитивный оргазм.  Сады разврата, вскормленные благодатной почвой Содома.  Они распускались своим великолепием, затмевая неповторимость эдемских садов.  Лилии.  Их белоснежные лепестки прорастали сквозь плоть.  Они разрывали кожу, жадно впитывая в себя сочившуюся из ран кровь и становясь от этого сильнее.  Они превращали Матвея в клумбу.  Множество разнообразных цветов.  Цветов, рожденных его грехами.  Прекрасный сад, таившийся от рождения внутри его тела.  Теперь его рост ничто уже не могло остановить. 
     
     2
     
     Ей было двадцать пять.  Невысокая, темноволосая.  Плоский живот, худые ноги, небольшая грудь.  Она любила сериалы, мороженное и свою дочь.  Типичная провинциалка.  Немного взбалмошная, немного глупая. 
     
     - Если Матвей узнает о нас, он убьет тебя. 
     
     Она лежала на коленях своего любовника.  Сергей небрежно мял пальцами ее сосок. 
     
     - Не узнает.  – Он беззаботно улыбнулся и закурил.  – Ему наплевать на тебя, и ты об этом знаешь. 
     - Он убьет тебя не из-за меня.  Он сделает это потому, что ты опозорил его. 
     - Не сделает.  – Сергей поднес сигарету к губам Ольги, позволяя ей затянуться.  – Но если этот подонок еще хоть раз притронется к тебе.  – Он провел рукой по ее посиневшим ребрам.  – Обещаю, я проломлю ему башку. 
     - Я люблю тебя.

Виталий Вавикин ©

23.03.2009

Количество читателей: 14221