Содержание

УБИЙЦА ЧУПАКАБРА
Повести  -  Мистика

 Версия для печати

– Тысяча чертей! Лукас, что за бомбу подсунула твоя мать в соус для анчоусов?
     – Красный перец, только и всего. 
      Что? – лицо Патрика Суэйса искривила гримаса боли.  Схватившись за живот, он еле плелся за своим напарником, лейтенантом нью-йоркской полиции Лукасом Окампо.  – Я и не знал, что этот соус приправляют перцем. 
     – А как же?! Мексиканцы любят паприку и добавляют ее почти во все блюда. 
     – Правда? Знал бы, никогда не дотронулся бы до этой "ядерной бомбы". 
     Они добрались до патрульной машины, и Суэйс, вынув из кармана ключи, кинул напарнику:
     – Сядь ты за баранку.  Меня что-то мутит…
     Окампо украдкой усмехнулся, но приняв серьезный вид, сел на водительское сиденье.  Скорчившись от боли в желудке, капитан Суэйс уселся рядом.  Он глубоко дышал, пытаясь таким способом избавиться от тошноты и притупить боль. 
     Машина тронулась и медленно поехала по Монтгомери Стрит.  Открыв окно, Патрик высунул голову наружу, чтобы надышаться свежим воздухом. 
     Прохладный ветерок со стороны реки Гудзон подул в лицо капитана, растрепывая пряди русых волос, свисающих на его лоб.  И без того бледное лицо от боли стало пепельным.  Зелено-серые глаза с отрешенным от мира взглядом были чуть прикрыты.  Точеный нос, выдающиеся скулы, правильный рот и временами нервически вздрагивающие бледно-розовые губы являли в капитане симпатичного и видного мужчину.  Он выглядел моложе своих тридцати пяти лет.  Сохранило его молодость уважительное отношение к своему организму.  Он ревностно следил за своим пищевым рационом и занимался физическими упражнениями.  Единственное, чего не удавалось ему избежать, были стрессы и нервозность, связанные с работой.  Хотя, как полагал Суэйс, все его старания были не напрасными, ведь он служил во благо гражданам. 
     Несмотря на привлекательную внешность и атлетическое телосложение, Патрик был обделен манерами вежливости и обходительности.  Это объяснялось непрерывной работой с уличными бродягами и опасными преступниками.  Он был резок и часто бранился, отчего выглядел в глазах сотрудников ершистым, ворчливым и властолюбивым.  На самом же деле Патрик был очень уязвимым человеком и ругался порой лишь для того, чтобы не казаться слабохарактерным. 
     Более трех лет он работал на пару с Лукасом Окампо, мексиканцем по происхождению.  После перевода из штата Аризона в Нью-Йорк Сити его назначили напарником капитана Суэйса.  Поначалу тот был против таких перемен в его жизни.  Капитан привык в одиночку заправлять делами и никогда не позволял лезть в его расследования.  Однако после того, как в одной из уличных переделок Окампо спас его от неминуемой гибели, он начал иначе относиться к напарнику. 
     Была еще одна причина, по которой Суэйс сдружился с мексиканцем.  Марселла, родная сестра Окампо, заворожила его с первого взгляда и Патрик по уши влюбился.  Капитан никогда не был женат.  Ему все не хватало времени, чтобы завести постоянную подружку.  Все его связи были мимолетными, да и отношения с женщинами скорее деловые, нежели сердечные.  Однако встретив Марселлу, он заметно изменился, повеселел и стал более покладистым. 
     Но не будем сейчас углубляться в отношения двух влюбленных, о них вы узнаете по ходу рассказа.  Вернемся в тот вечер, когда, отужинав у своей будущей тещи и, почувствовав дурноту от перченого блюда, Патрик, высунув голову из машины, наслаждался свежей майской прохладой и завораживающим видом ночного города.  Яркие огни озаряли всю округу.  Нью-Йорк никогда не спал.  Ночные заведения в это время только приступали к работе.  Именно тогда и начались паранормальные явления, описанные в этом повествовании. 
     Окампо и Суэйс держали путь к своему полицейскому участку. 
     – Притормози у обочины. 
     – А в чем дело?
     – Притормози, тебе говорю, – нетерпеливо велел капитан. 
     Патрульная машина плавно припарковалась у тротуара, и офицер полиции в гражданской одежде выскочил наружу как угорелый.  Добежал до обочины, ограждавшей водное пространство от суши и, нагнувшись, освободился от содержимого желудка. 
     Окампо вышел вслед за ним.  Он был чуть ниже своего напарника, но мог потягаться с ним в силе и ловкости.  Смуглая кожа, коротко остриженные волосы и редкая бородка с усами, цвета смолы, темные глубокомысленные глаза, прямой нос и печально опущенные уголки губ ярко выражали его мексиканское происхождение.  На нем был черный костюм, который еще больше подчеркивал его строгий и взыскательный характер. 
     – Ты в порядке, Рик?
     – Был… до того, как познал особенности мексиканской кухни. 
     – Дурно выглядишь.  Может, отвезти тебя в больницу?
     – Нет-нет, никакой больницы, – запротестовал Суэйс, так как терпеть не мог медицинских процедур.  – Я подышу с минуту здесь свежим воздухом, и все образуется. 
     Лейтенант вернулся в машину.  В плохом настроении его напарник делался несносным. 
     Постояв немного у берега реки, Патрик обернулся, чтобы воротиться к машине, как вдруг мимо него на роликах проскочили двое подростков, глумливо посмеиваясь над прохожим. 
     – Чего уставились, лупоглазые? Катите-ка отсюда, пока я вас не забрал в участок. 
     – Он же легавый! Сигай отсюда, Джони, – крикнул один из мальчишек, отдаляясь. 
     Капитан Суэйс сел в машину и облегченно вздохнул. 
     – Тебе уже лучше?
     - Да.  Поехали.  Когда нашу тачку отремонтируют?
     – Ты так усердно измял ее, что слесарь с трудом взялся за починку. 
     – Когда она будет готова?
     – Через неделю. 
     – Неделю? Да за этот срок можно космический шатл соорудить. 
     – А чем тебе не нравится эта колесница?
     – Она своим окрасом и мигалками привлекает к себе внимание.  Где бы мы
     не появились, нас видно за целую милю. 
     – Так и должно быть, Рик.  Мы ведь фараоны.

Элизабет Тюдор ©

23.02.2008

Количество читателей: 18354