Содержание

Да Будет Свет!
Рассказы  -  Ужасы

 Версия для печати


      - Да, вы правы.  Я хочу знать, как вы очутились в этой комнате и кто вас здесь замуровал. 
      - Всему виной проклятие наложенное на этот дом.  Никому не избежать его.  Все кто заселялись сюда, оказывались в этой комнате.  Но были и те кто избегал его.  Те люди были слабы духом и оканчивали жизнь самоубийством.  Удача сопутствовала им лишь в том, что они умирали свободными.  Остальных же поглощали стены этого дома и проклятые навеки умирали в этих стенах, но продолжали жить вне времени. 
      - Значит физически вы давно мертвы?
      - Мы живы дитя! Ведь ты своими глазами видишь нас.  - В интонации призраков проскользнули гневные нотки и они начали медленно надвигаться на меня со всех сторон.  В этот момент, левой рукой я поднял светильник над собой, а правой сорвал с него плотную ткань которая препятствовала проникновению света. 
      В этот момент лица призраков исказила гримаса ужаса.  Последним что я увидел перед тем как упал без чувств была ослепительная вспышка света и пронзительный крик полный страданий. 
      Я не могу с полной уверенностью сказать, что произошло со мной после того как я потерял сознание.  Но если верить рассказу моих родителей, то находясь в гостиной на первом этаже нашего дома и занимаясь каждый своим делом, они услышали душераздирающий вопль раздавшийся из коридора второго этажа.  Целый сонм тысячи голосов возник внезапно и в мгновение ока разлетелся по всему дому, сотрясая его стены. 
      Переглянувшись меж собой, родители бросились вверх по лестнице.  Едва поднявшись на второй этаж, они застыли в оцепенении, увидев, как я вылетев сквозь стену упал на пол.  Никто из них не мог объяснить, как же это произошло.  Мать сообразив, что к чему быстрее Отца, сделала шаг вперёд с намерением поднять меня с пола, но Отец остановил её схватив за руку и указывая на стену.  По стене поползла паутина трещин.  Трещины становились всё шире пока наконец стена не рухнула.  Мама побоявшись что меня накроет кусками разрушившейся стены вскрикнула от ужаса и прижалась к отцу.  Теперь настала его очередь действовать.  Падая, куски стены подняли в воздух неимоверное облако пыли через которое не было видно ровным счётом ничего.  Пытаясь развеять пыль так чтобы свозь неё были видны хотя бы очертания Отец двинулся мне на помощь.  Едва пыль осела как он с облегчением вздохнул обнаружив, что ни один камень не задел меня.  Я лежал немного поодаль от открывшегося в стене прохода. 
      За обрушившейся стеной виднелась старая обшарпанная дверь.  По состоянию дерева из которого она была сколочена, можно было сказать, что двери этой, по меньшей мере лет семьдесят.  Замок на ней проржавел до такой степени, что толстый слой ржавчины заполнил собой скважину для ключа.  Мои родители со страхом и любопытством смотрели на эту дверь, не представляя себе что может находиться за ней. 
      Едва выйдя из состояния оцепенения и придя в себя, я смог самостоятельно подняться на ноги.  Не успел я сделать и шага в направлении родителей, как за моей спиной раздался щелчок, будто бы в замке повернулся ключ и с раздирающим душу скрипом, дверь медленно отворилась. 
      То, что предстало нашему взору было не то что бы самым мерзким зрелищем из когда-либо увиденных мной, но выходило за всякие рамки здравого смысла.  Свет падающий из коридора, выхватил из тьмы царившей в запечатанной много лет комнате, груды человеческих останков, хаотично разбросанных вдоль стен.  Кости и черепа усеивали не только пол, но и торчали из стен.  По ним без труда можно было определить, что людей которым принадлежали эти останки, насильно и скорее всего заживо замуровывали в стены.  Чувство отвращения от бросившейся нам в глаза картины, жуткой и мучительной смерти, стократ усиливал запах резко ударивший нам в ноздри.  Это был спёртый, тошнотворный запах тлена, давным-давно сгнившей плоти, сырости и ещё много чего такого, о чём мне бы не хотелось никогда упоминать.  Едва вдохнув это смрадное зловоние смерти, я покачнулся и опять лишившись сознания упал в обморок. 
      Лишь придя в себя, я понял, что лежу на диване в гостиной, куда судя по всему меня отнёс Отец.  Как оказалось, я провёл без сознания довольно-таки много времени. 
      Когда я очнулся, то первым кого я увидел, был мой брат сидящий рядом со мной.  Видя что я пришёл в сознание, он сообщил мне что Отец позвал на помощь нашего соседа мистера Брауна и двоих его сыновей, для того чтобы в максимально короткий срок собрать все наши вещи, посуду с прочим скарбом и как можно быстрее навсегда покинуть этот проклятый дом.  Томас Браун был старым другом моего отца и без промедления, взяв с собой сыновей ринулся нам на помощь. 
      Половина дня ушла у Отца, Матери и их помощников на то, чтобы собрать все наши вещи и погрузить их в отцовскую машину.  На машине мистера Брауна, что стояла рядом с домом, должны были уехать я, мой брат и Мама. 
      Как только весь багаж был аккуратно уложен, Отец с мистером Брауном и его сыновьями которых звали Ральф и Артур, отправились в подвал за досками.  Около получаса они то и дело спускались в подвал, выходя из него с новыми охапками досок, которые они относили на улицу.  Последнюю партию вынес Отец, после чего велел нам с Мамой садиться в машину к мистеру Брауну.  Мы без пререканий направились к машине и разместились на заднем сидении. 
      Проводив нас взглядом и убедившись, что мы сели, отец молча кивнул своим помощникам и они начали заколачивать окна и двери досками, принесёнными из подвала.  На это занятие у них ушло достаточно таки мало времени, так как они работали очень чётко и слажено.  Не более чем через двадцать минут все окна и двери первого этажа были заколочены.  Все, за исключением входной двери. 
      Отец подошёл к мистеру Брауну и что-то тихо ему сказал указывая на дом, затем он направился внутрь дома и на протяжении пяти минут что-то там делал.  Тем временем, мистер Браун с сыновьями подошли к машине и уселись на передние сиденья. 
      Когда Отец вышел из дома с зажжённым факелом, мистер Браун запустил двигатель автомобиля и не спеша начал отъезжать от дома.  Уже сквозь звук мотора я услышал, как Отец стоя перед домом прокричал:" Мы слишком долго жили во тьме неведенья, настала пора покончить с этим.  Да будет свет!" - И с этими словами он бросил факел в проём входной двери нашего дома, отчего тот незамедлительно вспыхнул. 
      По дороге в наш загородный дом, в котором нам какое-то время придётся жить, я прокручивал в голове все события произошедшие со мной с того момента как я впервые оказался в замурованной комнате.  Столько раз я стоял среди сгнивших трупов и не чувствовал смрадного духа разложения.  Должно быть призраки дома настолько сильно влияли на мой разум, что притупили у меня функции всех органов чувств.  Зато сейчас, освободившись из под влияния призраков, я приобрёл возможность разговаривать.  И с этим даром я удалялся прочь от проклятого дома, на встречу новой жизни. 
      Когда на улице стало темнеть и сумерки начали обволакивать землю, в сотне ярдов от пепелища оставшегося от сгоревшего дома из ниоткуда возникли две фигуры.  Они молча смотрели как в зимних сумерках тлели угли на брёвнах, служивших некогда опорами стен первого этажа. 
      - Ну вот ваше проклятье и спало, мистер Эдвардс.

Рэндалл Рэйнхардт ©

15.08.2017

Количество читателей: 2076