Содержание

Страх лечат дважды
Повести  -  Ужасы

 Версия для печати

Я всё детство проторчала на занятиях кружка культуры революционной Франции, где детей по сути бесплатно учили читать и переводить старые тексты на французском.  Да вот только где потом было достать хоть один иностранный текст? А тут целая книга… Прочитала я её за один вечер.  Потом несколько ночей не могла спать нормально. 
     - Откровенно говоря, не помню, чтобы “Таинственный остров” мог кого-то напугать. 
     Если бы Света была еще откровеннее, то она бы призналась, что за всю свою жизнь прочла всего одно художественное произведение.  А именно, тургеневскую “Му-му”.  И после этого зареклась прикасаться к какой-либо литературе, кроме научной.  Надо признать, в учебниках по психиатрии безумия было гораздо меньше, чем в трудах русских классиков.  Зарубежка же вполне могла пригодиться при составлении монографии по сексуальным расстройствам. 
     - Я тоже наивно решила, что просто прочту знакомый текст на языке оригинала.  Но оказалось, что в оригинальном издании Жюль Верн вовсе не планировал никого развлекать.  Это был дневник, журнал исследователя.  И на остров эти господа попали не после крушения воздушного шара.  Это была экспедиция, организованная теософским обществом Великого востока Франции.  Верн не только возглавил экспедицию, но и тщательно подбирал участников.  Ну и сброд там был, я Вам скажу.  Никакие это были не инженеры и не участники гражданской войны в США.  Половина головорезов, половина сектантов-психопатов. 
     - И что же они искали на необитаемом острове?
     - Остров был обитаемый.  До их прибытия, по крайней мере.  Первую неделю экспедиции они посвятили тщательной зачистке туземных поселений.  Верн описывает все их зверства очень точно, но я так и не смогла понять, что он при этом испытывает.  Понимаете? Он не сочувствовал, не раскаивался - это понятно.  Но он и не торжествовал, не пытался рассуждать о расовом превосходстве, хотя в его времена все эти нордические теории уже были в моде.  Зачем Вы вообще меня заставляете это рассказывать?!
     Гневный окрик заставил Светлану вздрогнуть и по-новому взглянуть на пациентку.  Вместо уставшей встревоженной бизнес-леди в кабинете сейчас находилась фанатичная анархистка, неожиданно сболтнувшая лишнее на допросе у доброго следователя. 
     Дима никак не отреагировал на вспышку агрессии матери.  Привык?
     В который раз Озёрская убедилась: настоящие пациенты редко приходят сами.  Их приводят пациенты мнимые.  Хотя сначала ситуация кажется зеркальной.  Только по-настоящему близкий человек готов взять на себя роль приманки, расцвести букетом неврозов, признать себя больным - лишь бы вместе с собой затащить в кабинет врача того, кому помощь действительно нужна. 
     Когда к Вам приходит женщина, приводит мужа, отца или ребенка, говорит: “Ему нужна помощь”, то их действительно надо спасать.  От этой женщины.  Она будет источником всех неврозов в семье.  Другой вопрос - почему мужчины терпят близость с этим психопатическим генератором.  Психоз затягивает, увы.  И многим нездоровая атмосфера попросту нравится.  Лишь у ребенка нет выбора.  Что же тогда делать психотерапевту? Как не выдать своего знания? Делать вид, что ничего особенного не произошло.  И слушать. 
     Через мгновение прошлая Елена вернулась на своё законное место и, как ни в чем ни бывало, ответила на собственный вопрос. 
     - А рассказываю я об этом, потому что между страницами было письмо.  Всего три предложения.  “Над многими известными истинами поработали неизвестные цензоры.  Бросайте с сестрой свою медицину.  Скоро вам понадобится экономика и строительное планирование”.  И рисунок внизу - роза внутри шестиконечной звезды. 
     - Роза Соломоновна, - догадалась Света. 
     - Маман умеет ворваться в жизнь.  Неважно, это жизнь человека, семьи, страны.  И возвращается она всегда в переломный момент.  Если бы она хоть на неделю позже прилетела в Россию, я просто сошла бы с ума без поддержки. 
     - Вы имеет в виду её недавнее возвращение из Аргентины?
     - А Вы откуда знаете? Вы знакомы с маман?
     - Фрау Альтберг очень многое сделала и для российской психологической лиги, и для меня лично.  Я думала, что это она Вам посоветовала сюда прийти. 
     - Что? - нервно рассмеялась Лена.  - Вот глупость-то.  Вас мне порекомендовал Янковский, когда в очередной раз посещал мой питомник.  Его тоже либералы сильно поклевали, и теперь он залечивает душевные царапины в собачьем обществе.  А заодно и снабжает меня последними новостями с фронта.  Что до маман… о, она была категорически против любого лечения Димы.  Она даже старалась вместе с ним выследить эту… Да Дима всё сам расскажет.  Правда, сынок?
     Мальчик молчал. 
     - Я думаю, маман чувствует свою вину за то, что Дима начитался про капитана Немо.  Должна чувствовать. 
     - А что, капитан Немо тоже стал жертвой французской цензуры? - Диму еще рановато было тормошить. 
     - Конечно.  Это ведь не какой-то выдуманный гениальный изобретатель.  А, если верить отчету экспедиции на таинственный остров, самый обыкновенный безумец.  Хотя тут я вру.  Это самый необыкновенный безумец в мире.

Василий Чибисов ©

09.04.2016

Количество читателей: 8591