Содержание

Попутчик
Рассказы  -  Мистика

 Версия для печати

Подчас живые страшнее и опасней бывают. 
     - Согласен. 
     Минуту мы сидели молча.  Попутчик продолжал меня рассматривать, а я глядя в окно переваривал услышанное. 
     - А вы во многих аномальных зонах были?
     - Всю Свердловскую область объездил.  Она богата на аномальные места.  Вот, например, в районе птицефабрики на окраине Екатеринбурга есть недостроенная четырёхэтажная больница, имеющая славу нехорошего, проклятого места.  Там на головы любопытствующих, ни с того, ни с сего, падают кирпичи, проваливается под ногами пол, а бетонные лестницы грозятся обрушиться в любой момент.  Кругом всё сыпется, стены разрушаются, в полу зияют дыры. . .  Здание овеяно современными легендами.  Стройке не более 15 лет.  Её забросили в связи с загадочной смертью директора.  Но ещё в процессе строительства там постоянно гибли люди. . .  По слухам, возведение больницы начали на месте старого кладбища.  И за прошедшие годы внутри мрачного помещения распрощались с жизнью несколько детей и подростков.  Помимо всего прочего в ней видели материализовавшихся привидений, непонятные голубоватые вспышки света в оконных проёмах, а также новые кирпичные кладки и свежие подмазки цементом, хотя возобновлять строительство никто даже не думает.  Чертовщина, одним словом. 
     - И что там действительно что-то есть?
     - Да место мрачное.  Сначала накатывает тоска, а после часа нахождения в здании депрессия накрывает.  Постоянно кажется, что кто-то наблюдает за тобой, какие то шорохи, вздохи.  И это днем.  Ночью никто не рискует туда соваться. 
     - А еще где были?
     - На телевышке был.  Все в том же Екатеринбурге.  Здание недостроенной телевышки.  Оно возвышается над городом около цирка.  Нехорошее место.  Пока вход в нее не заварили, служила местом сборищ сатанистов.  Всякие экстрималы, любители посмотреть на город с высоты птичьего полета, часто срывались с высоты и разбивались насмерть.  Ощущения там схожи с недостроенной больницей. 
     - А вот, всякие нехорошие дома я слышал, попы освящают, и приведения или что там нехорошее есть, исчезает. 
     - Бывало и такое.  Только нехорошее место это не грязная комната, где полы помыл, пыль вытер и ничего нет – все чисто.  Здесь святой водой да молитвами мало что сделаешь.  Вот вы сами верующий? Смотрю креста не носите. 
     - Сложно сказать.  В бога верю, правда в церковь не хожу.  А крест это атрибутика, наличие его или отсутствие не увеличивает и не умаляет веру человека. 
     В подкрепление слов я похлопал себя по груди… Минуточку, а как он узнал?
     - А с чего вы взяли, что я крестик не ношу?
     - По тому, как вы спросили про освящение.  Легкое пренебрежение в слове поп навело меня на это, в противном случае использовали бы слово «священник» или «батюшка». 
     - А вы сами верите в бога?
     Попытался теперь его подловить на ответе. 
     - Как сказал Юнг: Мне не надо верить – я знаю, что он есть. 
     - А в чем разница?
     - Вера, так или иначе, подразумевает наличие в дальнейшем доказательств, а знание это аксиома. 
     - А какое самое жуткое место вы посещали? – попытался я перевести наш разговор с зыбкой почвы теософского диспута. 
     Попутчик молчал, мой вопрос явно пробудил в нем какие-то неприятные воспоминания.  Ладони нервно прошлись по коленям вверх-вниз.  На мгновение тело соседа подалось вперед, и лицо скользнуло навстречу из тени.  Мне показалось, что страх промелькнул в его глазах.  Но лицо тут же скрылось в тени.  Улыбки не было, лишь один внимательный взгляд не мигающих глаз. 
     - Это поселок Растесс.  Нежилой ныне поселок золотодобытчиков, находящийся примерно в 25-30 километрах к западу от Кытлыма, это все в той же Свердловской области.  Раньше через него проходил известный Бабиновский тракт.  Там то и дело видят в небе таинственные свечения.  О нечистой силе и злых духах и вовсе ходит множество историй.  Туристы и охотники обходят эти места стороной.  В наши дни в посёлке нет ни души.  Все его жители словно куда-то исчезли, оставив в домах все вещи.  А на кладбище зияют разрытые могилы.  Можно было бы на фольклор списать, но я это видел собственными глазами.  Бабиновский тракт давно утратил своё былое значение, и дорога на Растесс совсем теряется в лесных просторах.  Добирался туда с проводником из местных и то, пару раз чуть не заблудились.  Вышли рано утром, дошли к вечеру.  Дело летом было, так что еще светло было.  Место жуткое.  Обошли поселок.

Олег Росляков ©

05.01.2010

Количество читателей: 15075