Содержание

Грехопадение
Миниатюры  -  Ужасы

 Версия для печати

Пассажиры начали перешептываться. 
     - Спокойно товарищи! – объяснил я.  – Не стоит волноваться.  Явление это обычное.  Как известно, на вагонных крышах любят путешествовать «зайцы».  Видимо, одному из них отрезало голову. 
     Узнав, что явление это обычное, пассажиры вагона номер шесть успокоились. 
     Воспользовавшись темнотой я обнял девушку, продолжая интимно шептать ей на ушко: «Шестью пять – тридцать, шестью шесть – шестьдесят шесть». 
     Девушка растаяла.  Когда мы подъехали к конечной станции, от нее осталась маленькая лужица, пахнущая дорогими французскими духами. 
     Станция называлась «Да» для непосвященных, но я сразу понял, что попал по назначению, прочитав название наоборот. 
     Я стоял и тупо смотрел по сторонам, ожидая знака, который указал бы мне путь.  Знака не было.  «Всюють» - посвистел я, неизвестно зачем. 
     На мое «всюють» прилетела ворона и закаркала.  «Ага», - подумал я.  – «А вот и знак!»
     Ворона долго каркала, но я не понял ни слова, так как курсы птичьего языка (кто ж знал, что пригодится?) в свое время нагло игнорировал.  Решив, что пользы от глупой птицы мало, я швырнул в нее камнем и направился куда глаза глядят. 
     Глаза мои смотрели прямо… на ветхий дом, который я и прошел насквозь (пройти сквозь дерево дьяволу, даже второй категории, не составляет труда), потом второй, третий…, пятый.  Стоп! На шестом доме стоял дъявольский знак WWW.  И я понял, что попал по назначению. 
     Я принял свой облик и постучался в дверь. 
     - Кто там? – послышался хриплый голос. 
     - Шестью шесть! – сказал я пароль. 
     - Сорок два! – ответил голос и дверь открылась. 
     «Пароль что ли сменили?», - подумал я, не зная о существовании шестнадцатеричной системы исчисления. 
     - Чего надо? – вежливо поинтересовался обитатель дома, за что получил щелбан и отлетел к противоположной стене. 
     - Я б-буду жаловаться! – промямлил он. 
     Зная, что на должности дьявольских компьютерщиков набирают в лучшем случае полудемонов (а то и людей) я не особенно испугался. 
     - Мне нужен сайт Низа! – сказал я и посмотрел на программиста как на пустое место, от чего тот начал медленно растворяться в воздухе, превращаясь в пустоту. 
     «Э, так дело не пойдет!», - подумал я и превратил его в осьминога (дабы рук хватало). 
     - Мне нужен сайт Низа! – повторил я. 
     Осьминог забрался на стул и застучал по клавишам.  На экране выплыли три шестерки, после чего появилось сообщение: «Извините, в настоящее время сайт находится на реконструкции». 
     - Да постигнет этих доморощенных Гейтсов кара небесная! - выругался я. 
     Из экрана высунулась лохматая лапа, взяла меня за грудки и втянула внутрь. 
     - Ты что сказал? – спросил обладатель лапы.  –Ты на кого батон катишь? Да ты хоть раз заглядывал в справочник «Кто есть кто в Аду?» А последний проект Гейтса видел? Виндоцуз фи называется!
     Никуда я не заглядывал, никакую «фи» не видел за что и был жестоко избит и выкинут в собственное жилище. 
     Было шесть часов по дьявольскому времени (впрочем, часы давно стояли).  Я был оскорблен, унижен и расстроен.  Надо мной навис дамоклов меч очередного понижения в должности за оскорбление Била, некорректное превращение, незнание языка птиц и т. д.  и т. п. 
     Нужен был поступок, доказывающий мою дьявольскую дееспособность.  «Ангелочек» должен пасть под моим дьявольским напором, причем пасть добровольно. 
     Ее звали Мэри, и она жила в соседней квартире.  В настоящее время она спала.  Ее сон удался мне на славу. 
     
     …Вот, она, обнаженная и не подозревающая о своей наготе, сидит под яблоней.  Ей так хочется сорвать запретный плод, который, как известно, сладок.  Она протягивает руку к яблоку и тут же отдергивает ее.  Чего-то здесь не хватает! Ага.  Появляется коварный змей-искуситель и обвивает ее тело.  Она вздрагивает от его прикосновений…
     Ввожу ее в глубокий сон.  Змей продолжает ласкать ее тело.  Наяву я раздеваю ее.  Черт, что за манера спать в пижаме? Пуговица за пуговицей… Ее тело прекрасно.  Она приподнимается, когда я снимаю с нее пижамные брюки… Моя рука залезает в ее трусики… И… О, ужас! ТАМ ничего нет!
     Ангел! Я пытаюсь оттолкнуться от нее и не могу… Медленно, но неотвратимо я превращаюсь в пустоту, в ничто, в вечность, тождественную небытию….

Сергей Коколов ©

09.07.2008

Количество читателей: 5717