Содержание

Догорая...
Рассказы  -  Мистика

 Версия для печати

Тебе начинает казаться, что ты мог бы никого не пускать в свою жизнь.  Но на что ты себя обрекаешь? На жизнь, полную одиночества? На жизнь без борьбы и эмоций? На вечный лед молчания и пустоты? И если это так, то стоит ли эта жизнь продолжения?» - он говорил так будто знал про меня все, так наверно, это и было.  По моим щекам потекли слезы, я отчаянно пыталась собраться с силами, чтобы ответить: «Это ощущение, когда падаешь еще ниже.  Ниже, чем ты есть.  Когда ты проваливаешься в самого себя так глубоко, что становится страшно.  Когда земля уходит из-под ног, и ты понимаешь, что все во, что ты верил, стало вдруг ничем.  Вся твоя жизнь – это всего лишь иллюзия, а ты как волшебник создал ее для самого себя.  А теперь некого в этом обвинять, потому что рядом никого нет.  Все разошлись, как зрители, которым не понравилось твое представление.  Все, что тебе остается – это попробовать собрать хотя бы часть того, что было тобой.  Но даже это тебе не под силу, потому что ты разрушен до основания.  Ты никто и ничто, ты не чувствуешь себя, тебя просто больше нет.  И вот вроде бы она, твоя жизнь идет, и с каждой минутой она двигается вперед, а ты как бы остался на месте.  Потеря, слезы, боль – это всего лишь слова, несравнимые с теми ощущениями, что на самом деле происходят внутри.  Что если ты почти в реальности слышишь, как рвутся внутри цепи, на которых держалась вся твоя человеческая сущность? Что если твое сознание, спасаясь, пытается уйти, и ты понимаешь, что теряешь себя? Ты уже на самом дне».  Я замолкла.  Он холодно посмотрел на меня, и отошел к окну.  Его мягкий голос снова зазвучал, разрезая тишину комнаты, как тонкое лезвие.  «Человеческая сущность слаба по своей сути.  Вы бы много смогли добиться, но собственная трусость не дает вам идти вперед.  А личностей чуть не похожих на остальных люди изживают.  И ты это слишком хорошо знаешь, мой умирающий ангел.  Им страшно жить рядом с такими, как ты…», - постепенно его голос стал тише, а потом совсем исчез.  Нет, он не замолчал, просто мое сознание ушло от меня.  Это был мой первый, но не последний обморок на пути к смерти.  Когда я пришла в себя был день, и рядом никого не было. 
     Когда ты на грани жизни и смерти, когда ночь и день сливаются в одну мутную линию, когда все люди вокруг выглядят нереально, словно персонажи сериала, а свет причиняет только боль, в это время стараешься найти хоть какое-то оправдание своего существования.  Я пыталась, но так и не смогла.  С той первой встречи, я стала видеть его каждую ночь.  Он был и останется навсегда Ангелом Смерти, темным существом, приходящим к людям, которые стоят над пропастью.  Нет, он не пытается их убедить остаться, не пытается помочь им снова поверить, обрести смысл существования.  Он просто ждет пока ты догоришь, чтобы забрать оставшееся тепло.  Он не вершит приговоров, он лишь сторонний наблюдатель.  Ему нравится разговаривать с обреченными, отчаявшимися людьми.  Он наслаждается этим отчаянием, это его своеобразная романтика. 
     «Уйти – самое легкое, прикрыть свой страх красивыми словами «так будет лучше для всех».  Поступиться своими чувствами.  Легче сдаться без борьбы.  Не тратить свои силы.  Легче сделать вид, что ничего не было, стереть все из памяти», - он смотрел мне прямо в глаза.  «Найти себе вариант попроще и просто существовать, даже не жить.  Прикрыть выжженную душу фразами «нормально» и «как всегда».  Уйти и не оглянуться, даже не зная, что если бы ты начал войну, ты бы ее обязательно выиграл.  Просто ты не захотел.  Жизнь и любовь не жестоки, их делают такими люди». 
     Его зовут Анабэль, и он приходит только к самоубийцам, которым не довелось довести дело до конца, к таким как я.  Он сам не помнит сколько веков прошло перед его глазами, и вместе с тем ему всегда двадцать семь.  Жизнь давно перестала в нем течь, он мертв.  А во мне в мои семнадцать жизнь все еще теплилась.  Я рассказывала ему о том, как мечтала уехать из своей страны, о том как хотела танцевать, о том как хотела жить.  И он внимательно слушал, внимал каждому слову, улыбался загадочной улыбкой, обнажая свои белые клыки. 
     «Боль – это всего лишь точка, разрастающаяся в огромную вспышку, которая затмевает все твои рациональные мысли.  Это допинг, который позволяет существовать, позволяет не забывать о том, что ты все еще живешь.  Боль, она неизбежна в жизни, как неизбежен вдох воздуха.  Жить, оказалось, слишком больно» - сказала я как-то Анабэлю, и отвела виновата взгляд.  Я почувствовала, как бессилие растекается по моему телу.  Именно в тот момент он дотронулся до меня в первый раз.  Я чувствовала его нежные губы, чувствовала как его клыки царапают мою кожу.  От его поцелуя веяло холодом, но вопреки этому внутри меня разливалось тепло.  Может быть мое отчаяние и безысходность сияли как-то особенно, я не знала, мне было важно лишь, что он целовал меня, что он был рядом.  В ту ночь я впервые встала с кровати за последнее время.  Мы до утра стояли на крыше, а он обнимал меня своими крыльями, и мне было тепло. 
     Любовь настигает нас в самые неожиданные моменты жизни, или почти смерти.  Она не спрашивает разрешения, и не слышит твоих просьб.  Она независима, не терпит слабости и гордости, она сильна и одновременно ей нужна защита.  Любовь нам необходима, но становится немного жаль, когда понимаешь, что продолжения не будет.  Оно просто невозможно. 
     В один из унылых вечеров, когда на улице шел дождь, как будто само небо оплакивало мою ошибку, мое состояние со стабильно плохого стало критическим.  Я впала в кому, из которой не могла выбраться пять дней.  Пять дней в небытие, где нет ни снов, ни иллюзий, только белое пространство.

Катя Волк ©

15.05.2008

Количество читателей: 8966