Содержание

Ярость неистребима
Миниатюры  -  Мистика

 Версия для печати

Приглядевшись в извлечённый из земли объект, он побелел от ужаса и немедленно вызвал руководство, опасливо хватаясь за сердце.  Руководство вскоре поступило также, руководитель раскопок потом всю жизнь не мог прийти в себя после увиденного, хотя на подобное он смотрел по телевизору не очень уж и редко, любитель он был пощекотать себе нервы под пивко. 
      Этим увиденным зрелищем был труп явно высокого старика, в драном пальто и штанах с ботинками, к ужасу младшего персонала из мокрого торфа выпала даже старая соломенная шляпа! Машинально взяв её в руки, кто-то понял, что это шляпа покойника, и в ужасе выбросил её.  Как оказалось, слишком поздно.  Когда на место приехали криминалисты, они сразу же забрали тело.  Расследование показало, что старик сам утонул в торфяннике десять лет назад, а в холодном торфе тела хранятся целыми в разы дольше, так что удивительного спецы не нашли ничего.  Такие случаи у них были не редкостью.  Личность установилась с трудом, но один немолодой фельдшер, случайно узнавший об этих событиях, тyт же, сразу понял, кто снова обрёл свет дня после многих лет.  Мандрид, великий мститель всему миру за его несправедливость, давно уже как погибший от якобы "несчастного случая" старик, лежал, погребённый в сыром болоте, куда его в связи с трyдами праведными занесла нелёгкая, годами дожидался этого момента, и его преданный ученик смеялся полным злорадства смехом.  Ну он вам покажет всем, думал он.  Он-то хорошо знал страшную тайну, сообщённую ему одному, и которой часто пользовался сам ради помощи слабым. . . 
     
      * * *
     
      Константин, прораб и молодой человек лет тридцати, подолгу задерживался в кабаках, чтобы развеселиться после тяжкой работы, благо схваченная соломенная шляпа, принадлежавшая покойнику десятилетней давности и о которой без ужаса и пива не вспомнить, очень употреблению вышеупомянутого пива и поспособствовала.  Лишь одно смущало в этот вечер, второй литр не вызывал похмелья даже без солёной рыбки.  Немало удивившись и удивив всех равнодушием к очередной даме, он стремглав вылетел на пыльную улицу.  Тут-то и началось нечто, парень услышал в голове леденящий смех, который сразу же стих.  Протрезвев на месте и окончательно, рабочий во всех деталях вспомнил то, от чего упал на землю, так ноги ослабели: глаза трупа-то сегодня утром смотрели осмысленно и прямо на него, а лицо исказилось в ухмылке! Неужто безумие, в который раз за день думал парень? Всё, не пью больше ничего и начинаю от белочки лечиться! "Вот все вы такие, только как припрёт, вы можете что-то!" - внезапно прогремел резкий голос в голове, который смеялся минутой ранее.  Кто же ты такой, подумал почти парализованный рабочий, пятясь от возникшего перед ним видения.  Горящие ненавистью глаза старика, седого и в пальто с брюками, смотрели прямо, оскал ровных зубов и триумфальная поза лишили завсегдатая бара остатков воли.  И старик неестественно быстро ринулся вперёд, прямо на Константина. 
     
      * * *
     
      Жена ощущала, что что-то не так, едва её муж лёг спать и был резким речью, а ночью каким-то неестественно страстным.  От алкоголя отказался, свинины жирненькой не ел ни ломтя.  Ложился он не с обычным смехом, который она вызывала пошлыми анекдотами, а со страшными, как у дикого зверя, глазами и похожей на ухмылку гримасой.  Спокойной ночи он пожелал, но устойчивая иллюзия, что это не Константин, а нечто иное, не покидала Катерину всю ночь.  Как же она была права.  Когда "муж" проснулся, иллюзия вроде поугасла, тем более, рыбу приготовил он неплохо.  Отблагодарив его по-женски за это и сама оставшись довольна, она начала делать уборку по дому. 
      Сам же "Константин" пошёл на работу, смотря по сторонам вроде как легко и беззаботно.  Внезапно на его глазах один молодой пнул старушку, которая. . .  не уступила ему дорогу.  Ярость, с которой он накинулся на этого подонка общества, поразила всех.  За малым не вызвали никого, ибо размазанный по стенке хам и переведённая через дорогу пенсионерка вызывали только чувство реализованной справедливости.  Но потом старушка вспоминала этого "молодого человека" всю жизнь, ассоциация у неё была с ним странная, он непонятным образом напоминал ей одного согбенного старика в драном пальто, который много лет назад спас бомжа от пьяного водителя.  Как же она была права, и не знала она, что и она через пару часов станет такой же, как он! Когда она внезапно произнесла слово "Мандрид", превращение шло полным ходом. 
     
      * * *
     
      Злость росла, увеличивая силы, давая возможность увеличивать и рождать справедливость всюду.  Он ожил после смерти, годами ранее ожидая новой жизни.  Его выкопали рабочие, которые в массе были неплохими людьми, не то, что их мажор начальник, который только грабил честных людей.  Он-то и стал новым, уже третьим носителем того, кто ранее жил не зря, и отныне бесполезный кyсок мяса стал следующим носителем справедливости.  И вновь Мандрид пошёл чистить мир от всего лишнего, недостойного и тленного. 
     
      Часть четвёртая.  Победа отмщения. 
     
      Издевательство над чужими страданиями не должно быть прощаемо. 
      Чехов А.  П. 
     
      Старик в сером и развевающемся пальто быстро шёл по улице, словно он был юношей, но от него разбегались даже бешеные звери и без рассуждений начинали расступаться люди.  Шляпа, неизвестно как не падавшая при таком сильном ветре на мостовую, тоже серая и старая, нисколько не скрывала горящие неведомой ни в один век до этого дня ненавистью бесцветные глаза.  Морщины почти не тронули лица яростного старика, но ощущение огромного возраста и болезни не покидало никого, кто мог не впадать в ступор от страха при одном взгляде в его глаза, а старик смотрел в глаза всех и каждого, кого видел.  Запавшие и словно сжигающие единственным взглядом, некогда серые и ныне почти белые от возраста, они были неподвижны в глазницах, запавшие глубоко, отчего всё бородатое лицо походило на череп, обтянутый сероватой же кожей.  Пальто и брюки с ботинками из серой замши дополняли картину.  Какой-то алкоголик не пропустил дедушку, тот посмотрел в его пьяные очи так, что тот не только протрезвел, но и произнёс имя воплощённого ужаса: "Мандрид!".  Народ, поняв, кто это был и изо всех сил гнавший от себя мысли об истинном имени старика, побелел, некоторые упали в обморок, отчего старик криво ухмыльнулся и засмеялся резким и громким смехом. 
      Он не хотел ужаса, не хотел, чтоб его именем пугали детей, хоть и получал от сего немалое удовольствие.  Он воплотился уже во многих телах, многие прожигатели жизни переставали существовать, уступая мстителю свои тела и жизни за прожигание своего времени без всякой цели.  Он прятался до поры, но теперь растущая и негасимая ненависть ко всему мирозданию настолько придала ему силы, что он смог воскреснуть в своём истинном обличье.  Хотя его тело, погибшее в торфяном болоте, было достойно кремировано под руководством нужных людей, а на деле его же воплощений, он смог материализовать себе новое, ничуть не хуже.  В один прекрасный день он внезапно ощутил враждебное присутствие и словно высверком пришла мысль откуда-то снаружи: "Остановись, ты покушаешься на законы природы, что создали мы, дабы не дать жизни обнаглеть и развиться не в ту сторону! Мандрид, ты заходишь далеко!".  Он-то понял, с кем и с чем общался.  Прообразы богов и демонов, а на деле созданные неведомо кем нематериальные силы, держали жизнь в несправедливости и муках, чтобы она не стала опасной лично для них.  Они думали, что могли напугать его, после того, что его воля к жизни вытащила его с той стороны! От этого старик осатанел, сразу же направив на них всю свою волю и ненависть, ощутил сильное противодействие и еле устоял на ногах.  Он не собирался оставлять в живых ни одного врага, он силой воли держал их рядом, не давая бежать. 
      Судьба, боги, ха! Твари вы все, победно смеялся старик, ощущая, как огонь жизни сжигал их.  Он едва не погиб сам, но он не боялся смерти в отличие от предыдущих претендентов на место победителя "судьбы".  Он-то бессмертен, лишь непривычный ужас спас "рок" от смерти, они попытались с ним договориться.  На такую наглость Мандрид ответил лишь одним способом, которым можно отвечать угнетателям всех мастей, - сжёг их в ничто.  Еле живой, он засмеялся, и теперь шёл по свободному миру, устрашая собой людишек, пустых рабов павшего навеки бесплотного начала.  Пытавшиеся обманывать других ворожеи и прочие корчились в диких болях, сходя с ума от напора ненависти мстителя.  Все алкоголики, наркоманы, курящие и угнетающие других кеглями падали от его беспощадных ударов.

Стерхов Андрей Ветрович ©

21.05.2016

Количество читателей: 3197