Содержание

Крепкие узы любви
Рассказы  -  Ужасы

 Версия для печати

Отец, поняв уже, что это бесполезно, принимается строить дом для сына и будущей снохи.  Дом, которому суждено стать крематорием для Вики. 
     
     На свадьбе Макс произносит ставшие пророческими слова: «Даже смерть не разлучит нас».  Кажется, счастье будет длиться вечно, молодой муж быстро находит работу с отличными перспективами, жена с головой погружается в хлопотное дело по обустройству их нового гнёздышка, слишком огромного для двоих.  Только семейную суету портит то, что Виктория долгое время не может завести ребёнка.  Однако, после очередного повышения Макса, жена сообщает желанную новость. 
     
     К сожалению, всё заканчивается выкидышем.  Трагедия даёт трещину в безоблачных до этого отношениях.  Ничего не замечая, Максим всё дальше уходит в работу, а бокал вина по выходным у Вики перерастает в бутылку портвейна до обеда ежедневно.  Макс избегает ссор, стараясь бывать дома как можно реже, его жена выплёскивает накопившеюся обиду в супружеских изменах. 
     
     Когда, казалось, на браке можно уже ставить крест, Вика узнаёт о второй беременности.  Женщина знает, что ребёнок не от мужа, догадывается об этом и Макс, но снова озарённое улыбкой лицо жены заставляют его простить даже это.  Мальчик рождается в срок здоровым и пухленьким. 
     
     Ребёнок заново связывает семью воедино.  Обратно наступают безмятежные годы призрачной беспечности.  Пропасть между женой и мужем начинает зарастать.  Хотя Макс не проявляет искреннего рвения в совместном воспитании сына, но счастлив возвращению прошлой Вики, любимой, которой поклялся быть верным даже после смерти. 
     
     Следующие несколько лет становятся предысторией к настоящей трагедии, разрушившей семью окончательно. 
     
     Беда намного тяжелее, если случается в погожий солнечный день.  Обычное дорожное происшествие, когда Вика на минуту отвлекается на прогулке недалеко от дома, уносит жизнь ребёнка.  Приехавший на место Макс застаёт только кровавую лужу на дороге, растерянную жену и самого водителя, виновного в наезде. 
     
     Веснушчатый рыжий паренёк только получил права, он спешил, ехал к своей девушке, слишком поздно заметил выбежавшего на проезжую часть мальчика.  Чем-то этот юноша напоминает Максу себя целую вечность назад, такое же мечтательное влюблённое выражение в глазах, затаившееся под виноватым испуганным взглядом. 
     
     Максим решает не искать виновных, Вика ж наоборот закатывает вечером истерику.  Она требует поквитаться с убийцей, подключить для этого связи отца, чтобы рыжий юноша сел надолго, или вообще найти тех, кто переломает водителю все кости, искалечив на всю оставшуюся жизнь. 
     
     В ответ на упрёк Макса, где в этот момент была сама мать, всплывают прошлые обиды, накопленные годами.  Скандалы, которые Макс избегал три года назад, теперь обрушиваются на него в один миг с неистовостью водопада.  Бросив, что утром он уходит, муж запирается в своём кабинете, решив напиться, а завтра сбежать.  Теперь уже навсегда. 
     
     Следующие воспоминания Макс пытался забыть все последние месяцы. 
     
     Его будит терпкий запах дыма, кабинетная дверь заперта чем-то снаружи.  Человек всё-таки выбивает её, теряя драгоценные секунды.  Выбравшись, мужчина видит пылающие стены, мебель.  Посреди этого ада стоит его жена. 
     
     Вика кричит о проклятом доме, о том, что Макс обещал быть с ней даже после смерти, и этот момент настал.  У ног жены опустошённые канистры из гаража, в руках ещё одна, на лице безумная жуткая улыбка.  Она начинает лить на себя бензин и сразу вспыхивает, словно надев платье из огня.  Кожа рвётся, лопается, чернеет, превращая улыбку в оскал черепа и обнажая зубы на месте румяных щёк. 
     
     Мужчина не помнит, как выбежал и что было дальше.  В себя Макс приходит через несколько дней.  Всё это время до него не могли достучаться даже родители, не говоря уже о подоспевших к пожару спасателях и милиции.  Все заботы о похоронах берёт на себя отец человека, но Максу не суждено попасть даже на них. 
     
     На третью ночь возвращается она, призрак его сгоревшей жены.  Вики можно коснуться, она говорит с ним, и от этого не скрыться. 
     
     Макс сам приходит в психушку наутро.  Мужчине приходится рвать на себе одежду, царапать лицо, кричать словно зверь, чтобы его приняли без очереди.  Сразу же он просит, чтобы врачи давали как можно больше успокоительного.  Максу нужно забытье каждую ночь, тупоё забвение, иначе придёт она.  После пары таких случаев, когда стараясь избежать касания острых пальцев жены человек лезет чуть ли не на стены, его просьбу выполняют и переводят в одиночную палату.  Макс отказывается от встреч с отцом.  С тех пор каждый день проходит по рутинному расписанию, а вечером наступает время приёма желанных лекарств.  Но не в этот раз. 
     
     Не выдерживая тяжести воспоминаний Макс поднимает голову, чтобы снова взглянуть на застывший в вечной муке обугленный череп жены.  Призрак исчез, но едкий запах гари до сих пор витает в воздухе.  Неужели рассвет наступил так быстро? Мужчина оглядывается, — за окном ещё темно, но солнце должно быть уже начало показываться на другой стороне больницы. 
     
     Осмотревшись Макс замечает перед собой пятно сажи.  Засмеявшись человек дотрагивается до него, на ладони остаётся чёрный отпечаток.  Что теперь скажут об этом, когда увидят? Конечно, больной мог сжечь какую-нибудь тряпку, прихваченную днём, и как наверняка скажет врач: «Спонтанное проявление пиромании вследствие травмы».  Всё бесполезно, призрак жены будет постоянно преследовать мужчину.  Макс снова касается золы, но в этот раз его пальцы нашаривают нечто неожиданное.  Нож!
     
     Мужчина поднимает покрытое копотью лезвие.  Таких ножей полно на кухне, но больным вход туда строго воспрещён, не говоря о том, чтобы взять оттуда какую-либо вещь, годившуюся как оружие. 
     
     Первой мыслью Макса становиться вскрыть себе вены.  Как только металл касается кожи, руки начинают дрожать, на лбу выступает испарина. 
     
     Что потом? Объятия Виктории и вечно кровоточащие руки? Тьмы и безмолвия, какие дарят лекарства, после смерти уже не будет, в этом Макс не сомневается.  Сгоревшая жена требует крови.  Уйдёт ли она, заполучив желаемое, что если призрак вернётся спустя год, или даже месяцы? Надеяться на ежедневную дозу транквилизаторов тоже не приходится, сегодняшняя ночь тому доказательство. 
     
     Решение этой дилеммы далось непросто.  Тяжело вздохнув Макс прижимает к себе нож, ложится на койку под окном.  На его лице обречённое выражение муки.

Евгений Мякотин ©

23.03.2015

Количество читателей: 6177