Содержание

След некроманта
Повести  -  Ужасы

 Версия для печати

Смотри, - она вновь ухватила его за левую кисть.  – Судя по этим линиям, мне предстоит спасти тебя от смерти еще до конца этого года… - София посмотрела ему в глаза, и по ее взгляду Киреев понял, что его дама говорит совершенно серьезно. 
     - Надо же, - пробормотал Егор.  – Слушай, ты правда все это видишь?
     - А ты правда мертвых воскрешаешь? – улыбнулась София.  И что тут было сказать? Сейчас Егор уже жалел о своей вчерашней откровенности.  Разумеется, если София станет постоянной спутницей его жизни, перед ней можно будет раскрыться полностью.  Пока же она считает его слова о некромантии не более чем веселой глупостью.  К счастью, тон, с которым был задан ее последний вопрос, безоговорочно свидетельствовал о том, что отвечать вовсе не обязательно. 
     - Самое главное, - сказала София, - что никаких фатальных событий не предвидится.  Судьба, заложенная в этих линиях, редко меняет свой ход. 
     Егор только молча кивнул.  Он прекрасно знал, при каких обстоятельствах может измениться предначертанная небесами судьба…
     - Что ж, это радует.  Скажи, а наша с тобой встреча тоже была заложена в этих линиях?
     София посмотрела на свою руку. 
     - Для меня – да, - сказала она через миг.  – А для тебя – лишь наполовину.  Ты волен сам решать, как поступить со мной дальше…
     - Ну что ж, - Егор сделал паузу, - считай, что я уже решил. 
     Лицо женщины вновь приняло озабоченное выражение. 
     - И что же ты решил? – спросила она. 
     - А вот что, - Егор стал целовать ее шею, постепенно спускаясь к груди…
     
     Воздух над городом был пронизан ледяным дыханием Смерти. 
     Это мешало ростовчанам расслабиться и почувствовать себя полновластными хозяевами сезона, который в этом городе самобытен настолько, что слова «ростовское лето» давно уже стали самостоятельным выражением не только для тех, кто проживает здесь постоянно. 
     Сам этот город, к слову сказать, тоже весьма оригинален и самобытен.  За два с половиной века своего существования он сделал то, что не удалось многим европейским столицам за всю их историю.  Ростов-на-Дону обзавелся неимоверным количеством мифов, легенд и баек, многие из которых стали известны на всю страну (которую, если верить одной пошловатой «кричалке», Ростов частенько помещает в коленно-локтевую позу). 
     Вы, может статься, слышали уже о шайке колдунов, что собирались спалить город к чертям собачьим и начали с собственных комнат в студенческом общежитии? Доходили до вас слухи о бомже, что обитает прямо в здании факультета журналистики, где бездомный бедняга когда-то учился? Быть может, вы даже знаете, почему Егор Летов десять лет не давал концертов в Ростове и приехал сюда лишь в 2006 году, будто предчувствуя свою скорую гибель? Но, если вы живете не в Ростове, то истории эти вам, скорее всего, кажутся не более чем забавными сплетнями.  Тем более что всякий, кто пересказывает их, почему-то начинает утверждать, что описываемые события происходили в его родном городе и ни в каком другом.  А между тем, все это – чистая правда, особенно – если речь заходит о колдунах.  Выражение «ростовский колдун» - оно почти настолько же знаменито, как и «ростовское лето». 
     Правда, чтобы прославиться, ростовскому колдуну, как и ростовскому писателю, желательно для начала помереть…
     Вы найдете их здесь в изобилии – магов, колдунов, эзотериков, парапсихологов, экстрасенсов, гадателей и гадалок, а также странную новую разновидность, именуемую эниологами.  Есть еще заклинатели бесов, астральные каратисты и суггестологи.  Многие, очень многие ростовчане считают себя в той или иной степени причастными к Тайному Знанию.  А многие из них и в самом деле к нему причастны…
     Так было, например, с мелким мистиком, носившим донельзя оригинальное прозвище «Гэндальф».  Это он стоял во главе ячейки, что готовила «огненное спасение» для всей южной столицы, но, напортачив в процессе тренировок, превратилась в кучку бомжей.  Об этом во время оно писали даже московские газеты.  А вот бесславный конец горе-колдуна стал известен только ростовчанам.  Спустя ровно год после заварухи с пожарами, исхудавшего и вконец опустившегося Гэндальфа утопили в Дону случайные собутыльники. 
     Был еще один колдун, постарше, а стало быть, посерьезнее.  Он, возможно, жив и поныне, хотя в последний раз, когда о нем было слышно, маг был уже смертельно болен.  В единственном интервью, которое Василий Михайлович дал на исходе ХХ века городской прессе, он утверждал, что в 80-е годы активно сотрудничал с КГБ, а в середине 90-х в составе специальной группы занимался психологической обработкой населения в преддверии президентских и губернаторских выборов.  Вы, стало быть, думали, что голосовали за Ельцина, руководствуясь собственными убеждениями? Как бы не так!
     Но самый знаменитый из ростовских колдунов скончался давным-давно, никто уж и не вспомнит, когда.  По слухам, он похоронен на Братском кладбище и по сей день сохраняет немалое влияние на мир живых.  Особенно популярна эта легенда среди ростовских студентов.  Эти ребята вообще в большинстве своем с головой погружены в мистику и регулярно гибнут (да просто как мухи мрут!) в результате неправильно проведенных магических ритуалов.  Виной тому – легенды о Гэндальфе, активно распространяемые через газеты, Интернет и в кругу общения его уцелевшими прихвостнями. 
     Итак, могила колдуна.  Доказательством храбрости среди увлеченных мистикой студентов является визит к этому захоронению.  Церемониал таков.  В полночь надо прийти на могилу, в одиночку и без фонарика.  Сесть на ее край и высказать свое сомнение в посмертной силе колдуна.  Желательно при этом использовать бранные слова и так называемую «ненормативную лексику».  Затем следует достать заранее помеченный нож и вогнать его в землю у себя за спиной.  После чего – встать и, не оглядываясь, отправиться домой.  Знакомые, которым вы доказывали свою храбрость, придут на рассвете – посмотреть, торчит ли из могильной насыпи нож.  Это будет свидетельством того, что вы действительно были на могиле прошедшей ночью. 
     В середине восьмидесятых на могиле чернокнижника нашли мертвым студента Донского института сельхозмашиностроения.  Дело происходило поздней осенью, и парень был одет в длиннополое пальто.  Сев на могилу, студент выполнил все условия описанного выше ритуала.  Он воткнул нож в землю у себя за спиной и случайно пришпилил к могиле полу своего одеяния.  Пальто и не пустило его, когда молодой человек попытался встать.  Тут ему и померещилось, будто оскорбленный колдун, восстав из могилы, схватил его – сердце студента не выдержало. 
     Исследователи городского фольклора считают, что вся эта катавасия с мертвым колдуном – чистейшей воды вымысел.  Ведь чернокнижников на Руси в освященной земле не хоронили.  Даже за кладбищенской оградой, где, согласно традиции, находили последний приют люди, отлученные от церкви, а также самоубийцы и скоморохи.  Тела колдунов сжигали их родственники, последователи или друзья из числа посвященных.  В противном случае душа покойника была обречена на вечные страдания.  В ночь после формального погребения (проходящего, разумеется, без отпевания) тело выкрадывалось из гроба для предания огню.  Так что, полагают публицисты, если на Братском кладбище и впрямь когда-то был похоронен настоящий колдун, сейчас на этом месте лежит в земле один лишь пустой гроб, сгнивший много десятилетий назад…
     И это действительно так.  Гроб, что некогда содержал останки адепта губительной Черной науки, сейчас в самом деле пуст.  Вот только опустел он совсем недавно.  Те, кто должен был сжечь тело на проклятом пустыре, то ли испугались чего-то, то ли просто решили сыграть с чернокнижником жестокую шутку – колдун, более не живой, но и не умерший окончательно, остался лежать в причинявшей ему страдания освященной земле православного кладбища.  Сколько продолжалось это тягостное существование, подобное тому, в котором пребывали проклятые мертвецы из «Страшной мести» Гоголя, сказать весьма затруднительно.

Антон Вильгоцкий ©

06.12.2010

Количество читателей: 21448