Содержание

Чёрт
Миниатюры  -  Мистика

 Версия для печати

Александр Тихонов
     Чёрт
     
     
     Пьянство есть упражнение в безумстве. 
     Пифагор
     
     
     - Голова… Голова раскалывается…
     - Пить меньше надо. 
     - Надо, а не получается.  Бли-и-ин… Число сёдня какое?
     - Четвёртое января. 
      - Вот чёрт!
     - Да, представь себе, Чёрт.  Упреждая твой вопрос и нелепое удивление, скажу, что зовут тебя Иван Артемьев, находишься ты в своей квартире и тридцать первого декабря минувшего года ты нажрался как свинья.  В последний раз нажрался. 
     - Э, ты! Почему в последний?
     - Потому, что ты умер. 
     - Кто, я?
     - Все умрут рано или поздно, просто ты раньше, чем все прочие.  Да не волнуйся ты так.  Дыши носом и думай о хорошем. 
     - Я умер?
     - А, по-твоему, зачем я здесь?
     - Фига се!. .  Ты кто такой ваще?
     - Амнезия замучила или похмелье сказывается? Я уже представлялся – Чёрт, служба загробного сопровождения. 
     - Не свисти!
     - Рожки показать или копытцем топнуть для вящей убедительности?
     - Рога. 
     - Рога – это у твоего соседа из двадцатой квартиры, а у меня рожки.  Табельные, майорские… Вот, смотри.  Веришь теперь?
     - Фига се!
     - Руками не тронь! Веришь, я тебя спрашиваю?
     - Ве… ве… вы… выпить можно?
     - Нельзя, пока не ответишь!
     - Поверил, поверил! Христа ради, подай бутылку, а…
     - А потом тебя пьяного на себе волочить? Э, нет, брат. 
     - Куда волочить?
     - Как это «куда»? В Ад, в спецприёмник. 
     - Тогда хоть сто грамм на дорожку хлебнуть.  На посошок…
     - Не-а.  Ты, дурень, хоть бы спросил, от чего умер, прежде чем водяру клянчить. 
     - А от чего я умер?
     - Водка палёной оказалась.  Во-о-от эта вот бутылочка.  Колька – сосед твой преставился ещё минувшей ночью.  Я его сам забирал.  Говорит, если встретит тебя в Аду, башку оторвёт. 
     - Я за эту водку стольник отдал, не может она быть палёной!
     - Ты со мной споришь? Не, ну ты, конечно, можешь не согласиться, но тогда либо ты отравился килькой, либо салат оказался с цианидом. 
     - Спорю! Водка – наш друг, не порочь её честное имя! Кстати, о водке… Что ж это я и сто грамм гостю не налью.  Бери стакан, за стол садись.  Угощать буду!
     - Отравить меня хочешь? Не получится – я бессмертен. 
     - Тем более надо пить, нечего добру пропадать!
     - Я бес-смер-тен! К тому же, если выпью пол-литра палёной водки, добрее к тебе не стану и не отпущу. 
     - За встречу грешно не выпить. 
     - Грешно? Ты мне это говоришь? Я при исполнении вообще не пью.  Так что хватит дурью маяться.  Одевайся и пойдём.  У меня ещё трое на сегодня таких же любителей Нового Года. 
     - Никуда я с тобой не пойду! Щас Михалыча позову, мы тебя, морда рогатая, так отмудохаем, мать родная не узнает! Чё ты вылупился!? А ну вали отсюда!
     - Михалыч, Михалыч… Так, где-то он у меня тоже записан.  В акте приёмки покойников, вроде… Ага, вот! Семёнов Игорь Михайлович семьдесят второго года рождения.  Причина смерти – отравление некачественным алкоголем.  Ты о нём?
     - Он умер? Миха-а-алыч!
     - Не ори! Умрёт он через двадцать семь минут.  Доставлю тебя по назначению и за ним.  На выход, пьянь!
     - Чёрт, а Чёрт…
     - Чего ещё?
     - Может, договоримся, а? У меня дети маленькие, мне нельзя в Ад…
     - Как ты там говорил – «не свисти»? Так вот, не свисти! Нет у тебя детей, а жена два года назад от тебя ушла, потому что пил безбожно.  Куртку одевай и пошли, клоун. 
     - А водку тут оставим?
     - Тут. 
     - А может…
     - Не может! Хотя… Ты же всё равно умер.  Бери с собой, но учти – в Аду состояние алкогольного опьянения за отягчающее обстоятельство принимается. 
     - Ну и ладно.  Ну и хорошо! А можно ещё шкалик с кухни захватить? Не для себя, товарищ Чёрт, для Михалыча…
     
     2 августа 2011 г. 
     Испр.  25. 08. 2011 г. 
     .
 [1] 

Александр Александрович Тихонов ©

09.03.2012

Количество читателей: 1581