Содержание

На правах рекламы:

http://www.arendanasosov.ru/ varisco вариско.

Пёс Зевса
Рассказы  -  Ужасы

 Версия для печати


     Крупный заголовок кричал: «Брянский душегуб снова наносит удар».  Ниже – черно-белое фото ДПСника.  Глаза стеклянные, на шее – кровавая улыбка от уха до уха.  Рядышком ютился столбик мелкого текста: «В ночь на четырнадцатое августа на орловском шоссе было совершено убийство.  Жертва – старший сержант Куропаткин Андрей Данилович.  Горло перерезано, на лбу вырезана буква «Н».  Такую же отметину убийца ставил на предыдущих жертвах, тоже сотрудниках правоохранительных органов.  Как и раньше, неизвестный не оставил следов.  За избирательность жертв его окрестили Ментогубом.  Милиции же не до шуток.  Каждый раз убийца нападает в разное время, в отдаленных друг от друга местах.  Расследование стоит на месте…»
     – Мозги у них стоят на месте, не шевелятся, – пробурчал Артур и кинул газету на журнальный столик. 
     Тихо трещал огонь в камине.  Стучала секундная стрелка бронзовых часов.  Почти двенадцать. 
     В огромном мягком кресле сидел широкий в кости мужчина тридцати лет, в армейских ботинках и штанах, светло-зеленой футболке.  Угловатое лицо, крупный нос, глубоко посаженные изумрудные глаза, мясистые губы, выпуклый низкий лоб, черные волосы «ёжиком».  Массивная грудь медленно вздымается и опускается.  Мускулистые руки покоятся на пухлых подлокотниках. 
     – Правда, Бэнс? – спросил мужчина спящего у ног сенбернара.  – Зажрались, оборотни.  Мозги уже жиром заплыли.  Собакам собачья смерть.  Извини, Бэнс. 
     Артур бросил злобный взгляд на фото мертвого ДПСника. 
     – И этот, небось, был не ангел.  Взятки брал, хозяевам жизни жопу лизал, а к простым так ни за что цеплялся.  Тьфу!
     Пес вздрогнул, дернул ушами. 
     – Спи, спи, старик. 
     Сенбернар опустил голову на лапы. 
     – А это мудрая идея, Бэнс. 
     Артур поднялся и тяжелой поступью прошел в спальню.  Расстилать постель не стал, как и раздеваться.  Просто лег на спину, заложил руки за голову, закрыл глаза и приказал себе спать.  Организм повиновался. 
     Или нет…
     Ощущение будто взлетаешь. 
     Кожи коснулся легкий ветерок, запутался в волосах. 
     Артур открыл глаза.  Нахмурился. 
     Вдали блестит багровое солнце, наполовину скрывшись за периной облаков.  В белых барашках, сотканных словно из ваты, висят, дрейфуют комоды, мячи, зеркала, ящики, театральные маски…
     – Удивительное место, не правда ли? – послышался мягкий вкрадчивый, как у сказочника, голос. 
     На облако опирался всего лишь одним углом огромный черный куб.  Стоял и не падал! Точно балерина, вставшая на пальцы ноги.  На нем восседал зверь-бастард.  Орлиные голова, шея и крылья, но все остальное – львиное. 
     Артур готов был поспорить, что бастард сейчас улыбался бы, если б клюв был на это способен. 
     – Ты кто?
     – Может, стоит начать с того, кто ты? Офицер в запасе.  Совсем недавно закончил службу по контракту.  Имеешь медали за боевые заслуги.  Удивительно, да? Кто бы мог подумать пол жизни назад. 
     – О чем ты? Кто ты, черт тебя подери?
     – Я не люблю отвечать, я люблю загадывать.  Возможно, это осветит твою память. 
     От садящегося солнца пробежала кровавая волна, окрасила все небо, все облака вокруг, под ногами.  Воздух задрожал, и перед Артуром появились три подростка.  В черной одежде, с иссиня-черными волосами, жирными черными тенями на глазах, блестящими черными губами и черной гнилью вместо глаз. 
     – Что за черт?
     Подростки высунули языки и начали резать их бритвенными лезвиями, стонать, целоваться. 
     Артур протер глаза, но наваждение не спало.  Подростки превратили свои языки в кровавое месиво и перешли к лицу.  Одной рукой лаская, другой они уродовали друг друга, медленно, с садистским наслаждением.  Сплелись воедино, в одного огромного жирного паука, истязающего себя и получающего от этого удовольствие. 
     – Твою мать, что за чертовщина! – в грудном голосе смешались злоба и растерянность. 
     – Это отголоски прошлого.  Твоего прошлого. 
     – Убери их, – брезгливо бросил Артур.  – Да, я был в школе готом, но мы не позволяли себе кромсать друг друга. 
     Клекочущий, нечеловеческий смех. 
     – Это лишь загадка.  Ответ на твой вопрос, кто я. 
     Артур невольно вспомнил детские годы, среднее звено школы.  Он увлекался готикой, металликой, триллерами и монстрами.

Карелин Алексей ©

05.08.2011

Количество читателей: 7004