Содержание

Смерть и любовь
Миниатюры  -  Мистика

 Версия для печати

Я увидел ее - прекрасную, словно ангел, такую чистую, светящуюся.  Она стояла передо мной и смотрела, молча прямо мне в глаза.  Это была Смерть, я сразу понял. 
     - Пора? - несколько нервно спросил я взглядом. 
     - Нет, тебе еще рано.  Я пришла за ним, – также молча, ответила мне Смерть и посмотрела на человека в серой форме нелепо распластавшегося на асфальте. 
     Тот зашевелился, неуверенно встал и с ужасом посмотрел на Смерть.  Меня он не замечал.  Он испуганно приблизился к Ней.  Смерть взяла его за руку и повела прочь по улочке, покойник, шатаясь, шел, немного отстав, и периодически оглядываясь на место своей гибели.  Смерть шла медленно, но уверенно, лишь дойдя до поворота, она остановилась на мгновение и оглянулась на меня.  Грусть, нежность, легкое удивление и интерес смешались в этом взгляде словно в коктейле.  Этот последний взгляд, перед тем как они скрылись, был последней каплей в бокале моих чувств.  Они хлынули через край и я, уверенный в своей твердости и бездушии испытал чувство сильнее в тысячи раз, чем те, что доводилось мне когда-либо испытывать.  Я ПОЛЮБИЛ, влюбился с одного взгляда, не важно, что это была Смерть.  Это была девушка, это был ангел для меня, все остальное пустое.  Я уронил взгляд на асфальт и уставился в серую куклу, бывшую несколько минут назад человеком.  Я лишил его жизни и в наказание за это увидел Смерть.  В наказание ли? Или в награду? Я был абсолютно уверен в реальности увиденного, даже мысли не проскочило, что это мне померещилось, это плод моего разыгравшегося воображения. 
     После этого дня я грезил только ей, во сне я видел только взгляд ее больших серых глаз, ее лицо, ее прекрасные золотистые волосы, рассыпавшиеся по изящным плечикам.  Я хотел ее увидеть вновь, я жил только одной мыслью – увидеть Смерть! И однажды я решился вновь.  Я боялся, что в этот раз ничего не будет.  Но я рискнул.  Я вновь убил человека.  Убил, чтобы увидеть Смерть.  И о чудо! Она пришла.  Так же молча, мы смотрели друг другу в глаза, но в этот раз она не торопилась взять за руку мою жертву, жертву, что я принес на алтарь своего чувства. 
     - Зачем? - спросили ее глаза. 
     - Чтобы увидеть тебя еще раз, – взглядом ответил я. 
      И тут же в глубине ее прекрасных серых глаз вспыхнула нежность.  И что-то еще было в ее ответном взгляде, я плохо разбираюсь в чувствах, но мне показалось, что это была любовь, а еще благодарность.  Тогда я не понял, за что она была мне благодарна. 
     Уже после я понял - еще ни один человек не желал Смерти, только ради того, чтобы ее увидеть и насладиться ее красотой, ее боялись, ее желали, но лишь как избавление от жизни и практически каждый беря ее за руку был напуган и ошарашен, словно человек сорвавшийся с обрыва, но в последнюю секунду схваченный чьей-то сильной рукой.  В этот раз наша встреча и беседа лишь на несколько мгновений была дольше первой, но сейчас, перед тем как скрыться, последним взглядом она сказала: До свидания!
     О, как я ждал наших свиданий.  Я делал свою работу, я убивал, и каждый раз видя ее, все сильнее хотел пить.  Пить этот сладкий напиток – Любовь.  Мы упивались с нею вместе им.  И она не осуждала меня за то, что я убивал, а я, если честно, перестал замечать своих жертв, когда они, испуганные и ничего не понимающие, брали за руку Ее.  Они для меня были лишь бездушными билетами на наши встречи.  Вы же никогда не жалели те монеты, что вы кидали в таксофон звоня любимой.  Вот и я кидал их, не считая, но однажды настал момент, когда я перестал напиваться теми малыми глотками что давали нам наши встречи, я захотел большего.  Я захотел напиться как можно больше за раз.  Я начал ревновать ее к ним, к моим жертвам, почему мне достается лишь несколько мгновений, а им целый путь, куда-то, пусть последний, но все же, а еще она берет их за руку.  Как же это невыносимо.  Как же я хочу неспешно пройти с ней свой последний путь, держась за руки.  Ощущая ее не только сердцем и взглядом, но и рукой.  Последний путь с любимой, держась за руки – не об этом ли грезили поэты и романтики. 
     Она, видимо читала мои сокровенные мысли, и в ее взгляде при расставаниях я чувствовал грусть от неизбежности разлуки и краткости свиданий, но всё же, мое желание вызывало в ней печаль куда большую, ведь это будет последний путь.  Это будет последнее свидание, пусть и самое долгое…
     Вскоре этот день настал.  Я желал его всем сердцем, но при этом и не рвался приблизить его самостоятельно, осознавая, что причиняю боль этим желанием Любимой.  Расплата за наши свидания настигла все же меня.  Меня арестовали.  Допросы, свидетельства, наконец, суд.  Люди что-то гневно говорили, кто-то плакал, заламывая руки, кто-то кричал и грозился разорвать меня, а я лишь безучастно смотрел в сторону и думал: скорее бы. 
     И вот он - день свидания.  Я побрился, переоделся, позавтракал.  Меня отвели в комнату с зеркальной стеной, за ней уже собрались зрители, ожидая расправы надо мной, но они в своей жажде справедливости, даже не предполагали какое благо, они делали для меня.  Я был благодарен им за их жесткость и принципиальность.  За отсутствие христианского человеколюбия.  Ведь именно их ненависть помогала сейчас моей любви обрести то, что я желал и одновременно старался максимально отсрочить.  Это словно бутылка дорогого коньяка, что стоит у тебя на столике, ты одновременно и хочешь его выпить и в тоже время не торопишься, зная, что момент не соответствует такому божественному напитку, но когда момент все же наступает, ты с готовностью и не торопясь наливаешь душистый напиток в бокал, медленно поднося к губам, так как твое желание так же настоялось за время ожидания и ты, одновременно наслаждаясь напитком, упиваешься самим моментом. 
     Хотя как можно сравнить наслаждение напитком с теми чувствами, что я испытывал в этот момент.  Они были в миллион раз сильнее.  Эти мысли наполняли меня, пока ремни стягивали мое бренное тело, пока холодные иглы проникали в мои вены.  Я улыбался, я смотрел в потолок, а видел лишь ее глаза, я улыбался ей, еще не пришедшей, но уже спешащей мне на встречу, одновременно с химическими растворами, проникавшими поочередно в мою кровь.  Вот сердце мое забилось учащеннее, торопя яд и мою любимую.  Я стал куда-то проваливаться, потолок, плавно вращаясь, уходил вверх, все расплывалось, а я чувствовал как яд сантиметр за сантиметром приближается к сердцу, одновременно в стуке сердца я слышал как стучат ее каблучки по коридорам.  И вот, сердце мое совершило последний удар …
     Ее рука, такая теплая, нежная и родная осторожно погладила мое лицо, ее пальчики сжали мои.  Я открыл глаза, ее нежная улыбка с легким налетом грусти обдала меня весенним теплом.  Глаза сказали: Доброе утро, любимый!
     Ремни спали, и я медленно сел на столе.

Олег Росляков ©

07.01.2011

Количество читателей: 3667