Содержание

Часы ночи (Так восходит солнце)
Рассказы  -  Мистика

 Версия для печати

Когда тебе нечего делать, всегда можно предаться надеждам. 
     
     Роджер Желязны «Двери в песке»
     
     Час первый
     
     «Все.  Конец».  – Думаешь ты, глядя на пару судебных приставов, застывших на пороге твоего дома.  Мужчина и женщина.  В дорогих костюмах, сшитых скорее всего на заказ.  Наверное, с Земли.  Да.  Там у тебя больше всего долгов.  Хотя, может быть и местные.  На Марсе тоже не сладко. 
     
     - Ты знаешь свой знак зодиака? – Спросила как-то Кэнди.  Ты сказал: «Нет».  Она выбросила мороженое в урну и побежала к информационной панели, чтобы вернуться, сообщив тебе, что ты – овен.  – А Марс – это твоя планета! – Хихикнула она.  – Так что здесь у тебя все будет по-другому. 
     
     Но по-другому не вышло.  Вообще ничего не вышло.  Даже Кэнди и та укатила куда-то с местным собачником и парой кудрявых пуделей, не оставив даже записки.  Лишь недокуренная сигарета все еще дымилась в пепельнице, сверкая пурпурной помадой на белом фильтре, словно искушая тебя попытаться догнать ту, что только что ушла.  Но ты просто лежал.  Лежал и слушал, как за окном урчит мотор старого «Плимута», и тявкают пудели на заднем сиденье.  Какая разница? Что это меняет? Все когда-нибудь уходят.  Все когда-нибудь кончается….  «Кэнди!».  – Кричал ты, сбегая по лестнице.  Вниз.  На улицу.  Но от Кэнди уже ничего не осталось.  Даже пудели и те были более внимательны, чем она, наложив на тротуаре две идентичные кучки дерьма….  «Нет.  Все лучевое оружие закончилось».  – Сказал уличный торговец и предложил ржавый «парабеллум».  «Он хоть стреляет?».  – Спросил ты.  «Зато тяжелый».  – Пожал плечами торговец.  Ты взвесил его на ладони и кивнул.  «А история?».  «Какая история?».  – Спросил торговец.  «Ну, у каждого пистолета должна быть история».  – Сказал ты.  «Девять миллиметров – вот его история».  – Оскалился торговец, вываливая на прилавок четыре патрона.  Ты заплатил ему триста кредитов и еще два скормил информационной панели, за адрес собачника.  Оставил ржавый «мустанг» на тротуаре и постучал в дверь.  Никто не открыл.  Достал «парабеллум» и четыре раза от души саданул рукояткой по косяку, скалывая глянцевую поверхность.  «Бабах!».  – Громыхнул «парабеллум».  Вылетевшая из ствола пуля разбила фонарь, осыпав тебя градом осколков.  В ушах зазвенело.  Сердце вздрогнуло и остановилось.  Четыре патрона все еще лежали в кармане.  «Чертов торговец!».  Завывая сиреной, к дому подкатила машина служб правопорядка.  Два лучевых пистолета нацелились тебе в грудь.  «Я не хотел ни в кого стрелять».  – Сказал ты офицеру в участке.  «Триста кредитов, - сказал он, - и я тебе охотно поверю».  «Пистолет отдай».  – Сказал ты, отсчитывая деньги.  «Гантель купи, и то пользы больше будет».  – Посмеялся он.  Ты вышел на улицу и поймал такси.  Вернулся к дому собачника.  Дождался ночи, разбил окно и пробрался в дом.  Ярко-красное платье Кэнди лежало на не заправленной кровати.  То самое платье, которые ты купил ей в Прерии.

Виталий Вавикин ©

26.11.2010

Количество читателей: 10176