Содержание

Проклятие
Миниатюры  -  Мистика

 Версия для печати

- Хочешь узнать, как сходят с ума? – спросил Сергея незнакомый мужской голос, когда он поднял трубку после десятого или одиннадцатого звонка.  Странно, но этот чело-век словно знал, что Сергей был дома и слушал «Offspring», вывернув до отказа регулятор громкости, и что «реверс» на прошлой неделе сломался, а на стороне «A» песня «Americana» была последней. 
      - Спокойной ночи! – пожелал Сергей и повесил трубку. 
      Ровно через одну секунду телефон зазвонил снова, и Сергей услышал в трубке тот же самый вопрос:
      - Хочешь узнать, как сходят с ума?
      - Послушайте, - начал он.  – Я могу дать вам номера своих знакомых, и вы узнаете о себе много нового и не очень приятного.  То же самое вы услышите и от меня, если ещё раз позвоните.  Я просто…
      - Хочешь уз…
      Сергей со злостью швырнул трубку так, что телефон едва не слетел с этажерки, на которой стоял, затем вновь потянулся к магнитофону. 
      Телефон опять зазвонил.  В трубке уже ставший знакомым голос спросил Сергея, хочет ли он узнать, как сходят с ума. 
      - Слушай ты, придурок, если ты не прекратишь, я лично вычислю, откуда ты звонишь, а потом заставлю тебя насрать себе в рот и тщательно пережевать своё…
      - Заткнись и послушай меня, - резко оборвал его голос.  – Хочешь…
      - Хочешь сожрать собственное дерьмо? – поинтересовался Сергей. 
      - Нет, - спокойно ответил голос.  – А ты хочешь узнать, к…
      - Ты покойник! – Сергей вскочил с кровати, бросил трубку и зачем-то схватил со стула джинсы. 
      Звонок. 
      Ещё один. 
      Третий. 
      - Да! – заорал он в трубку. 
      - Ты слишком любишь жизнь…
      - Неужели ты выучил что-то новое?
      - Ты видишь в жизни только её светлые стороны, но жизнь превращается в ад, когда незнакомый голос звонит по телефону и спрашивает, хочешь ли ты узнать, как сходят с ума. 
      - Мужик, хоть ты и козёл, но насчёт последнего ты чертовски прав.  Тем не менее, моё терпение…
      В трубке послышалось громкое и какое-то неземное рычание, и голос продолжил:
      - Я был таким же, как и ты. 
      - Поздравляю, но ты меня достал. 
      - Послушай меня, - сказал незнакомец, и только сейчас до Сергея дошло, что голос в трубке мало чем походил на человеческий.  Если бы медведь научился бы вдруг разговаривать, то делал бы он это точно также.  – Просто послушай.  Пройдёт полгода, может больше, и ты вспомнишь обо мне.  Не знаю почему.  Тогда ты поймёшь, что делать. 
      Гудки. 
      Сергей оторопело посмотрел на трубку и аккуратно повесил её на рычаг.  Звонки больше не повторялись, и он решил, что сейчас самое время пойти покурить. 
      Сергей стоял на балконе и размышлял о безграничности людского сумасшествия, когда в голову ему пришла странная мысль.  Точнее, странной была не сама мысль, а тот способ, которым она проникла в его голову.  Откуда-то извне, из ночного эфира. 
      «Неплохо бы съездить за город на дачу» - вдруг подумал он, и понял, что мысль-то очень даже дельная.  На самом деле, никогда не плохо подышать свежим воздухом, отдохнуть от повседневной жизни и от мамы, которая в последнее время всё реже ходит на работу, а в основном лежит дома в постели и постоянно жалуется на боли в области сердца. 
      Сергей вдохнул в себя ночную прохладу вместе с дымом сигареты, широко зевнул и отправился спать. 
      Его мама в соседней комнате тихо умерла от инфаркта. 
      …Хорошо иметь собственный домик за пределами города в неполные двадцать лет с телефоном и электричеством, когда тебя выгнали из института, а на сберегательной книжке твоей мамы сумма, на которую можно жить припеваючи около двух лет…
     
      Прошло восемь месяцев. 
      Прохладный свежий ветер распахнул его окно, ворвавшись в дом и рассыпав по столу бумаги. 
      Он открыл глаза и оглядел комнату.  Предметы казались неестественными, вытянутыми.  Всё внутри него менялось с быстротой, превышающей все его самые смелые предположения.  Не вставая, он нащупал на столе сигареты и зажигалку.  Закурил.  После первой затяжки, дикий приступ кашля начал разрывать его горло.  Лёгкие, казалось, пытались выскочить наружу, сердце бешено колотилось в такт спазмам, охватившим весь организм, а язык точно пронзила добрая сотня иголок.  Сигарета выпала из трясущихся рук и упала на простынь.  Быстро смахнув её, он встал и поплёлся к зеркалу, шлёпая босыми ногами по паркетному полу.  Внезапный приступ кашля почти прошёл, и лишь горло продолжало напоминать о себе невыносимым ощущением, словно туда вливали расплавленный свинец. 
      «Ну и что же нового я увижу сегодня? – спросил он себя.  – Думаю, ничего хорошего». 
      Он подошёл к зеркалу и ещё долго стоял перед ним, уставившись в пол.  Затем он поднял глаза…
      - О, чёрт! – он невольно отпрянул от зеркала, увидев там своё отражение, и поднёс руку ко рту, услышав свой голос. 
      Внутри него что-то клокотало и бурлило.  Он сплюнул серый комок какой-то слизи на пол и вновь подошёл к зеркалу. 
      У него сходила кожа.  В образовавшихся дырах вырастала новая, более тёмная и более шершавая.  Он начал дрожащими пальцами ощупывать своё лицо, при этом крича от ужаса: кожа высохла и трескалась, осыпаясь на пол маленьким сморщенными комочками. 
      Схватив со стола шприц, он ввёл себе двойную дозу общего обезболивающего и упал на кровать, уткнувшись лицом в подушку.  Постоянная стимуляция боли приводила к омертвлению нервных окончаний.  Он знал это.  Но лучше уж ничего не чувствовать, чем сходить с ума от постоянного ощущения, что тебя поджаривают на медленном огне. 
      Что дальше?
      Вопрос этот в последнее время всё чаще возникал в его голове, вызывая бурный всплеск эмоций, заканчивающийся, как правило, осколками стекла на полу, разлитыми препаратами и разорванными в клочья книгами по генетике и строению организма, которые он вытаскивал из шкафа и со злостью швырял на пол. 
      Вскоре, однако, он понял, что бояться нужно не самого вопроса, а ответа на него. 
      Существо, с каждым днём всё меньше походившее на человека, лежало ничком на железной кровати в заброшенном деревянном доме на краю света и тихонько стонало, до крови кусая то, что когда-то было губами.  Теперь оно знало, как сходят с ума…
      …И если бы так не тряслись руки, то можно было бы соединить разорванные телефонные провода.  И если бы он был уверен в успешном исходе, то можно было бы набрать этот номер, тот, что снится ему в последнее время всё чаще и чаще.  Он знает, что нужно говорить тому, кто снимет трубку:
      - Хочешь узнать, как сходят с ума?
      Февраль 2001 – июнь 2002
     .
 [1] 

Дмитрий Зубов ©

28.05.2009

Количество читателей: 1808