Содержание

Трутень
Миниатюры  -  Мистика

 Версия для печати

Вавикин Виталий
     
     Трутень
     
     Он встретил ее на улице.  Невысокая, промокшая под дождем симпатяшка. 
     
     - Он был таким застенчивым.  – Скажет она своей подруге. 
     
     Он отвел ее в свой дом, накормил обедом, уложил в постель. 
     
     - Знаешь, сначала он совершенно мне не понравился. 
     
     Он предложил ей остаться.  Сидел на диване и смотрел, как она смотрит за окно.  Такая уставшая и такая домашняя. 
     
     - Я долго думала над его предложением.  Он казался таким заботливым. 
     
     Он сказал ей, что любит ее.  Выключил свет и старался быть нежным. 
     
     - Я почти не помню тот день.  Мы выпили слишком много вина, и он как всегда отвел меня в спальню. 
     
     Он помог ей устроиться на работу.  Купил пару дорогих тряпок, приладил в ванной шкафчик для женских принадлежностей. 
     
     - Я встала на ноги.  Стала сама зарабатывать на жизнь. 
     
     Она задерживалась, и он ждал ее.  Пил пиво и смотрел по телевизору футбол.  Иногда один, иногда с друзьями. 
     
     - А когда я забеременела, он стал брать сверхурочные. 
     
     Он возвращался домой к полуночи, выкурил на балконе сигарету и ложился спать. 
     
     - Я думала, у него кто-то есть.  Он не занимался со мной сексом, не отчитывал за неприготовленный ужин. 
     
     Он покупал ей фрукты, мыл оставленную на ночь посуду, несколько раз заходил в магазин и присматривал мебель для детской. 
     
     - Он говорил мне, что отдает всего себя, а я хотела лишь немного внимания, понимаешь?
     
     Он отдал ей и родившемуся ребенку свой дом, свои деньги, свое сердце. 
     
     - Мы отдалялись.  С каждым новым днем все дальше и дальше. 
     
     Каждый новый день он зажаривал для нее кусочки своего сердца.  Сердце на завтрак.  Сердце на обед.  Сердце на ужин. 
     
     - Я хотела вернуться на работу.  Хотела снова общаться с людьми. 
     
     Он боялся потерять ее.  Боялся, что когда-нибудь не останется и кусочка его сердца, которое можно будет зажарить для нее. 
     
     - Он всегда говорил мне, как много делает для нас с ребенком.  Надутый пижон!
     
     Иногда она уезжала к маме.  Иногда задерживалась у подруги.  Он ждал ее.  Ставил на плиту кастрюлю с водой и отваривал свои глаза. 
     
     - Он совершенно не замечал меня.  Вбивал себе что-то в голову и молчал. 
     
     Он зажарил для нее свой язык.  Мелко порезал и подал к столу. 
     
     - А ведь когда-то он меня был готов на руках носить!
     
     Мясорубка перемолола его кисти, превратив в великолепной фарш. 
     
     - Он изменился.  Стал жестким.  Подозрительным. 
     
     Масло шипело на раскаленной сковородке, предвкушая порцию свежего мозга. 
     
     - А потом появилась эта баба, и мне все стало понятно!
     
     Он смотрел ей в глаза, но ему нечем было ее почивать. 
     
     - Кабель!
     
     За окном кричали кошки, затеяв брачные игры…. 
     
     Он вылетел из дома в семь тридцать.  Ни жены, ни детей.  Дом, работа, пара костюмов, новый комплект постельного белья…. 
     
     Она всегда была трудолюбивой пчелкой.  Летала с работы на работу и иногда встречалась с подругами…. 
     
     Конец
     .
 [1] 

Виталий Вавикин ©

23.05.2009

Количество читателей: 2013