Содержание

Трэш
Миниатюры  -  Ужасы

 Версия для печати

Одна прыгнула на него – зубы клацнули в сантиметре от его лица – Трэш только лишь успел уклониться вбок и выставить меч в сторону пса – огненное создание Тьмы напоролось на острие грудью, нанизавшись на него, словно жук на иголку.  Клацающие зубы, горящие огнем Ада глаза – пес излучал ярость, не понимая, что он скоро отправится к своему Хозяину в Пекло. 
     Как только меч с хрустом вошел, проломив грудную клетку, в адскую псину, Трэш перекатился через голову и, занеся второй клинок над головой, отрубил голову второй собаке, которая уже летела на него в прыжке – с кровавой пеной у рта… свистящий удар – и голова покатилась в сторону, а обрубок шеи стал выплескивать тягучую, черно-бордовую кровь адской твари, орошая зеленую траву мерзкими потеками…
     Трэш встал, оглянулся, потом осторожно приблизился к первой собаке и вытащил меч.  Оглянулся еще раз – вот теперь нужно ожидать того, кого послали присматривать за псинами…
     -Хорошая работа! – раздалось сзади.  Трэш мгновенно развернулся и увидел его – он стоял в тени деревьев, закутанный в черное, на голову был накинут капюшон, скрывающий лицо – видны были только лишь глаза – ярко-желтые зрачки.  Незнакомец был высок и жилист, одновременно очень худ и крючковат.  Плащ, окутывающий его с головы до ног, придавал ему принадлежность к чему-то потустороннему…
     -Сейчас и ты сдохнешь, как твои мерзкие твари! – проскрипел зубами Трэш. 
     -Ха-ха-ха… - рассмеялся человек в черном…
     -Ах ты тварь!. .  – прорычал Трэш и бросился на незнакомца.  Однако тот только сделал мимолетное движение рукой и Трэш споткнувшись о что-то, рухнул наземь.  Поднявшись, он оказался в каком-то странном помещении, на стенах которого сползала жутко-воняющая слизь, напоминающая среднее между кишками, мозгами и соплями, перемешанными до однородной массы… он находился в узком коридоре, впереди которого виднелись массивные двери…
     -Что за… - договорить он не успел, ибо двери распахнулись и в сторону Трэша двинулось три мертвеца.  У одного из грудной клетки торчал обрубок копья, у второго правая рука была наполовину оторвана и крепилась к телу грубыми стежками прочной веревки; третий же был без одного глаза – он видимо вытек еще при жизни, ибо на Трэша пялилась пустая глазница…
     -Зомби… - выплюнул Трэш, сильнее сжав рукояти мечей. 
     Подождав, пока они подойдут немного ближе, он сорвался с места и с воплем побежал на них.  Добежав до первого, с силой рубанул мечем, и кусок руки упал на пол, кровь брызнула в сторону, высветив забавный орнамент на стене.  Второй удар и голова первой твари была рассечена на две части, половинки черепа с глухим звуком упали на пол, взору Трэша предстали мозги, в которых копошились белесые черви, распространяя сладковато- приторную вонь разложения…
     Рыкнув, Трэш с силой полосонул по горлу второго зомби, снеся ему голову, отпихнул тело первого ногой, и отпрыгнув назад, сконцентрировался, после чего послал в оставшегося мертвеца огненный шар, который превратил мертвую тварь в горящий факел о двух ногах. 
     Вложив мечи в ножны, Трэш пихнув пару раз тела упокоившихся наконец-таки зомби, подошел к двери и, отворив их, вышел в…
     
     ***
     
     … он оказался в обширном зале, его центр был оформлен колоннами, на которых держался купол здания.  Одна из колонн была наполовину развалена, от двух других были отколоты куски.  Трэш осмотрел зал, аккуратными шагами продвигаясь к центру.  Только он дошел до первой колонны, как в дальнем, самом темном углу, открылась потайная дверь и из нее вышли уверенным шагом семеро фигур, закутанных в черные балахоны с капюшонами.  В руках они держали обоюдоострые жертвенные кинжалы изогнутой формы, с адской символикой.  Рассыпавшись тенями по залу, они начали медленно приближаться к Трэшу, он же пытался удержать их в радиусе обзора, отступая назад.  Однако скоро его спина уперлась в колонну, и Трэш понял, что уже не может больше отступать, надо обороняться, а самая лучшая оборона – это атака.  Выхватив мечи, он с быстротой молнии скользнул к самому ближнему монаху (или иезуиту?), и рубанул того крест-накрест.  От этого удара обе руки, отрубленные от туловища, с неприятным стуком упали на пол, а из обрубков плеч стала фонтаном хлестать кровь.  Если присмотреться, то можно было увидеть белесый обрубок кости, обтянутый такими же разрезами сухожилий и плоти…
     Монах заорал, его тело сотрясла судорога боли, однако Трэш уже потерял к нему интерес и, отпихнув тело ногой в сторону второго бежавшего – заставив его отвлечься – метнул в него меч.  Лезвие с глухим чмаканьем вошло в глаз бежавшему, выйдя из затылка.  Из образовавшейся раны тут же потекла кровь.  Перекинув второй меч из левой руки в правую, Треш рванулся к следующей жертве.  Однако этот оказался проворнее и в тишине предсмертных стонов убиенных иезуитов (или монахов?) раздался звук скрещенных клинков: это монах пустил в ход свой кинжал. 
     Они старались обойти друг друга и полосонуть по шее, по ребрам, или, на худой конец, по руке, державшей оружие.  Три атаки иезуит выдержал, но потом Трэш предпринял хитрый маневр – он, сконцентрировавшись, левой рукой послал в противника огненный сгусток магии.  Монах инстинктивно отшатнулся, даже не соображая, что он делает.  Трэш, издав горлом булькающее рычание, со всего маху рубанул сверху-вниз-влево, из-за чего тело монаха куском отпало на пол, обдав Трэша горячей кровью, и испачкав кишками его одежду.  Половина головы, вместе с кусками грудной клетки осталась на той части тела, которая стояла на ногах.  Издав звериный вой, Трэш вырвал из груди (уже мертвеца) еще бьющееся сердце и впился в него зубами.  Кровь потекла по губам и шее, согревая своей тягучей теплотой. 
     Сожрав половину сердца, Трэш зашвырнул оставшуюся половину в голову подкрадывающегося к нему монаха.  Уклонившись от сердца, монах все же не успел уклониться от меча, который был послан Трэшем в грудь приближавшегося.  Пронзив одежду, клинок погрузился в тело несчастного монаха, выйдя из позвоночника…
     Однако, Трэш уже не смотрел, как там кто умирает, он подскочил к телу того, в глазу которого торчал его первый меч, и с силой, рывком, его вытащил.  Из-за этого кровь, которая до этого просто сочилась из раны, теперь полилась обильным потоком… в глазах Трэша зажегся садистский огонь битвы.  Он со всей силы вмазал ногой по голове, из которой только что вытащил меч, отчего она мотнулась в сторону, сломав все шейные позвонки – раздавшийся хруст был тому подтверждением.  Оставшиеся трое иезуитов (или все же монахов?) решили окружить Трэша кольцом, двое из них были в поле его видения, а третий – за спиной.  Однако подкрадывающегося сзади выдало его дыхание – прерывистое и с хрипами.  Трэш, резко развернувшись, послал в него огненный сгусток пламени, который выбил иезуита из игры, причем – навсегда, заставив полыхать, словно свечка.  Обернувшись, он рубанул клинком, скрестившись с одним кинжалом нападавшей на него фигуры.  Скрестившиеся клинки выбили сноп искр и заскрежетали.  Так как у Трэша было два меча, то вторым он с размаху снес голову сцепившегося с ним иезуита, и фонтан горячей крови ударил вверх мощной струей, орошая пол, словно дождь.  Голова со стуком покатилась по полу, оставляя кровавый след.  Отпрыгнув назад, Трэш сделал резкий рывок вперед и вонзил меч последнему иезуиту в живот – он погрузился в тело жертвы; после этого Трэш рванул мечом вверх – послышался треск разрываемой рясы и плоти, брызнула кровь, обляпав ему грудь, выпавшие внутренности праздничными украшениями свесились из нутра.  Вытащив меч из бездыханного тела, Трэш оттолкнул его ногой и осмотрелся: по залу валялось семь трупов.  Выдохнув, он вытер мечи о единственную чистую рясу, и направился к двери, из которой выбежали иезуиты (а может все же обращенные монахи?. . )…
     
     .
 [1] 

Юрий "Z" ©

26.04.2009

Количество читателей: 1988