Содержание

Это - свет!
Романы  -  Фэнтэзи

 Версия для печати

//Глава 1 - предыстория//
     
     //1 – город Чорн и лес Уола//
     
     Когда высокий мужчина по имени Чу Уол приплыл на северо-восточные берега несколько сотен лун назад, лицо его просто сияло в улыбке, словно ему отдались все женщины в мире.  Это был сплав усталости и довольства.  Да и как тут не радоваться? Наконец-то недельная поездка на корабле по морю завершилась, и можно было вдоволь нагуляться на новой необузданной земле. 
     И Уол улыбался, когда его бравые матросы спустили шлюпки на воду, и, такие же радостные, поплыли по голубой воде, скорее к берегу, на котором ничего не было видно, кроме пляжа из мелкой гальки и широкой реки с пресной водой, которая впадала в море, просто врезалась, как меч в ножны. 
     И Уол улыбался, когда, встав в своих лёгких латах на поляну, где находился их лагерь неподалёку от моря, он сказал величественным голосом, слегка запрокинув голову назад:
     -На месте этом стоять вскоре будет город белокаменный, и имя ему будет Чорн!
     С тех самых пор с большого материка на северные земли хлынули потоки переселенцев, которые либо спешили укрыться от борьбы воинствующих кланов, либо уйти подальше от императора, который в последнее время сильно мучил народ.  А некоторые просто хотели завести новую спокойную жизнь, начать многое с начала.  Так, Чорн разрастался, перерастал из лагеря в деревню, из деревни в форт с высокой стеной из деревянных кольев.  А люд уходил всё дальше и дальше в тёмный хвойный лес, изучая его, и нанося по сантиметрам на карту. 
     И Уол улыбался, когда где-то в глубине леса нашёл большой металлический знак, указывающий на восток.  «Ондштейн» - было написано на нём.  Непонятливо, Уол остановился пред этим знаком.  За его широкой спиной стояли настороженные следопыты – лучшие лучники севера, рейнджеры Чорна.  Они чувствовали приближение беды. 
     Вечером того же дня, в окрестностях Чорна появился бегущий человек, один из тех рейнджеров.  Он истекал кровью, одежда его была разорвана в клочья, а руки и ноги были сплошь в рваных ранах.  Люд сбежался на его крик, окружив следопыта.  Тот просто рухнул на руки ближайшему подбежавшему, мужчине по имени Хоин Джикс, и во всё горло проорал, срывая крепкий мужественный голос на скрипучий визг:
     -Демоны! Демоны в лесу!
     Рейнджер только и успел рассказать, что произошло, как его тело разорвало на части невиданная сила.  Он замер на миг, с ужасом посмотрел на людей, а потом его, в буквальном смысле, вывернуло на изнанку.  Кровь разлетелась на всех, кто был поблизости, как и ошмётки от тела, и куски одежды.  А люди ещё долго стояли на одном месте, не в силах поверить в то, что случилось прямо у них на глазах. 
     В лесу же случилось следующее.  Когда Уол нашёл таблицу в лесу, то он не придал ей значения и просто переступил линию знака, желая ещё сильнее углубиться в лес.  В этот момент произошло что-то из ряда вон выходящее.  Как рассказывал погибший рейнджер, глаза у деревьев раскрылись, появились неживые люди прямо из-под земли, и страшное зловоние исходило от них.  Их невозможно было убить стрелами следопытов, которые просто застревали в гниющих телах.  Появились демоны, прыгающие по деревьям, которые исчезали в тени, словно заходя в потайную дверь.  Их люди умирали один за другим, а Уол размахивал во все стороны своим мечом, рубя и кромсая врагов.  Когда его палаш прикасался к демонической плоти, сыпались жёлтые искры, словно Уол работал в божественной кузнице, выгоняя из благородной стали нечисть священным молотом. 
     И Уол умер с улыбкой на устах, сражённый неравной толпой соперников, навалившейся на него. 
     И Уол, роняя свой меч наземь, обессиленный, кричащий от боли, трижды проклял себя и весь этот лес, сказав, что дух его не умрёт, пока все демоны не будут изгнаны с этих земель.  И сделал он это всё с улыбкой на своих кривых губах…
     Ведь он просто не мог не улыбаться – у него с детства был дефект челюсти, которая натягивала его губы так, что казалось, что он вечно улыбается. 
     Как бы то ни было, лес стал называться с тех пор Проклятым лесом Уола, а местные жители чаще называли его куда проще: Тёмный лес, ведь хвойные деревья росли там очень близко друг к другу, создавая, таким образом, из веток и иголок бесконечную «крышу», через которую не проникал ни солнечный свет, ни капли дождя. 
     Такова история города Чорн и леса Уола.  С тех самых пор, жители Чорна ночью боялись даже спать, не то, что уж открыть двери на стук.  Тот, кого заставала ночь не дома, уже домой не возвращался… Или возвращался, но уже не живым.  Так люди становились суевернее, рисовали защитные знаки на своих дверях.  Сразу появились ведьмы, продающие защитные снадобья; колдуны, которые за золото охраняли город от любых напастей.  Но откуда всем жителям Чорна знать хотя бы основы магии и мистицизма? Так самозваными магами и колдунами стала овладевать действительно какая-то сила, дающая им силы на какие-либо чудеса или особые способности.  Только позже предположили, что это лес демонов коснулся их души и сознания своей силой. 
     Но в Чорне продолжали исчезать люди, а потому мэр города послал императору двадцать два послания с просьбой о помощи.  С последним посланием мэр послал капитана рейнджеров Сиила де Глона, который рухнул перед царём на колени и рассказал ему лично всё, что уже произошло в Чорне ранее, не останавливаясь.  Говорил он так долго, что царю подали еду к концу рассказа.  Сиил был неудалым. 
     Не видя иного выхода, император попросил помощи у соседней империи Неон.  И из Неона пришёл всего один человек, который отправился в Чорн вместе с лучшими следопытами и рыцарями имперской церкви.  Это был самый опасный человек на всём белом свете - Катар Аурамастер.  [17]
     
     //2 – Башня Мирли и долина Толло//
     
     Священные воины имперской церкви, паладины, были странными воинами, но, казалось, были созданы для того, чтобы бороться с нечистью.  Когда в Чорн прибыло 300 паладинов Священного ордена Ларада, все жители города так и воскликнули от восхищения.  Все они были одеты в невиданную броню: с виду лёгкие пластинчатые доспехи, но твёрдые, как голова тролля.  Говорят, паладины – это бывшие самые страшные и кровожадные маньяки и убийцы, которым промыла голову церковь, и с тех пор они самые примерные защитники закона на всех землях империи и Неона.  Как бы то ни было, паладины принадлежали императору, являясь одной из его основных защит.  Конечно, император мог кинуть Чорн, вернув всех людей назад: как-никак опасность была не шуточная – потусторонние силы, однако он этого не сделал.  Мнения людей по этому поводу расходились: первые считали, что всё это упрямство старого императора, когда вторые думали, что Правящий клан Неона Сай-го заставил императора оставить людей в Чорне под угрозой нападения.  Мол, в лесу рядом с Чорном что-то большее, чем неизученные земли. 
     Как бы то ни было, две трети паладинов покинула свою родину для её же защиты.  Первая часть рыцарей уже издавна входила в состав Двора Защитников Неона, которая защищала империю Неон под тем же фактором о ненападении.  Вторая часть всех паладинов составляла личную гвардию императора, его защиту и инквизицию.  Третья же часть отправилась на северные земли защищать Чорн; в их главе стоял уже старый герой многих битв, отважный Поул де Кронд. 
     Так вот, когда паладины ступили на берега северного континента, люди так и ахнули, увидав их бело-жёлтые доспехи, двуручные мечи, которые они держали в одной руке, шипастые булавы и красные мантии, которые развевали по ветру за их спинами. 
     На их фоне молчаливые рейнджеры, одетые в серую дорожную одежду, вооружённые длинными элегантными луками, казались абсолютно незаметными, что им, в принципе, и надо было.  А уж тем более не было заметно среди них Катара в сером дорожном плаще, и, как ни странно, незаметно было и его огромного двуручного меча, который размещался за его спиной, как доска для исправления осанки. 
     После прихода подкрепления, в тот же вечер была устроена небольшая пирушка, а на следующий день намечала массовая зачистка леса от надвигающейся опасности.  Только вот опасность не заставила себя долго ждать и пришла уже этой же ночью. 
     Дело было вот в чём…
     Было уже за полночь, когда из леса к Чорну вышел хромающий человек, посмотрел на городские стены, и побрёл, не спеша к ним.  Прошло ещё несколько минут, и из леса стали выходить всё новые и новые люди.  И чем ближе они подходили, тем острее чувствовался запах разлагающейся плоти.  На город надвигалась мертвечина, ходячие мертвецы, а за ними и нечто другое, что-то более ужасное и… неживое. 
     Битва длилась до самого утра.  Погибло около пятидесяти человек воинов и местных жителей, а нежить всё не умирала и не умирала.  И лишь когда солнце взошло, ходячие трупы встали на месте, замерли, а потом и вовсе рассыпались в прах.

Денис Лобазов ©

24.04.2009

Количество читателей: 25263