Содержание

Коло - история бога.
Рассказы  -  Прочие

 Версия для печати

Можете ли вы себе представить бесконечную череду столетий, что протекают перед глазами бессмертного существа? Сложно, не правда ли? Ну, разве что вы и сами являетесь таковым.  История эта случилась так давно, что уже успела обрасти легендами, исказившими действительность до неузнаваемости.  А из тех, кто помнит, осталась только… но, впрочем, лучше по порядку. 
     Как и положено начинаться сказке – давным-давно жили…
     Жили они и правда очень давно.  И даже когда их существование стало чем-то отличным от жизни в привычном смысле слова, это были времена задолго до начала истории нынешней цивилизации.  Высокие, крепко сбитые, светловолосые и светлоглазые, закалённые в битвах и не знавшие другой доблести кроме воинской; они родились людьми.  Помощниками и служителями одного из тех забытых древних божеств, что когда-то свободно ходили по земле, вмешиваясь в дела смертных. 
     Жизнь была проста и безыскусна – в ней не было места для абстрактных понятий, только конкретное добро и не менее конкретное зло.  Люди поклонялись многим богам, не гнушаясь кровавыми подношениями, и это не было ни добром, ни злом - важен был результат.  Не имело значения, была ли то победа над голодом, болезнями, хищниками или соседями.  И боги отвечали на призывы, если хотели, и помогали советами и действиями.  Те, кому удавалось добиться божественной помощи, были непобедимы для простых смертных. 
     И все же были боги столь древние и могущественные, что к их помощи не рисковал прибегать никто, кроме немногих храбрецов или безумцев.  Впрочем, призывы обычно оставались без ответа.  Эти силы являлись только тем, кого сами выбирали, их помощь была несравнимо большей, однако и плата за неё взималась соответствующая. 
     
     Их племя обитало на опушке в самой чаще огромного Леса.  Того самого, который вырос из желудей Прадуба.  Велет был сыном вождя, одним из дюжины, он с рождения подвергался сложным ритуалам, которые должны были сделать его достойным приемником отца.  Будучи ещё ребенком, остался единственным – остальные не перенесли испытаний.  Но Велет смог выжить, он приобрел силу и ловкость, умение чувствовать опасность и выживать там, где погибали даже закалённые жизнью охотники и воины.  К шестнадцати годам он превзошел своего отца и сразил его в поединке.  Теперь племя подчинялось только Велету.  Однако, боги отвернулись от молодого вождя и не отвечали на его призывы, его род стал слабеть.  Традиции предполагали в таких случаях смену вождя, но его должны были победить в честном бою.  Только сильнейший мог вести за собой народ, только сильнейшему доверялись жизни всех людей племени.  И все же не было никого сильнее в племени, покинутом богами.  Это очень порадовало соседей, которые давно хотели перебраться на удобное новое место, естественным путем защищенное от многих бед, что таил в себе Лес. 
     Весной, когда все припасы были израсходованы, и люди начали голодать, молодой вождь повел десяток опытных охотников в чащу.  Но их преследовали неудачи одна за другой.  Только вождь с его нечеловеческой выносливостью смог выжить в этом походе.  И когда он вернулся со своей скудной добычей, израненный и оборванный, его встретила недобрая тишина.  Не пели птицы, не возилась в чаще мелкая живность, даже ручей не звенел, а жалобно скулил между камней.  На поляне, некогда бывшей его домом, деловито хозяйничали суровые молчаливые мужчины и женщины из соседнего племени.  Это были враги.  И они были победителями в битве, которую племя без поддержки вождя и лучших воинов было обречено проиграть.  В один миг Велет понял, что потерял всё.  Не существовало более племени, его народа.  Не осталось ни родни, ни жилища, ничего и никого, что можно было бы спасти и восстановить.  Всех, кто мог быть полезным, угнали в рабство, остальных – предали огню в благодарность богам за помощь. 
     Он увидел останки на жертвеннике, и это затмило его разум.  Он бесшумно растворился в чаще, не соображая, куда несут его ноги, не ведая день или ночь вокруг, не ощущая голода и жажды… сколько он бродил неизвестно, но когда смог разлепить губы и произнести слова, это были слова к богам, чьи имена не произносились без крайней нужды.  Потому как эти боги были самыми сильными, но им приходилось платить самую страшную дань за помощь.  Воззвав, он опустился на землю и оперся спиной о замшелый валун.  Замер в ожидании.  Если бы убитый горем Велет был в состоянии воспринимать окружающую его реальность, он удивился бы идеально ровному кругу деревьев вокруг поляны, в центре которой он сидел.  И форме валуна, о который обессилено опирался.  Этот камень как будто был выточен умелыми руками богов.  Современный человек узнал бы в нем колесо, но для Велета, если бы тот задался таким вопросом, мог показаться огромным каменным солнцем или жерновом.  Кроме того, свет от дневного светила здесь словно с большим трудом протискивался сквозь толщу воздуха, вязкого как кровь, окрашивая все в причудливые охристые и багряные тона.  Едва последний луч коснулся верхушек деревьев, в лесу поднялся шорох, хотя ветра не было и в помине.  Тогда с четырех сторон на поляну вышли четверо.  Бер, властитель леса, пришел с Севера, Волк – помощник охотников и воителей – с Запада, Ворон, отец мудрецов, прилетел с Востока, а с южной стороны пришел некто, похожий на человека, в покровах мрака…
     
     Слава родилась в богатом жилище.  Её отец был одним из сильнейших мужчин племени, большой очаг и много шкур окутывали дом почётом, как тёплым покрывалом.  Считалось счастьем отдать дочь в такое жилище.  Боги долгое время были к нему милостивы, его дети и женщины были сыты и в тепле.  Мать Славы, его любимая жена, умерла при родах.  Отец утешался другими женщинами, но они не пробуждали радости в его сердце. 
     А потом пришла беда, и все они покинули его после той роковой охоты.  Никто из людей племени не слышал, чтобы после объятий хозяина леса можно было остаться в живых, тем более добраться потом до своего жилища.  Искалеченный, еле живой, он дополз до своего очага.  Его бы добили сородичи, ведь выжить после таких ран мало кто мог, но старшая дочка сказала, что возьмет на себя заботу о нем.  Когда остальные женщины и дети нашли себе новые очаги, она упрямо оставалась возле раненого, кормила и согревала его.  Он выжил.  И хотя тело было искалечено, голова его работала по-прежнему хорошо.  Он учил детей племени премудростям охоты за небольшие подачки едой или утварью.  И не смотря на невозможность показать на практике большинство приемов, он был прекрасным учителем.  Все его ученики стали сильными охотниками, но больше всех в воинской науке преуспела его старшая дочь.  Славе тогда едва исполнилось двенадцать, но она была уже взрослой, и принимала решения как мужчина.  Ей пришлось столкнуться с тяжелыми испытаниями, с голодом, холодом и болезнями, но она смогла это вынести и стать крепче, ведь дочь унаследовала стать и силу отца.  Он учил ее тому, что нужно знать мужчине, охотнику, но не учил женским ремеслам.

Alexandra Osinina ©

23.02.2009

Количество читателей: 10150