Содержание

КАКОЮ МЕРОЮ МЕРИТЕ
Рассказы  -  Фэнтэзи

 Версия для печати

Холод.  Злой, кусачий, пробирающий до самого нутра, заставляя ныть даже кости.  Злой ветер, стегающий лицо хлесткими порывами.  Вьющаяся по земле пороша, покрывающая снегом землю и…трупы.  Пятна крови, проступающие даже сквозь снежный покров, тела - людские и конские, - разрубленные саблями, пронзенные стрелами, головы размозженные секирами.  Дым пожарищ, разоренные города, рабство, голод, гибель.  Словно сама смерть вышла из своего тайного убежища, чтобы разом собрать обильную жатву. 
     Холод и смерть.  Они два неразлучных спутника, неотступно следующих друг за другом, ибо проистекают из одного источника.  И кто может сказать, что ледяной холод склепа не страшнее зимнего мороза? И кто знает, чей голос слышен в завываниях зимней вьюги, приближающейся все ближе к тому, кто по капле теряет свою жизнь, пятная алым снег, ослепительная белизна которого превращает его в непревзойденный саван. 
     
     Бой подходил к концу.  Наголову разбитые крестьяне, бросая топоры и рогатины, разбегались во все стороны, петляя между деревьями, как зайцы.  Могучий мужик, в волчьем полушубке и взъерошенной русой бородой уже подбегал к спасительному лесу, когда вдруг раздался пронзительный свист и убегавший вдруг, словно споткнулся.  Какое-то время он просто стоял, покачиваясь, после чего рухнул ничком в снег.  Из его шеи торчала длинная стрела.  Рядом с ним с протяжным криком рухнул отрок в рваном кожухе,- стрела пробила ему бок. 
     Стрелявший,- молодой всадник с узкими глазами весело гикнул и пустил своего коня вскачь,- он уже приметил у края леса молодую женщину с распущенными волосами, изо всех сил бежавшую к опушке.  А по правую и левую руку от него, такие же узкоглазые всадники в легких доспехах расстреливали в спину убегающих людей или ловили арканами тех, кого рассчитывали затем выгодно продать,- детей, женщин, отроков.  Старались не отставать от них пешие и конные воины в русских кольчугах и шлемах ,- дружинники великого князя Владимирского. 
     Чуть поодаль за всей этой сценой наблюдали двое всадников.  На первом, сидевшем на коренастой и неприхотливой монгольской лошадке, был позолоченный доспех, лисья шапка и сафьяновые сапоги.  На поясе висела кривая сабля, в руках воин держал изогнутый лук с наложенной на него стрелой.  Узкие прищуренные глаза под мохнатыми бровями радостно вспыхнули завидев новую цель.  Он спустил тетиву и еще один крестьянин, почти добежавший до лесу, нелепо взмахнул руками и повалился в снег. 
     -Какой выстрел!- он повернулся к своему спутнику. - Что скажешь, шаман Даниил?
     Сидевший на смирной гнедой коняге, дородный поп в медвежьей дохе поверх рясы и массивным крестом на груди, досадливо поморщился. 
     -Юзбаши Туган, я же просил не путать меня с жрецами ложных богов.  А выстрел действительно хорош.  Только ваши храбрые нукеры, пожалуй, слишком увлеклись.  Так ведь недолго оставить князя без подданных в этом крае, а хана - без дани. 
     - Все равно взять с них нечего,- махнул рукой Туган, доставая из колчана новую стрелу. - Да и разбежались они по лесам, а бабы еще нарожают.  Вам урусам плодиться много нельзя,- вы тогда бунтовать начинаете.  Вот как эти,- Булан махнул рукой в сторону небольшой речушки , впадающей здесь в Кострому.  На краю мыса, образованного слиянием двух рек, возвышался частокол из еловых кольев.  В нескольких местах ограда была проломлена, в других - полыхала.  Пролом был завален трупами,- причем не только русскими,- много здесь было и павших ордынцев, изрубленных топорами или надетых на рогатины.  Священник посмотрел в ту сторону и еще раз поморщился,- за оградой возвышался деревянный истукан беса. 
     -Неужели вы татары, все еще не научились отличать христиан от поганых? Мы с язычниками хоть говорим на одном языке и выглядим похоже, но между нами- пропасть, глубокая, аки бездна адова. 
     -Да нет, священник,- возразил Туган,- разницу между вами я знаю хорошо.  Я ведь был унбаши в тумене,- одном из тех, что десять лет назад Бату-хан вел, чтобы привести к покорности земли урусов.  Клянусь Тенгри-ханом, большие города,- Киев, Владимир, Рязань, порой было брать легче, чем иные мелкие,- «злые города»,- при этом воспоминании Булан невольно сделал рукой знак, отвращающий злых духов,- в которых молились таким вот богам.  Во имя Эрлика, с вами христианами договориться гораздо проще!
     -Истину говоришь, сын мой – елейно сказал поп, пряча ухмылку в густой бороде. - Ибо мы смиренные служители кроткого Христа, проповедовавшего любить врагов своих и молиться за них.  Грех гнева и мести нам чужды, не то, что этим приспешникам Сатаны.  И если уж бог посылает нам такие испытания, как иго басурманское,- значит, мы слишком прогневили его своими грехами. 
     -Знал я отец Даниил, что у вас полезная вера, но даже и не знал, что настолько,- в восторге заржал монгол. - Нет, правильно наш хан,- да хранит его Тенгри,- вам ярлыки дает, чтобы не трогал никто вас священников.  Будь все урусы такие как ты говоришь,- нам и забот никаких не было. 
     -Правильно, сын мой - тонко улыбнулся священник. - А чтобы все были добрыми христианами, смиренными и богобоязненными, надо сделать что?
     Юзбаши непонимающе помотал головой. 
     - Да очень просто,- показать им, что прежние боги ничего не стоят.  Я уже столько капищ языческих разорил, стольким доказывал, что все их боги - лишь дерево да камень.  Ты вот, своим воям хоробрым прикажи, чтобы они людишек-то кончали без толку губить, а лучше к капищу их сгоняли.  А там уж и я подсоблю. 
     Туган кивнул головой и поскакал к своим воинам, все еще продолжающим стрелять по разбегающимся крестьянам.  Отец Даниил вновь усмехнулся и покачал головой.  Как все таки легко управлять этими нехристями.  Они хоть и наездники непревзойденные и стрелки тоже, но вот ума… Только грабить и насиловать, больше их не на что не хватает Хорошо еще, что ханы ихние умней оказались,- смекнули, что с церковью дружить им ой как выгодно.  Вот и дают ярлыки епископам и митрополитам, под страхом смерти запрещая своим дикарям грабить церкви и монастыри.  Хотя, конечно, во время Батыева нашествия иные обители и храмы все же пожгли поганые, не утерпели.  Ну да, кто старое помянет, тому глаз вон… а кто забудет - оба.  Бог даст, сквитаемся.  Пока же не стоит -церковь мало того, что не трогают, так еще и от всех податей освободили.  Да тут еще и общий враг обнаружился у татар и чад Церкви Христовой,- язычники, уходившие в лес еще со времен крещения Руси, став вечной головной болью для духовных и светских властей.  Не признавая ни тех, ни других, они грабили усадьбы крещеных бояр, монастыри, налетали на княжеских сборщиков дани и растворялись в лесах, оставляя после себя трупы и пожарища.  К тому же, у них было немало сторонников в городах,- как тайных, так и не очень.  А в иные маленькие городки служители церкви и сунуться боялись, - знали, что там язычники открыто моления идолам устраивают, все праздники свои богомерзкие отмечают, да жертвы приносят,- порой говорят даже человеческие.  Нехристи, что с них взять?
     Отец Даниил невольно поежился, глядя на капище.  Поклонялись здесь вовсе не какому-нибудь Яриле или Ладе, в празднествах, которых иные из нестойких духом братьев непрочь были и сами принять участие.

Андрей Каминский ©

10.09.2008

Количество читателей: 11530