Содержание

Неприятная личность
Рассказы  -  Ужасы

 Версия для печати

Кто это там стоит у конца тропинки? Снедаемый нетерпением, переминается с ноги на ногу? Никак сам Глеб пришел за обещанным.  Он взволнован? Вы серьезно спрашиваете взволнован ли он? О да, он взволнован, как никогда в жизни. 
     Порой, в тумане ему видится силуэт.  Будто туман сгущается, готовясь вытолкнуть из себя кого-то долгожданного.  Тогда он смешно, по-гусиному, вытягивает шею, подается корпусом вперед, щурит глаза, обретая тем самым схожесть с лаской или горностаем, высматривающим добычу среди зарослей. 
      Глупый, глупый Глеб, он еще не подозревает, что вскоре ему самому предстоит стать добычей.  И случится это быстрей, чем вы думаете. 
     Но давайте по порядку - с того момента, когда Глеб решил, что дождя нынче не будет. 
      Глеб принадлежал к числу людей, которые всегда производят плохое впечатление.  Отличало его лишь одно.  Он делал это сознательно. 
     Произведя хорошее впечатление, - полагал он – ты загоняешь себя в некие рамки, и дальше просто обязан «держать марку», быть хорошим парнем, чтобы не дай боже, не упасть в глазах окружающих.  А если ты, все-таки оступишься, это будет означать конец твоей репутации. 
     Произведя же изначально плохое впечатление, со временем ты можешь начать казаться только лучше.  «А не такое уж он и говно», – скажут люди, и, черт побери, это будет многого стоить. 
     В этом и заключались его мотивации, когда он медленно протянул:
     -Вы ошибаетесь - дождя сегодня не будет. 
     Это было одно из основных правил.  Никогда и ни в чем нельзя было соглашаться с человеком, даже если ты сам придерживался того же мнения.  Как и не стоило называть человека по имени.  Имя человека – самый дорогой для него звук, просто музыка для ушей.  В идеале было - сделать вид, будто ты его запамятовал.  Но это уже правило номер два… В бесконечном списке Глеба Шарова: «Как с первого взгляда не понравиться человеку».  Вам интересно - был ли у него такой список? Нет конечно, списка не было – он действовал чисто интуитивно.  Но и без списка справлялся с поставленными задачами просто замечательно. 
     Чего нельзя было сказать о сегодняшнем дне. 
     Казалось, его новый знакомый не замечает всех этих отталкивающих мелочей.  Он остается приветлив и, как ни странно, продолжает лучезарно улыбаться. 
     «Может просто делает вид, что не замечает».  – Думает Глеб, и тут же улыбается сам себе – глупо, конечно, зачем ему это.  А может это человек, – почти сразу думает он – который во что б это ни стало, хочет произвести хорошее впечатление.  Тогда ситуация просто восхитительна.  Хотя его желание, со стороны выглядит куда как природнее. 
      Человек, сидящий в кресле напротив, меж тем, улыбается так приветливо и открыто, словно встретил старого доброго друга, с которым давно мечтал свидеться.  Человека зовут Анатолий, и он хочет сделать Глебу одно предложение.  Предложение, от которого он не сможет отказаться. 
      -Ваши слова звучат не только пафосно, – говорит ему Глеб – но и избито.  Вы себе не представляете сколько раз, за годы работы, мне приходилось слышать подобное.  Получай я каждый раз по пять копеек…
     Глеб работает менеджером по закупкам, ему более чем часто пытаются воткнуть залежалый товар, и да, распинаются эти личности на все лады.  Однако, именно этих слов он не слышал ни разу.  Мог слышать.  Но не слышал. 
      - Да, конечно, - говорит Анатолий.  Его голос все так же приветлив, но Глеб ловит себя на том, что пытается уловить иронические нотки.  Почему-то его охватывает ощущение, что Анатолию известно больше, чем может быть известно Анатолию – человеку с улицы, которого Глеб Шаров видит в первый, и как ему хочется надеяться, в последний раз. 
     Думаю, вы уже догадались - эти его надежды не оправдаются. 
      - Вы должны меня выслушать.  Я настаиваю.  – Последнее слово, он произносит с легким нажимом.  Этого хватает - Глебу становиться понятно - он выслушает этого человека.  Он выслушает его и, скорее всего, примет его предложение. 
     Глеб не может этого объяснить, но его охватывает нервное ожидание чего-то.  Чего-то хорошего, возможно.  Быть может, даже не ожидание, а предвкушение. 
      А еще он готовится услышать ложь.  Нет, вовсе не потому, что Анатолий выглядит как человек, намеревающийся солгать.  Если по чести, то он выглядит как последний в мире человек, которого Глеб стал бы уличать во лжи.  Дело не в этом.  Просто все услышанное рассматривалось им как ложь.  Глеб считал, что гораздо проще и приятнее, когда она в итоге оборачивалась правдой, чем наоборот. 
     Да? Что вы говорите? Вы считаете, что у этого парня проблемы с головой?
     Возможно.  Хотя, если вдуматься, разве в чем-то он не прав? Сколько раз приходилось нам выслушивать вранье, принимая его за чистую монету? Вот-вот.  То-то и оно. 
     Но вернемся к нашей истории.  История, знаете ли, это такая вещь, которую нельзя оставлять без присмотра.  Она как глупый цепной пес, внезапно почуявший свободу – рванется вперед.  И кто знает, чем это может закончиться…
     Человек, которого звали Анатолий, обманул. 
     Именно так думал Глеб, переминаясь с ноги на ногу у конца тропинки, в семнадцати километрах за чертой города.  Раньше то он считал, что у тропинок не бывает конца.  Так, по крайней мере, утверждал Толкиен, которым он увлекался в юношестве.  В те волшебные времена, когда подростки умели читать.

Олька Зинченко ©

16.07.2008

Количество читателей: 8506