Содержание

Погружение
Рассказы  -  Мистика

 Версия для печати

- Он прямо подо мной! Я его вижу! - голос Нормана Хелборна предательски дрогнул, но никто не обратил на это ни малейшего внимания: во-первых, гидроакустическая связь слабо передает эмоции, во-вторых, дрожь в голосе легко было списать на естественное волнение. 
      - Молодчина Норман! - отозвался Ральф Родригес.  - Эй, наверху! Кажется, мы нашли его! Можете откупоривать шампанское! Только оставьте и нам немного!
      Диалог этот происходил в полусотне миль юго-западнее индонезийского архипелага Ментавай, на самом краю Зондского желоба.  На глубине тысяча пятьсот шестьдесят шесть метров. 
      В нескольких десятках метров от илистого океанического дна в толще воды зависли два обитаемых подводных аппарата: одноместный «Дип Фли», управляемый Хелборном, и «Си Хаунд», экипаж которого составляли двое, пилот Ральф Родригес и наблюдатель Рудольф Лебенштайн.  «Дип Фли» находился немного глубже и немного впереди «Си Хаунда», а потому лучи его прожекторов первыми выхватили из вечного мрака смутные контуры затонувшего судна.  Это был огромный паром, стоящий практически на ровном киле.  Он стоял здесь уже около десяти лет, служащий прибежищем всевозможным подводным обитателям и неуклонно разрушаемый морской водой.  Именно находка этого парома столь взволновала экипажи обеих субмарин. 
      Родригес вновь связался с дрейфующим на поверхности Индийского океана исследовательским судном «Огюст Пикар»:
      - Пиккар! Пиккар! Андрей, ты меня слышишь? Это «Си Хаунд».  Нам крупно повезло: во-первых, судно стоит практически на ровном киле, а, во-вторых, затони оно на пару сотен метров в сторону, и. . .  Понимаешь, оно почти на самом краю желоба! Все-таки, жуткое зрелище этот желоб! Хотите знать, как это выглядит? Как вход в Преисподнюю!
      - Ральф, я тебя понял.  Это замечательно! - Андрей Швецов, координатор подводных работ, даже не пытался скрыть свои эмоции, как, впрочем, не скрывали их ни капитан судна Ноэль Жене, ни руководитель экспедиции Дин Шепард, ни все остальные члены экипажа «Пикара».  Радостное возбуждение, царящее на борту, было легко объяснимо: достигнута еще одна цель в обширном списке задач, поставленных перед международной подводной экспедицией. 
      - Жду дальнейших инструкций, - на связь вышел Хелборн.  Тон его голоса вновь стал привычно равнодушным. 
      - Значит так, - Швецов наскоро посовещался с Шепардом, - Норман, ваша задача - произвести съемку всей надстройки судна.  Ну, а вы, ребята, свое дело знаете!
      Последняя фраза относилась к экипажу «Си Хаунда». 
      - Поехали! - сказал Ральф, предвкушающе потер ладонь о ладонь, поудобнее устроился в кресле, и теперь весь его вид выражал крайнюю сосредоточенность. 
     Родригес набрал немного воды в балластные цистерны, отчего аппарат опустился почти к самому дну, и осторжно двинул субмарину вдоль левого борта затонувшего судна. 
      - «Дипонегара», - вслух произнес Ральф, когда лучи прожекторов скользнули по некогда золотистым буквам.  - Кстати, а что означает это слово?
      - Насколько я помню, это не что, а кто, - ответил Рудольф.  - Это чье-то имя.  Кажется, какого-то полководца.  Я в свое время интересовался, но, к сожалению, забыл. 
      - Норман, вы случайно не знаете, кто такой был этот Дипонегара? - Ральф решил поинтересовался у Хелборна. 
      - Понятия не имею! - Родригесу показалось, что пилот «Дип Фл»и чем-то раздражен.  Во всяком случае, Ральф решил больше не обращаться к Норману без крайней на то нужды. 
      - Мне стыдно за мое невежество! - пробормотал Ральф себе под нос. 
      Он хотел было еще что-то добавить, но в этот момент увидел нечто, заставившее его содрогнуться. 
      Этим нечто была чудовищная, оскалившаяся кусками рваного металла пробоина, безнадежно уродующая прекрасный облик судна.  С левого борта паром выглядел разорванным на две части.  Родригес развернул аппарат носом к борту и выключил двигатель.  Целую минуту они с Лебенштайном безмолвно созерцали зияющую черноту пробоины, после чего Ральф неожиданно выругался. 
      - Ублюдки сраные!
      - Ты о ком? - с немецкой невозмутимостью поинтересовался Рудольф. 
      - О политиках, мать их! О тех, кто развязал эту войну!. . .  Вот ты, Руди, как воспринимал войну?
      - Я? Как и все - через телевизор.  А ты?
      - А я, к твоему сведению, активный участник антивоенных акций! - не без гордости произнес Ральф и продолжил: - Понимаешь, мне тогда было всего двадцать.  Молодость! На митинги мы выходили регулярно, а уж когда узнали, что союзнические ВМС торпедировали паром, который якобы - якобы! - перевозил российские крылатые ракеты. . . 
      При этих словах губы Родригеса тронула горькая кривая усмешка.  Неприятие насилие было заложено в его душе изначально, генетически, если конечно допустимо говорить о генетике души.  А Рудольф не без удивления отметил, что за пять лет знакомства с Родригесом, тот никогда не рассказывал о своей студенческой юности. 
      - Помнишь нашего тогдашнего министра обороны? - спросил Ральф. 
      - Мичановича? Конечно!
      - А помнишь, как вся желтая пресса упорно муссировала слух, что он педик? Так вот, когда мы узнали об этом пароме, и том, что вместе с ним на дно ушло более тысячи человек, мы с друзьями изготовили плакат. . .  Представь себе земной шар, на вершине которого стоит Мичанович с крылатой ракетой в обнимку.  Причем, на нем фуражка, мундир и кружевной пояс с чулками, а ракета имеет недвусмысленное сходство с фаллоимитатором! Назывался этот - хе-хе! - шедевр антивоенного искусства просто – «Угроза миру». 
      - Ха! И с этим вы вышли на митинг?
      - Точно! Поначалу все шло как надо, но потом кто-то из студентов принялся закидывать копов яйцами, и вот тут-то началась заварушка. . .  Знаешь, что такое «Панч»? Наши закупают их у французов.  Это такое ружье, стреляющее 35-мм резиновыми шариками.  Короче, в меня попали, и я остался лежать со сломанным ребром, - Ральф немного помолчал.  - А мою тогдашнюю подружку сбили с ног струей из водомета, и она получила сотрясение мозга. . .  Так что мы тоже в какой-то степени являемся жертвами этой войны. 
      - Господа гидронавты! Чем это вы там занимаетесь? - донеслось из динамика. 
      - Глас свыше - как глас Божий! - торжественно сказал Ральф.  - Ну, Руди, настал твой звездный час!
      Рудольф положил на колени пульт дистанционного управления, внешне похожий на джойстик для видеоигр, щелкнул парой тумблеров, и перед его глазами засветился большой вогнутый экран.  На экране появилось изображение фрагмента корпуса судна: это включилась телекамера, установленная на подводном аппарате «Си Роач». 
      Тем временем Хелборн готовился к выполнению своей миссии.  Задача была, в сущности, несложная: обойти корпус судна по периметру и произвести фото и видеосъемку надстройки.

Пётр Перминов ©

11.03.2008

Количество читателей: 12385