Содержание

Город грёз
Рассказы  -  Мистика

 Версия для печати


     
     - Спать всё-таки лучше, чем не спать! – изрёк Писарчук и, кряхтя, вылез из-под одеяла. 
     - Охренительная мысль, Стас, - сказал Костя Пригодский, - но так как ты повторяешь ее каждое утро, она уже слегка о-ба-наль-ни-лась… Ну, ты меня понимаешь. 
     На часах было восемь утро, и солнечные лучи, проходя через листву клёнов, растущих прямо за общежитием, заливали комнату нежным изумрудным светом.  Большинство обитателей общаги давно бодрствовали: за дверью слышались шум воды, грохот посуды, голоса и чьи-то торопливые шаги по коридору. 
     Димон тоже проснулся и теперь, потягиваясь, выводил сиплым с ночи голосом: «Что ж я пьян как архангел с картонной трубой…».  В ответ на его вокальные упражнения Писарчук громко пукнул. 
     - Сволочь ты, Стас! – с горечью сказал Димка.  – Всю песню испортил!
     Писарчук самодовольно захихикал, а Костя, глядя на него, укоризненно покачал головой:
     - Знаешь, Стас, - заметил он.  – Это уже как-то не смешно. 
     Втроем они пошли умываться, а, вернувшись, поставили кипятиться чайник.  Завтракать никому не хотелось, весь аппетит перебивало волнение перед предстоящим экзаменом.  Димка схватил тетрадь с конспектами лекций и принялся судорожно листать, торопясь восполнить имеющиеся пробелы в знаниях. 
     - На всю жизнь, как говорится, не наешься, - сказал Стас.  Они с Костей поглядывали на Димку с легкой завистью, поскольку тот обладал уникальной усидчивостью и мог учить что-либо по двенадцать часов кряду, прерываясь только на удовлетворение основных физиологических потребностей.  Уж кому как, а ему-то высокая отметка, по мнению друзей, была практически обеспечена. 
     Тем временем чайник забулькал и отключился.  Костя накидал заварки в большую кружку, залил её кипятком и прикрыл фанеркой, заменявшей им разделочную доску. 
     - Слушайте, мужики, - сказал он.  – Сон сегодня видел дурацкий. 
     - Ну-ка, поведай! – попросил Стас. 
     - Да сон-то, собственно, ни о чём, - начал Костя.  – Как будто я лежу на спине, совершенно неподвижно.  Вижу над собой только белый потолок.  А потом надо мной начинают склоняться люди, которые заглядывают мне в лицо.  Всего их четверо, и каждого я очень хорошо рассмотрел и запомнил.  Во-первых, это старуха.  Древняя-древняя старушенция, с моргающими слезящимися глазами.  Потом женщина лет пятидесяти.  А еще двое – молодой парень, лет двадцати двух, и девушка примерно такого же возраста или чуть старше.  Они похожи друг на друга, так что, наверное, брат и сестра…
     - Ну и что? – перебил Димон, оторвавшись от своей тетрадки.  – В чём смысл?
     - В том-то и дело, что никакого смысла, - пожал плечами Костя.  - Просто этот сон я сегодня видел в четвёртый раз.  И за это время успел как следует рассмотреть всех его участников, так что теперь могу легко описать любого из них.  Это притом, что все эти люди мне совершенно не знакомы.  Понимаешь? Ты часто видишь сны с незнакомыми людьми так, чтобы потом можно было вспомнить каждую морщинку на лице каждого?! Вот то-то и оно! Кроме того, я же не рассказал до конца.  Потом я вдруг увидел какой-то мир, понимаете, целую вселенную… Это место совершенно не похоже ни на что – там нет звезд, но нет и космического вакуума, нет света… Оно одновременно вызывает жуткий страх и притягивает, манит к себе… Там ощущается присутствие чьего-то чужого разума и какой-то безмерной тоски…
     - Я всегда говорил, что перед сном учить вредно, – сказал Писарчук и посоветовал: – Забей! Давайте лучше по чаю, а то время поджимает. 
     - Ох, – сказал Димка, вылавливая из кружки чаинки.  – Что-то меня мандраж пробирает… Уж который раз иду на экзамен, а все как в первый раз. 
     - Да что там мандраж! – подхватил Стас.  – Ваще колотун!
     - Это потому что ты ни хрена не учил, - пояснил Димка. 
     Торопливо выпив по кружке чая, друзья надели парадные одежды, надеясь, что их внешний вид приведёт экзаменатора в благодушное настроение, и, хором сказав решительное «Эх!», отправились в универ. 
     *
     Аудиторию, где проходил экзамен, Костя покинул с хорошей отметкой и лёгким сердцем.  Димка ещё ждал своей очереди отвечать, так что Костя решил подождать его в холле с огромными окнами, выходящими на главную университетскую площадь.  Одно из окон было распахнуто, и в него влетали шум и голоса с улицы.  Костя подошел к нему, облокотился на подоконник и принялся наблюдать за происходящим.  Внизу суетливо бегали студенты, еще только готовящиеся сдавать очередной зачёт или экзамен, и расслабленно вышагивали те, кто уже успел поразить преподавателя своими познаниями. 
     Из-за угла вывернул черный «Рено», который припарковался прямо к университетскому крыльцу.  Костино сердце взволнованно затрепетало: в такой машине ездила его радость - девушка по имени Анна Мария Рунг.  В университете она появилась совсем недавно, по странному совпадению как раз тогда, когда Костя впервые увидел свой загадочный сон.  Была она то ли аспиранткой, то ли соискательницей на степень кандидата каких-то там наук.  Она периодически появлялась в стенах alma mater, занималась своими таинственными научными изысканиями и вновь исчезала в неизвестности под аккомпанемент мотора своего ретромобиля.  Впрочем, Костю мало интересовала сфера профессиональных интересов Анны Марии, главное было в другом – впервые настолько красивая девушка обратила на него свое внимание.  Сама.  Первая.  Собственно, их знакомство было очень даже обычным: «Не подскажете ли, как пройти к факультету теологии?» - «Отчего ж не подсказать? Так-то и так-то» - «Премного благодарна! А вы здесь учитесь?» - «Да» - «В таком случае, можно ли поинтересоваться, как вас зовут? Вероятно, мы будем часто встречаться» - «Меня? Константин» - «А меня – Анна Мария.  Можно просто Аня.  Очень рада знакомству!».  Вот и всё. 
     Аня была права: они стали часто сталкиваться в коридорах университета.  Они говорили друг другу «Привет!», мило улыбались, иногда даже перекидывались парой слов друг с другом, но на этом их общение заканчивалось. 
     …Аня захлопнула дверь машины и вошла в здание университета.  Костя машинально двинулся ей навстречу. 
     - Привет! – сказала Аня.  Её белые, спадающие волнами на плечи волосы, казалось, излучают сияние в полумраке коридора. 
     - Привет! – сказал Костя.  От волнения во рту у него пересохло, а на лице появилось глуповатое выражение, присущее всем юным влюбленным. 
     - Экзамен сдавал? Ну и как?
     - Отлично, - выдавил Костя. 
     - Отмечать будете? А можно я тоже приду?
     - Э…, - Костя замер с открытым ртом.  Такого поворота он не ожидал.  Самому ему ни за что не хватило бы смелости позвать понравившуюся девушку на традиционную послеэкзаменационную пьянку.

Пётр Перминов ©

27.02.2008

Количество читателей: 15419