Содержание

Проклятие Утсукуши Софии
Рассказы  -  Ужасы

 Версия для печати

Глава 1: Послание. 
     
     -Максимильян! – раздался пронзительный, хрипящий женский шепот со всех сторон.  Он казался неестественным и невероятно громким.  – Максимильян, он ждет тебя!
     Максимильян стоял в длинном окутанном тьмой коридоре замка, в который надеялся больше никогда не вернуться.  Три года назад, когда он покинул родительский дом, этот кошмар должен был прекратиться, да оно собственно так и было, но по какой-то причине он снова здесь.  Это место преследовало его с самого детства, с первых дней, когда он начал осознавать себя живым, осознавать себя Линдбергом.  Хотел он того или нет.  Оглянувшись назад, Максимильян понял - пути обратно нет, прогнившие балки обрушились под весом потолка, перекрыв выход и оставив только путь вперед.  Если быть честным, здесь, в этом замке, всегда есть только путь вперед, и он это прекрасно знал.  Тут если хочешь жить, действуй как акула, двигайся вперед и никогда назад.  Забудешь это правило, считай, что ты покойник.  Он помнил все это, но все же не решался сделать даже шаг.  Он не хотел находиться здесь, не хотел встречать тот ужас, что всегда обитает в этом замке, но увы, это решать не ему.  Она и только Она выбирает, кому и когда здесь быть, а кому нет, и только гробовая, звенящая тишина и мрак - вечные спутники и единственные союзники тех кому «свезло» здесь оказаться.  Так было и с ним, после того, как шепот прекратился.  Во тьме невозможно было почти ничего разглядеть.  Глаза не хотели привыкать к этой едкой темноте, не хотели различать ужас, что скрывается в ней, и ему оставалось только надеяться на то что сейчас он один.  Но прошлый опыт и чувства мурашек по всему телу, которые возникают обычно от ощущения, что кто-то за тобой наблюдает, пытались убедить, как раз в обратном.  Максимильян чувствовал, в прямом смысле, кожей - чье-то незримое присутствие.  Его нерешительность прервал знакомый голос доносившийся из конца коридора. 
     -Макс! – раздался, слегка приглушенный из-за закрытой двойной красной двери, женский крик.  – Макс, на помощь!
     Это был голос Майры, как она то сюда попала? Времени на раздумья у него не осталось.  Он осторожно двинулся вперед.  Тишина вернулась, после того как крик прекратился.  Только скрип деревянных досок под ногами, от каждого сделанного им шага, разгонял ее ненадолго.  Ощущения в спине становились все сильнее.  Незримый наблюдатель последовал за ним.  Кто это был? Служанки? Тени? Или может кто пострашнее? А важно ли это вообще? Он бы хотел оглянуться, убедиться, что ошибается, и за спиной никого на самом деле нет, но чувствовал – это не так.  Оглянись он и встреться лицом к лицу с преследователем, если таковой был, что он ему способен противопоставить? Все предыдущие разы, когда ему доводилось здесь бывать, при себе у него было какое-нибудь оружие: доска, труба или что-нибудь более изящное вроде карманного ножа.  Это все конечно ерунда, ведь этим не нанесешь вреда здешним обитателя, но даже так ему было бы спокойнее нежели сейчас с «голыми» руками. 
     Максимильян знал это место наизусть, так как бывал здесь очень часто.  Он знал, что скрывается за каждой из боковых дверей коридора, знал, что здесь нельзя доверять своим глазам и ощущениям, потому что они подвластны Ей.  Но главное он знал кто поджидает его за той красной дверью в которую лежит его путь.  Хозяйка замка – проклятие всего рода Линдбергов.  Она, монстр, что скрывается в ночном мраке.  Хозяйка кошмаров, жрица боли и страданий.  И страшно подумать, что сейчас может происходить с Майрой в той комнате.  Любой бы свихнулся на его месте.  Окажись здесь раз и ты больше не сможешь спать спокойно, но Максимильян переживал этот опыт на протяжении почти двадцати лет и не пожелал бы подобного даже врагу.  Потеря рассудка самая меньшая цена за посещение этого места, что было доказано не раз, но ему пока несказанно везло, ведь его рассудок был пока при нем.  Многие в его семье заканчивали свои дни в психиатрических лечебницах или в петле под потолком и это самое гуманное что могло произойти.  И никто не горел желанием обсуждать проклятие, а если и заходила речь, то только шепотом. 
     Приближаясь к двери, он стал замечать свет, пробивающийся из-за нее, настолько яркий что даже воздух стал нагреваться.  И чем ближе он приближался, тем ярче становился этот свет и тем менее заметными оказывались очертания двери.  Ему бы стоило плюнуть на эту очевидную ловушку и скрыться в одной из боковых комнат, надеясь найти обходной путь к выходу, что, в общем-то, и побуждал его сделать внутренний голос, но из-за красной двери вновь донесся голос Майры.  Она ничего не говорила, а просто всхлипывала.  Это подстегнуло Максимильяна с новой силой.  Он никогда не повторит больше той ошибки и не нарушит обещание, данное ей еще в детстве.  Не важно кто встанет у него на пути, ради Майры он готов пройти через Ад, чем в какой-то мере и был для всего рода Линдбергов этот замок.  И вот, дойдя до той страшной двери, Максимильян схватил ручку, готовясь зажмуриться от яркого ослепительного потока света, но его ожидания не соответствовали реальности.  За дверью не было ни света, ни Майры, ни даже Хозяйки, но там было то чего он точно не ожидал увидеть – кабинет его прадеда, Иогана. 
     Максимильян застыл полностью сбитый с толку, что-что, а этого он увидеть здесь точно не ожидал.  Парень бывал в этой комнате раньше, посещал покои Хозяйки, еще до того, как узнал, что они принадлежат ей.  И если какая из комнат в замке оставалась неизменной, то только эта.  По крайней мере до сего дня… Но прежде чем он отошел от ступора, за спиной послышалось тяжелое дыхание.  Ужас, который парень испытал в тот момент, сложно описать, можно лишь сказать, что волосы по всему его телу встали дыбом.  Первым желанием, вопреки здравого смысла, было не бежать на утек, а обернуться.  Но прежде чем он это сделал, кто-то сильно толкнул его в спину и, сделав вынужденный шаг вперед, Максимильян запнулся о порог двери, рухнув плашмя на пол.  Дверь за ним тут же резко с захлопнулась, сопровождаемая диким женским воплем. 
     Путь назад был вновь отрезан – это тупик.  Не имея иного выхода, Максимильян, поднявшись на ноги, последовал тем немногочисленным правилам, что были истинны для этого замка – двигаться вперед и забыть о том, что он видит и ощущает.  Из комнаты должен быть выход, просто обязан быть, и единственный способ найти его – это найти то чего здесь не должно быть. 
     Он бывал в этом кабинете в детстве, как и в самом особняке прадеда частью, которого был этот кабинет.  В особняк было дозволено входить только «избранным», в числе которых, по неизвестной причине, были Макс с Майрой, им даже было дозволено свободно ходить по нему.  Воспоминания эти хранились в его памяти где-то очень глубоко.  Настолько глубоко, что казалось это было вообще в прошлой жизни.  Кабинет был единственным местом, что врезалось в его память на всю жизнь.  И здесь, в этом кошмарном замке, в который он никогда не хотел больше возвращаться, находился точно такой же.  Или быть может это и есть тот самый кабинет, но как? И действительно, окинув взглядом окружение повнимательней, он убедился в том, что это тот самый.  В центре возле окна, повернутым в сторону двери, стоял, привезенный самим Иоганом из Испании, антикварный письменный стол, который как тот говорил, принадлежал известному оккультисту и алхимику позапрошлого столетия Аурелиусу Лоренцо Бейли.

Тимофей Телец ©

14.12.2019

Количество читателей: 485