Содержание

Синее озеро или призрак счастья
Повести  -  Научная фантастика

 Версия для печати

Стояло лето 1989 года.  Жара просто невыносимая.  Солнце начинало жарить с самого раннего утра, когда трава серебрилась ещё от холодной росы.  В городе крыши домов и асфальт накалялись до невероятной степени.  Жители Москвы просто изнывали от жары и стремились поскорее выбраться из душного городского лабиринта всеми возможными способами. 
     Начались летние каникулы, и думать об учёбе совершенно не хотелось, а палящий зной и не давал этого делать.  Впереди ещё достаточно сложный и напряжённый учебный год и поступление в вуз.  А пока, пока лето и отдых в компании друзей-одноклассников.  Ну разве можно от этого отказаться? Обязательно нужно расслабиться и выкинуть из головы всё лишнее и тягостное. 
     Мы, а именно, я, Валера, Саша, Костя, Катя и ещё наш любимец, пёс по кличке Граф, решили рвануть из Москвы в пригород.  Сашка позаимствовал у своего деда подержанную «Волгу».  Старая добрая машина кремового цвета.  Мы в ней очень даже вольготно разместились.  Я сидел спереди, рядом с водителем, то есть с рядом с Сашкой.  Между нами, довольно облизываясь, восседал остроухий Граф.  Сзади сидели Валерка, Костик и Катька.  На заднем сиденье было, конечно, тесновато, но, в принципе, нормально. 
     «Волга» 1981-го года выпуска, подпрыгивая на рытвинах в асфальте, несла нас навстречу зелёным далям.  Открыв со своей стороны окно до упора, я высунул в него руку и подставил её встречным воздушным потокам, которые облизывали корпус автомобиля и устремлялись назад. 
     Трое моих друзей оживлённо переговаривались на заднем сиденье.  Валерка пытался в чём-то убедить Костю и Катьку, но, похоже, ему это не очень удавалось.  Катя с Костей отвергали все Валеркины доводы и аргументы.  Часто Валерка произносил такие слова, как «инопланетяне», «гуманоидная раса», «летающие тарелки», «парящие шары», «пришельцы из других галактик» и тому подобное.  Вообще, Валера часто бредил инопланетянами, НЛО, читал большое количество литературы на эту тему, смотрел фильмы подобного рода, а в его московской квартире и на даче всё было завешено плакатами с изображением инопланетян разных видов и размеров.  От человекоподобных гуманоидов с большой головой, тщедушным телом и тонкими конечностями до совершенно безобразных, аморфных созданий-чудищ с множеством скользких и длинных щупалец и ртами-присосками.  Были у Валеры и плакаты, на которых огромные и не очень летательные аппараты из далёких, чуждых землянам галактик, похищали ослепительно красивую, полуобнажённую женщину или сутулого учёного в очках, с головой погрузившегося в свои научные изыскания, или, даже, целую семью.  Помню, как бабушка Валеры с неодобрением называла все эти плакаты, постеры и изображения: «невесть что развешено по стенам».  Валерка был, можно сказать, одержим инопланетной жизнью, головокружительными космическими приключениями и путешествиями по межгалактическим пространствам.  Не скрою, я тоже этим увлекался.  Но о себе я расскажу несколько позже. 
     Валерка Кудин был худощавым парнем с жидкими рыжеватыми волосами.  Глаза его были голубыми и выразительными, а щёки и нос покрывали веснушки.  Я, признаюсь, неоднократно старался уловить хоть какое-нибудь сходство друга с гуманоидной расой, однако так ничего и не обнаружил.  Вообще, несмотря на все свои страстные увлечения НЛО, которые мой друг приобрёл ещё в младших классах, учился он более чем хорошо и вполне неплохо успевал по всем имеющимся школьным дисциплинам.  Да ещё и товарищам успевал помогать.  Гуманитарий и теоретик чистой воды.  Парень общительный, находчивый и остроумный.  С Валеркой мы быстро нашли общий язык, и нам было о чём поговорить.  Родители и близкие, а в особенности, бабушка Валеры, считали увлечения парня детскими забавами и не воспринимали их всерьёз.  А Валерка, между прочим, всем говорил, что подумывает в будущем стать уфологом.  Да что там подумывает – действительно им станет.  Все его родные явно не одобряли выбора юноши, и только несколько знакомых Валеры да я были рады его будущим планам и устремлениям. 
     Валерка с жаром рассказывал Костику и Катьке, что уфологов – и у нас, и за рубежом – похищают инопланетяне.  И что, вполне вероятно, инопланетяне предоставляют учёным возможности, которыми те не могли бы владеть на Земле.  Но Костя и Катя категорически не верили другу даже после того, как Валера привёл конкретные имена зарубежных и советских уфологов, а также даты похищений и обстоятельства, сопутствующие этим похищениям. 
     Костя Орехов обнимал за плечо Катьку Белокрыльцеву, а та, в свою очередь, запустила руку в густую и чёрную шевелюру Кости.  Тут, по-моему, всё было предельно понятно, да и видно с первого взгляда.  Костя нравился Кате, а Катя нравилась Косте.  Одним словом, любовь.  Вместе они были ещё почти с пелёнок.  Сколько я с ними общался, я даже не помню, когда я видел их отдельно друг от друга.  Сначала это была нежная влюблённость, а потом, со временем, эта влюблённость переросла в нечто большее, в более глубокие чувства. 
     Костя был загорелым, рослым и спортивным парнем, и в него просто нельзя было не влюбиться.  Однако Катька зорко наблюдала за своим любимым парнем, тщательно проверяла его на предмет измен, и уж тем более не собиралась отдавать какой-нибудь девчонке.  Белокрыльцева очень ревновала своего Костю к другим представительницам прекрасного пола.  Да и он сам был ревнив, и ревность эта была похожа на приступы.  Парочка ревнивцев.  Костя – один из первых спортсменов в школе, признанный авторитет в классе, с которым все считались.  Орехов несколько лет занимался вольной борьбой, затем перешёл на карате и, мало ещё кому известное, айкидо.  Костя посещал семинары, которые проходили в наших спортивных комплексах при участии иностранных мастеров по боевым искусствам.  Так, на семинарах в Москве присутствовали японцы, китайцы, французы, немцы, американцы и мастера из других стран.  Мне посчастливилось попасть на несколько таких семинаров и даже поучаствовать в них. 
     Признаться, я тоже лет пять занимался айкидо и добился определённых успехов в этом виде боевых искусств, дойдя до степени пятый «кю» - это красный пояс.  Занятия я посещал несколько раз в неделю, совмещая физические нагрузки с учёбой в школе и написанием первых рассказов.  Помню даже, как сдавал свой первый экзамен, на котором присутствовал мой тренер, человек очень хороший, человек, благодаря которому я много достиг.  Был ещё один бородатый тренер, ранее мне не знакомый.  В зале присутствовало много людей.  Я тогда очень волновался.  Это было моё первое публичное выступление на татами, то есть на площадке, где проводились занятия.  Никогда прежде я не испытывал такого колоссального напряжения, физического и морального.

Артём Антонов ©

04.08.2018

Количество читателей: 377