Содержание

карл денке - портной нарядов из человеческой кожи
Статьи  -  Публицистика

 Версия для печати


      Карл Денке – портной нарядов из человеческой кожи
     
     
      Подняв на свет толстую полоску кожи, Денке нахмурился.  На глаз материал выглядел достаточно хорошим и эластичным, но все же определенные изъяны в нем были.  Вот если, к примеру, нарезать из этой кожи шнурки, то продержаться они довольно долго.  А вот попробовать сшить хорошие, крепкие подтяжки для штанов, казалось не такой уж и простой задачей.  Привычно забурчав себе под нос, Денке сплюнул на пол.  Потом займусь, решил он, а сейчас пора варить суп.  Встав с табурета, Денке отбросил от себя в сторону кожу и подошел к единственному в доме дубовому кухонному столу.  Там, плотным рядом стояли его деревянные горшки и миски.  Все до краев наполненные мясом.  Опустив в один из горшков палец, Денке с удовольствием выудил оттуда небольшой кусок плоти и сразу же отправил его в рот.  Мясо убитого им вчера бродяги было на редкость мягким и хорошо прожевывалось.  Не хватало только немного соли и тмина.  Заранее предвкушая аппетитный ужин, Денке пошел искать ключи от своего погреба с припасами.  Когда 12 августа 1870 года в небольшой Прусской деревушке родился мальчик, то это событие ни у кого не вызвало особенных эмоций.  Родители, не долго думая, назвали новорожденного Карлом, в честь одного из своих умерших родственников.  Как и всех деревенских дети того времени, Карла с маленького стали приучать к работе по домашнему хозяйству.  Вместе со своими братьями и сестрой Карл трудился на небольшой ферме отца и все бы ничего, но его семью немного все же немного настораживал тот факт, что даже по меркам того времени, их Карл очень сильно отставал в развитии.  А именно, как ни старались родители, тот ни произносил в слух ни звука и казалось ничего не слышит.  Первое свое слово Карл произнес когда ему исполнилось шесть лет, чем очень сильно удивил семью.  Ведь все его домашние уже считали Карла глухонемым от рождения.  Однако он так и не разговорился.  В школе Карла считали умственно отсталым, учителя били, одноклассники насмехались, но сам он особенно от этих нападок не страдал.  Ведь Денке уже тогда меньше всего на свете желал общения с людьми.  Все чаще и чаще нелюдимый ребенок убегал в собственное одиночество и в такие моменты становился похожим на маленького звереныша.  Его глаза становились пустыми, позы напряженными и всем кто его видел, казалось, что он вообще находиться где-то далеко, ничего не видя и не слыша.  Карл постепенно превращался во что-то дикое, погруженного в тьму собственного, никому не известного мира.  – Он совсем не хочет ни в чем принимать участия! – жаловался его старший брат, наверное единственный человек с кем Карл пытался дружить.  В ответ было все то же угрюмое молчание.  Внутри себя Карл уже слышал зов.  И в 22 года он ему поддался.  В тот день Карл никого не предупреждая исчез из дома.  Родные долго его искали, но безуспешно.  А еще через девять месяцев Карл Денке так же внезапно появился.  - Где ты был? Почему ничего не сообщал о себе? – кричала вся его разгневанная родня.  Глядя на них почти что волчьими глазами, молодой Карл молчал.  Так от него никто и ничего добиться не смог.  Скоро умерли родители Карла.  Что примечательно, на их похоронах Карл не плакал, не проявлял вообще никаких эмоций, даже словом не обмолвился, как-будто бы ничего и не случилось.  Руководить общим хозяйством взялись старшие брат и сестра.  В свою очередь, Карл как мог помогал им, хотя все чаще и чаще стал пропадать один в лесу, что рос рядом с их деревней.  Там будущий людоед целиком отдавался на волю своим внутренним демонам.  Он осторожно ходил между деревьев, часто закрывал глаза и втягивая ноздрями воздух, ощущал движение жизни вокруг себя.  Иногда что-то необъяснимое для самого Карла вырывалось из него и он подобно дикому зверю падал на траву и, оскалившись, рычал.  Домой Карл приходил только поздно вечером.  И вот однажды не пришел вовсе.  Спустя несколько дней Карл появился и, по своему обыкновению, никому ничего не говоря, погрузил в телегу свои скромные пожитки и уехал.  Скоро Денке поселяется в Мюнстерберге.  Пройдет 20 лет и этот тихий провинциальный городок содрогнется от того, что найдет полиция в обители тихого, неразговорчивого бюргера Денке.  А пока что новый житель Мюнстерберга купил себе часть жилого дома с небольшим участком земли и стал как и многие его соседи заниматься огородничеством.  Дохода с продажи урожая вполне хватало на пускай и скромное, но стабильное пропитание. 
     
      Соседи Денке особенно не интересовались своим новым соседом, что, впрочем, вполне естественно для немцев, уважающих чужую личную жизнь и ревностно оберегающих собственное личное пространство.  По отрывочным воспоминаниям его соседей, Денке совсем не были присущи проявления обычных для человека эмоций.  Гнева, веселья, печали.  Он также не испытывал чувства страха, отвращения или брезгливости.  Денке не употреблял алкоголя и не тяготел к общению с женщинами.  Однако все эти странности никак не отражались на его репутации добропорядочного жителя Мюнстерберга.  Единственное, что немного по-настоящему настораживало в Денке – его невероятная обжорливость.  Однажды он снизошел до того, чтобы посетить свою родную ферму, где его брат и сестра накрыли к его приезду роскошный стол.  Усевшись на свое место, Денке стал поглощать мясо так, будто не ел много дней.  На стол все приносили и приносили новые куски говядины, а Денке, жадно облизываясь, поглощал все это, время от времени утирая губы жирными пальцами.  Пришла и закончилась первая мировая война.  Наступило время голода, но не для Карла Денке.  Всегда внимательные соседи вспоминали, как их нелюдимый сосед часто ходил к себе в сарай и выносил оттуда полные мяса горшки и даже выливал во дворе целые ведра крови.  «Бедный Карл отлавливает и ест собак», посовещавшись, решили соседи.  В это время им долго не давал покоя громкий шум по ночам из комнат Денке.  Звук пилы и стук молотка все чаще и чаще лишали их сна.  Конечно же, никто и подумать не мог, что таким образом Денке распиливает на части тела убитых им людей.  Со временем людоед-одиночка наловчился использовать по максимуму весь человеческий материал.  Мясо и жир шли на еду, кости хорошо служили помощниками в быту, а из кожи прекрасно получались обновки для его личного гардероба. 
     
      Так продолжалось бы еще долго, но однажды, в один из самых обычных осенних дней 1924 года у Денке с утра все стало валиться из рук.

андрей петухов ©

17.07.2017

Количество читателей: 102