Содержание

На правах рекламы:

• Для вас со скидками металлоторговля по привлекательной цене.

"Материнский подарок": быть достойной
Рассказы  -  Фэнтези

 Версия для печати

«Эта история произошла в тот день, когда всеми забытый и презираемый Наполеон Бонапарт в агонии умирал от яда на продуваемом всеми ветрами острове в Атлантическом океане. 
     Девушка, скорее даже подросток, в простом домотканом сером платье до колен, и тонкими ногами, быстро шагала по еле заметной лесной тропинке.  Её бледное худое лицо с синяками под глазами говорило о том, что она часто недоедала, а тонкая ярко-красная лента в русых волосах, так контрастирующая со всем её обликом, о том, что всеми силами пыталась вырваться из цепких объятий рутины и повседневности. 
     - У-у-ух! - вспорхнувшая с ветки сова заставила девушку вздрогнуть и остановиться.  Позади послышались торопливые шаги и из-за деревьев показался запыхавшийся Франтишек. 
     - Агния, подожди, подожди меня, пожалуйста! – закричал он. 
     Крепко сжав губы и сложив худые руки на груди, девушка бросила недовольный взгляд на подростка. 
     - Зачем ты здесь?
     Упёршись руками в колени, Франтишек, толстячок с соломенной копной волос на голове, пытался восстановить дыхание. 
     - Я искал тебя дома.  Бабушка сказала, что ты пошла в лес.  Она просила остановить тебя и вернуть домой, - сбивчиво пояснил подросток, пугливо разглядывая лес вокруг. 
     - Меня не надо никуда возвращать.  Я сама знаю, что делать! – сердито топнув ногой, обутой в стоптанные старые башмаки, Агния пнула торчащую из земли поганку. 
     - Не сердись, но куда ты собралась? Там впереди нет ничего кроме …
     Глаза подростка расширились и он вздрогнул.  Втянув голову в плечи и спрятав руки в карманы штанов, Франтишек, волнуясь, произнёс:
     - Ты же не к домику ведьмы направляешься?
     Ещё раз, топнув ногой, Агния отвернулась от собеседника. 
     - А если это так, то что?
     - И тебе не страшно?
     - Страшно, но ты же знаешь, зачем я иду к ней, - посчитав разговор законченным, Агния продолжила свой путь с каждым шагом всё глубже углубляясь в лес. 
     Ведьмами пугали непослушных детей.  О них говорили коротая вечера в семейном кругу за чашечкой ароматного чая или кофе.  Иногда бесшабашные юнцы стращали ужасными историями своих подруг, стремясь почувствовать испуг, объятия и горячее дыхание своих избранниц.  Но непреложной истиной являлось то, что на дворе стоял девятнадцатый век и суеверия постепенно уходили в небытие, уступая место крайнему эгоизму, практичности, жажде наживы и другим материям, обожаемым современным человеком. 
     Однако так было далеко не везде.  В провинциальных районах Европы именуемых некоторыми «медвежьими углами» время текло медленно и не спешило бросаться в объятия цивилизации.  Ведьмы здесь были обыденностью, такой же, как ураган, наводнение или засуха.  Это в столицах и больших городах было не протолкнуться от образованных, всезнающих людей, а в деревеньках и селениях затерянных в лесах и болотах, с любой мало-мальски значимой проблемой бежали к чертихе, бесовке, ведунье.  В общем как не назови, а смысл один.  Падёшь скота, несварения желудка, запор, несчастная любовь, сглаз на кого навести и даже от нежеланного дитя избавиться, лишь то немногое с чем обращались люди к ведьмам.  И зачастую даже местные священники пользовались у своей паствы, куда меньшим авторитетом. 
     Елена, мать Агнии, тоже была знакома с магическим искусством, впрочем, так же как и многие её родственники по женской линии.  Можно было смело сказать, что женщина была потомственной ведьмой.  Вот только она никогда не причиняла вред живым существам и силу свою направляла исключительно на излечение.  Привороты и прочую ерунду считала вредной глупостью и сроду не практиковала.  В деревне Елену любили и жалели молодую ведунью, рано оставшуюся без мужа с ребёнком на руках. 
     Всё изменилось около девяти лет назад, когда известный всему миру корсиканец, присевший на императорский трон, в погоне за властью разогнал старую аристократию правившую государством.  Графы, бароны, маркизы и виконты вынуждены были либо бежать за границу, либо осесть где-нибудь в провинции не попадаясь, лишний раз на глаза «новым хозяевам» государства.  Именно тогда в их маленькую, хорошенькую деревню прибыла маркиза де Бренвильи.  Эта статная, высокая женщина, одетая по последней моде, выкупила у старосты здание заброшенной мельницы и с единственной служанкой поселилась вдали от всех. 
     Через несколько недель все с большим удивлением узнали, что приезжая самая настоящая ведьма, и не из последних в своём мастерстве.  Что подтолкнуло аристократку к занятиям колдовством? Любопытство, а может быть элементарная скука. 
     Елену, с её ограниченным набором магических услуг, очень быстро променяли на беспринципную дворянку, которая предпочитала, чтобы её называли госпожой.  Так или иначе, но с тех пор жизнь в их деревне пошла наперекосяк.  То горшок с цветами какому-нибудь бедняге на голову упадёт, то молодой парень отродясь не болевший скончается от сердечного приступа, а то и вообще смерть можно было принять от кровавого поноса или другой какой неизвестной хворобы. 
     Мать Агнии винила во всём маркизу и даже несколько раз при встрече с ней устраивала публичные скандалы.  Сейчас-то девушка понимала, что делалось это исключительно с целью «раскрыть глаза» деревенским и перетянуть их на свою сторону, а тогда действия матери смущали её, а иногда даже смешили. 
     Когда Агнии исполнилось десять лет, детство закончилось.  Елена внезапно заболела и спустя неделю скончалась в сильнейших муках.  Изо рта, ушей и глаз ведуньи текла кровь, и остановить её было невозможно никаким снадобьем.  Девушку всегда удивляло, с каким мужеством встретила смерть мать, ведь даже за минуту до кончины она пыталась успокоить близких, уверяя, что чувствует себя лучше.  В день похорон маркиза присутствовала на кладбище и хохотала над могилой соперницы. 
     Но на этом их несчастья, к сожалению, не закончились.  Спустя несколько дней бабушку Клементину хватил удар, после которого она слегла в постель.  Парализованная и беспомощная женщина даже в таком состоянии была для внучки примером, добрым советчиком и другом. 
     Ненависть Агнии к ведьме росла и крепла день ото дня.  И хоть Клементина пыталась объяснить девушке, что Елена просто надсадилась, не рассчитав собственные силы, выхаживая многочисленных больных, гнева её это не охлаждало. 
     Маркиза, словно раковая опухоль, превращала жизнь их деревни в кошмар.  Изо дня в день она распространяла своё влияние даже на людей несуеверных и образованных.  После странной смерти священника и ужасной кончины старосты ведьма стала хозяйкой и госпожой всех живущих в округе. 
     Агния помнила то утро когда мерзкая жаба явилась в их дом и растягивая губы в притворной улыбке попросила её продать вещи принадлежащие матери.  Девушка категорически отказалась и выставила непрошеную гостью вон.  Уходя, ведьма пообещала наказать строптивую, глупую девчонку, и в самом ближайшем будущем. 
     Через неделю воспользовавшись тем, что Агнии не было дома, Сбышек – местный дурачок, забрался в окно усадьбы и перевернув всё вверх дном, выкрал вещи принадлежащие матери.  Среди пропавшего было старинное серебреное зеркало, которым Агния очень дорожила.  Предмет этот передавался в их семье из поколения в поколение и по словам бабушки обладал магическим свойством.  Правда, каким именно девушка не знала.  Именно за этим зеркалом и отправилась Агния к ведьме, пересиливая страх и волнение от будущей встречи.  Франтишек несмотря ни на что плёлся за ней, ежеминутно канюча плаксивым голосом. 
     Чем ближе парочка подходила к жилищу маркизы, тем больше менялся мир вокруг.  Деревья и кустарники были покрыты толстым слоем паутины.  Несмотря на разгар лета на их ветках не было ни одного зелёного листочка.  Обычная для леса живность, разбегавшаяся из-под ног ранее, бесследно исчезла.  Трава под ногами пожухла и потемнела, зачастую сменяясь участками серого мха.

Vladimir ©

25.02.2017

Количество читателей: 959