Содержание

Чёрные Совы - книга первая
Романы  -  Прочие

 Версия для печати

Владимир Сединкин
     
     
     
     
     
     
     
     ЧЁРНЫЕ СОВЫ
     ПРОБУЖДЕНИЕ
     
     
     
     
     
     
     
     КНИГА ПЕРВАЯ
     
     
     
     
     
     
     роман
     
     
     
     
     «Сталь меча или пуля пистолета, перо писателя или кисть художника, кто знает, что является более грозным и эффективным оружием?»
      С. В. А. 
     
     ПРОЛОГ
     15 ноября 1943 года. 
     Кольский полуостров.  СССР. 
     О
     бер-штурмбаннфюрер СС Вальтер Груббер за последнее время сильно изменился.  И, к сожалению, не в лучшую сторону. 
     События последних недель измотали его, выжали как лимон.  От постоянного напряжения разыгрались нервы.  Он стал излишне мнителен.  Опасно задумчив.  Его мучили плохие предчувствия.  От прежнего «Железного Вальтера» не осталось и следа. 
     Холодный закат пылал над горизонтом кроваво-красным полотнищем.  Влажный ветер, холодил щёки и нос обер-штурмбаннфюрера, замершего на верхушке недавно преодоленного его отрядом холма.  Скучный, безжизненный пейзаж не в кое мере не способствовал поднятию настроения.  Ко всему прочему голос в голове неустанно убеждал Вальтера в том, что это его последнее задание.  Плохие предчувствия ещё никогда так не одолевали обер-штурмбаннфюрера. 
     В Берлине непосредственный начальник Груббера, бригаденфюрер СС Нидш, успокаивал его перед предстоящим заданием, обещая скорый отдых и дождь наград ему и его людям, но как видно зря.  Бригаденфюрер говорил, что всё скоро уладится самым лучшим образом, но Груббер уже не верил в это.  Хотел верить.  Но не мог.  Слишком ясно он помнил всё произошедшее с ним и его солдатами за последние месяцы. 
     Что конкретно его беспокоило и угнетало? – он не мог сказать.  Однако интуиция подсказывала ему, что приближается смертельная опасность, которая непременно поглотит его.  Он чувствовал занесённый над ним меч.  Неизбежность этого предчувствия убивала жажду жизни, которой всегда хвастался Груббер. 
     Уже десять дней подряд Вальтеру снились ужасные, мерзкие кошмары.  Он просыпался в холодном, липком поту и потом долго не мог прейти в себя. 
     Каждый раз сон начинался с одного и того же места.  Вальтер шёл по дороге, которой не было видно конца.  Позади него шли его верные солдаты, которые готовы были пойти за ним в ад, если бы только он, отд+ал им такой приказ.  Постепенно небо начинало темнеть, и вот уже видно было только проклятую дорогу, которая всё никак не кончалась.  В очередной раз оглянувшись для того чтобы объявить привал, Груббер не находил своих боевых товарищей.  Позади него никого не было.  Он остался один.  С удивлением Вальтер пытался вспомнить, когда же ему перестал слышаться мерный топот кованых солдатских сапог, но ему не удавалось это.  И вот тут и начиналось самое страшное. 
     В воздухе что-то стремительно проносилось мимо него, касаясь плеча.  Реакция, много раз спасавшая ему жизнь, срабатывала безошибочно.  Отскакивая в сторону, он, молниеносно выдергивал из кобуры пистолет, ища цель.  Но всё было тихо.  Немедленного нападения не последовало. 
     Вскоре Вальтер понимал, что тревога ложная, мимо него, всего лишь, пронеслась большая ночная птица.  СОВА! Поправив мундир, он уже было, хотел положить оружие на место и отправиться на поиски отставших от него солдат, ох и задаст же он этим бездельникам, как вдруг замечал вдалеке какие-то огни.  Изумрудно-зелёные точки, вытянувшись в цепочку, быстро приближались к офицеру.  Груббер был не из робкого десятка и не раз ощущал на себе дыхание костлявой старухи, но его внезапно охватывал такой ужас, подобный которому он не испытывал никогда. 
     Вальтер бежал от дьявольских огней со всех ног, но они будто не замечали этого и приближались к нему с прежней скоростью, быстро сокращая расстояние.  Неожиданно дорога заканчивалась и упиралась в глубокий обрыв, из которого веяло холодом.  Бежать было некуда: впереди пропасть, а позади неизвестный враг.  Груббер находил в себе мужество передёрнуть затвор пистолета и ожидать противника.  Ужас, первобытный ужас, сотрясал его сильное, натренированное тело.  Обер-штурмбаннфюрер понимал, что надо успокоится, но ничего не мог с собой поделать.  ЭТО было сильнее его.  Вскоре огни приближались настолько, что Вальтер мог разглядеть их.  Но это были не просто огни, это были глаза хищников, жаждущих его смерти.  У хищников были человеческие фигуры.  Он давно ожидал ИХ. 
     Мистика, опять эта чёртова мистика, – думал он.  Угнетало ещё и то, что вокруг была абсолютная тишина, которой в природе не бывает.  Это была МЁРТВАЯ тишина.  Враг двигался абсолютно бесшумно, слышно было только хриплое дыхание самого Вальтера и постукивание его зубов. 
     Что со мной происходит? Кто мои таинственные враги? Что им от меня надо? Слишком много вопросов.  Я должен умереть как истинный солдат Великой Германии, - думал он во сне. 
     Ценой огромных усилий ему удавалось немного усмирить свою постыдную дрожь.  Его пистолет находил цель и стрелял, стрелял, стрелял.  Гильзы оглушающе громко падали на землю.  Патроны заканчивались, а Вальтер всё жал на курок.  Дьявольские огни просто стояли и смотрели на него.

Сединкин Владимир ©

10.08.2012

Количество читателей: 87057