Содержание

Berserker Blues - Eulogy Black
Романы  -  Триллеры

 Версия для печати

не должен должен помнишь ебаный кислотный дебил здесь-то байт и оказался внезапно такой же аутической уебой с длинным носом и прохладными рассветными глазами я знал слишком хорошо как начинается и в какой форме ощущается ебаный транс в который элементарно погрузиться если кто-то вдруг начинает орать на тебя на полной громкости ни с того ни с сего в голове звенит отдает на язык мир расшатывается одуряюще и чтобы его укачать начинаешь шататься как неваляшка вслед за ним просто байт был не настолько бесполезной уебой как я он не только сочинял там у себя в дыре забавные программы и компоненты но даже переадресовал нас в конце концов к этому блядскому цыгану марусецкому снабдив необходимым набором данных насчет того сколько чего и кому висит цыган бедняга байт просто хотел чтобы мы поскорее убрались я загасил окурок в полной бутылке выдохшегося шампанского красного как мелена а уж потом в череде бедняцких лачуг на окраине пригородного частного сектора настало время и моему терпению напомнить о себе все вышло удивительно уместно и эффектно потому что марусецкий терпеть меня не мог еще с самого первого взгляда с того момента как мы встретились под упоротым крылом какого-то из рэдовых сборищ я не интересовался за что просто смуглый горбоносый ублюдок с улиц вел себя слишком вызывающе для человека начинавшего с клея карманных краж и теплотрасс потому что влияние этого паршивого туберкулезника распределялось в обход грубой силе что ж еще кроме грубой силы у меня оставалось наконец хоть где-то удалось перевернуть стол приятный шум и феерический беспорядок одним пинком руд даже умолк посреди слова и наблюдал с интересом как я выебываюсь швыряюсь предметами и ору я еще никогда не делал подобных вещей настолько автоматически марусецкий пробовал угрожать мне револьвером но понял что это не сработает мне было похуй и на пулю которая может застрять где угодно я так хорошо представлял себе как она будет зудеть и вгрызаться в волокна нещадными нанороботами пока мой автопилот рулит по улицам и под ними тогда цыган пошел на компромисс и заключил с нами нечто вроде сделки в которой обещался обеспечить нас документами в обмен на сопровождение в эту преисподнюю какого-то из его кентов который таскал под землю на горбу очередное дерьмо мы никогда не узнали какое именно дерьмо наркотики ли это или что другое золото алмазы секретные технологии но в кои-то веки паршивый цыган обошелся без наебалова должно быть я тогда был достаточно плох чтобы заставить его пойти на военную дружескую услугу и вот он наконец этот день настал я тогда снова блядски болел и лихорадился постоянно ища на себе блох которые ползали по коже под кожей маршировали по мне толпами невидимые тысячами бесследно впивались в рецепторы в честь чего руд напоил меня коньяком в ночь перед отправкой так мощно как не удавалось еще никому да с рейджером довелось выпить и выжрать немало всякого но с полной неспособностью стоять на ногах я был до той поры еще не знаком я блевал под фонарь с неуклонностью неизлечимого а он хохотал волоча меня на плече в номер только благодаря коньяку я впервые за неделю умудрился проспать дольше трех часов подряд оно и к худшему потому что отдых снабдил меня тем кропалем внимания под который тут же нещадно попал отправной пункт сверкающий под надсадным кладбищенским солнцем тоннами тяжеловесного стекла с хромовой отделкой хай-тек безымянный кент марусецкого темный парень с профессиональным спокойствием всех барыг под зеркальными очками и руд со своими природными фонарями на поллица будто с мексиканского карнавала в честь дня мертвецов сколько бы воды я ни выпил менее сухо в глотке не становилось больной? парень больной? глядя на шрам на моем лбу спросила белобрысая коза через стойку руд молча смотрел на нее и по рисунку жил проступившему на его резких скулах я понял это продолжается классовое издевательство затонированный стеклянный потолок над нашими головами делал небо космически синим сочным глубоким водяным я смотрел на него до последнего не отрывал глаз впечатывал хлебал его пристально сколько бы ни кружилась забитая статистами площадка вокруг сколько бы ни ускользал из-под ног бутафорский пол с искрой вязкое водянистое небо и свежий воздух в открытые окна он высосался испарился сразу же как только мы все затолкались в огромную цилиндрическую гирю подъемника и с плавным лебедочным жужжанием наконец-то отправились вниз а уже спустя каких-то сраных сорок метров на моем загривке плавно сцепила фатальную хватку тяжелая непреодолимая паника нас там было как сельдей в бочке в маленькой гирьке огромных подпольных часов вокруг столько чуждых пластмассовых тел воздух из помещения откачивали с четким гулом это было совершенно очевидно я только не понимал как руд может это игнорировать ведь легкие так кипячено дерет так знакомо скручивает под ложечкой некуда было деваться ни единого крошечного уголка и ускользнувшее небо разверзлось с изнанки злорадно предстало моей собственной голограммой для уравновешивания в звенящем вакууме старый знакомый насос в голове все вокруг склеилось и слилось в одну смертельную мясорубку дальше я почти ничего не запомнил только рудовы пальцы больно впаявшиеся в плечо он пробовал взять мою панику всем что имел в запасе злостью угрозами хамством лаской рассудительностью и цинизмом но все было зря потому что человеческая речь снова стала чуждым потоком странных разрозненных звуков я определял эмоциональный окрас его слов только по интонации как животные на самом деле он опасался как бы со мной не сделалось припадка хорошо хоть панические атаки и корчи редко приходят одновременно ходячая ебаная проблема весь контроль был безвозратно упущен внимание кануло в убийственные черные дыры вентиляции мне хотелось только исчезнуть отмотать пленку и раствориться в горячей грудной клетке райдера в жаркой сверхновой порнозвезде я только помню меня трясло колотило по-крупному не хуже чем однажды зимой в двадцать градусов ниже нуля сразу после моего блядского дня рождения когда райдер встретился с марком и оставил меня на улице он сказал иди куда хочешь я тебе позвоню он так и сказал иди куда хочешь и когда упоровшись вернулся спустя пару часов нашел меня там же где оставил потому что я никуда не хотел больше без него идти он еще полночи размораживал меня в ванной страшно охуевший от нехитрого открытия что у людей на морозе синеют губы и пальцы но там на пустой сверкающей улице было по крайней мере холодно восхитительный усыпляющий мороз безо всякого снега а здесь только карусельный газенваген от которого все меркло перед глазами и холодные пальцы полковника на плече я не помню окончания спуска не помню расставания с кентом марусецкого который наверняка предпочел откреститься от всякой связи с такими стремными парнями как мы одним смутным кадром помню ряд регистрационных столов перепуганную девушку за одним из них глазевшую на издерганного наземного дворянина с бешеной собакой под руку где же ошейник и поводок что смотришь никогда еще не видала такого детка длинные ряды исполинских коридоров и свет яркий галоген насилующий легкие заменяя собой кислород отчего булькала кровь сворачивались нервы и полотна ледяного металла всех фактур и расцветок насилующие осязание непроходимые толпы людей вокруг их запахи их тысячеголосое жужжание заполонившие нос и уши насильно выебано было все потом я помнить и не мог бы потому что дошел все-таки до своей искрометной электрической крайности снабдив полковника еще и этой разновидностью позора райдер был единственным кто восторгался моей электрификацией слишком часто и грубо чтобы заподозрить в этом неискренность он умудрялся постоянно ловить меня в самом начале чтобы оградить от очередного удара затылком об землю и не скрывал довольства предоставленным зрелищем всякий раз как изодранное круговертью слайдов сознание каленым шуруповертом ввинчивалось обратно в голову он даже не преминул рассказать мне что в начале прошлого века этот недуг доктора лечили прижиганием половых органов потому как припадок на вид был чересчур сексуален чтобы не наводить их на мысли об эротическом экстазе на самом деле не знаю как там насчет прошлого века но в моем окружении майор был единственным кого подобное шоу могло наводить на мысли об эротическом экстазе полковник был совсем один когда волок мое бессознательное тело сквозь чужеродную ненавидящую толпу на самом деле они там все до единого навскидку определяли в нас иноземцев по взгляду по запаху по качеству волос и кожи моментально узнавали и ненавидели не помню как впервые приходил в сознание в гостиничном номере знаю только что руду пришлось меня вмазать чтобы успокоить сэнди и героин я никогда прежде не знакомился с героином даже у рейджера потому что ошибочно полагал что между ним и другими еще у рэндалла испробованными мутными нет никакой разницы она на самом деле и впрямь невелика но во всех знакомых мне на практике аналогах нет этих пузырьков искрящихся теплых и золотистых которые обволакивают все сосуды так что и сам себя чувствуешь легким радужно сияющим на солнце пузырьком выпуклым мениском на бокале сухого белого я успокоился и немного прозрел комната одна из двух предоставленных в наше распоряжение на вид ничем не отличалась от тех в которые я попадал в отелях снаружи но меня было не наебать масса земли под которой мы оказались заживо погребены отчетливо жала на голову руд в ответ на попытки принести извинения за учиненное представление клоунов-дегенератов только дернул бровью наградил меня яомингом и поведал о том что судороги это зрелище всегда одинаковое и интенсивная терапия в психушке любого примирит инсулиновая атропиновая электросудорожная особенно если самому попробовать я ничего не спрашивал больше с этим и так слишком уж было все ясно даже мне
     
     тоталитаризм полнейший технократический тоталитаризм каждый из них настолько хорошо знал и помнил что можно а чего нельзя что поражался при виде любого нарушения а для особо забывчивых с новичками существовала агитация прямая и подспудная везде сплошные коды и шифры татуировочной иглой вжаривающиеся в память у нас не было времени изучать местную культуру или уклад не было терпения ходить в походы по новогодним центральным залам головокружительным ротондам кишащим деятельностью подсобкам проникать в офисы и цеха изучения ради нас опять занимали изнуряли одни только поиски сквозь желейную стену неприязни удивительно но мне везло больше потому что полковника как врага народа знал в лицо каждый вшивый тинейджер я только тогда сопоставил его основное военное занятие с политическими взглядами потому что несмотря на художественную страсть к бредовому сочетанию анархии со всей этой свастической эстетикой руд был убежденным монархистом достаточно уверенным в своей правоте чтобы за это сражаться в какой-то момент пребывания под землей он упер взгляд в потолок и сообщил по секрету что таким гонениям не подвергался еще нигде и никогда становилось понемногу понятно почему он не последовал за райдером вниз еще при первом плутоновом побеге я получал куда меньше лулзов чем доводилось снаружи под сладостным чистым небом когда оказывался в толпе нескольких первых уровней называемых по-местному секторами потому что я для них был не более чем бесполезным дебилом и тунеядцем с мутным беспартийным мировоззрением чем-то вроде зеваки туриста а еще одним из немногих плюсов этой тесной духоты пластиковой еды единогласной угнетенности и избирательного ханжества было полное невнимание к странностям для них нормой являлось уродство привычными были психопатии потому что как бы ни старались они очистить обратно свой генофонд и укрепить самосознание а тысячетонная масса земли над головами и в головах давила на каждого делая его отдельным живым мертвецом в огромном перенаселенном муравейнике отсюда бралась неискоренимая тяга ко всем возможным извращениям легальным и незаконным и неприкрытое кровавое отчаяние в местах предназначенных для развлечений места были странными кое-где поразительными уж на что мы насмотрелись вдосталь так это на места развлечений на клубы притоны бордели молодежные центры публичные казни шоу уродские и не очень потому что плутоновый трафик был нашим единственным интересом задачей стояло пройти все круги так чтобы к самому дну иметь достаточно данных о местонахождении источников желтой дряни ведь как это заведено со сферами влияния в подпольных системах один подобный источник всегда повязан с другим один варщик ассистирует другому в мажорском начале приходилось сложнее слишком много приличий роскоши и дресскодов все искусство начисто замылено концепцией ничего невозможно сказать просто так все развлекались в основном дискотечной колесной дрянью для создания иллюзии веселья или бесполезным долбиловом с поверхности которое считалось отдельным шиком по причине связанных с добычей тягот довольно мучительно было наблюдать как полковник отрешенно отваливает тройные суммы за хмурый куда хуже качеством чем тот на котором висел сверху но он не мог не отваливать и я его понимал постоянная угроза удаления вкупе с провокациями полноценный ответ на которые опять же грозил депортацией кого угодно утомила бы до него раза в три чаще чем до меня доябывались на входах во все эти гнездышки мотивируя чем попало на ровном месте постоянно вызывали на бой выдать который было невозможно в условиях узаконенной общественной дисциплины и чем более сдержанно он себя вел ограничиваясь хамством элегантно вербальным тем сильнее напрягалось окружение мне казалось нас переваривают железными технократическими кишками чтобы отправить в мир цехов уровнем ниже всосать по составляющим в адскую индустриальную машинку переклепать на приличных полезных граждан свет поначалу везде был такой яркий режущий ебаный свет инопланетных хирургов под таким чувствуешь себя раздетым без возможности где-либо скрыться или даже сесть чтобы передохнуть ненадолго постановочность так добивавшая меня снаружи оказалась даже в чем-то полезной я слишком хорошо понимал что мои выебоны только добавят к угрозе провала всего ебаного эпического мероприятия хотя видит блядский бог трудно было иногда держать себя в руках при попадании в эти ебаные тусы в полном одиночестве одно спасение в большинстве клубов и баров это блаженная темнота и мягкие стены синтетические ковролиновые скольких блядей и насмешниц хотелось взять за затянутые в лаковый хвост патлы и как приложить еблишком о стойку чтоб посмотреть как они после этого покривляются пощурятся да повыебываются рожами в битом стекле вместо того чтобы отсасывать каждый раз молча глотать и продолжать терпеливо допытываться при моей-то способности до чего-либо терпеливо допытываться притом осторожно потому что ни один ебаный собеседник не дает гарантии безопасности разговоров на темы незаконных забав с первого взгляда да блядей а сколько пидаров водится под землей среди блядских придушенных крыс с изворотом в стиснутых страхом мозгах и все потайные там на первых уровнях нельзя ведь было светиться подобными вещами под угрозой штрафа для местных и удаления туристов ах сколько же раз неотмщенными остались оскорбления и угрозы на эту тему в наш адрес да почти все из них потайные эдакие любители случайно прижаться протереться обшарить влажными ручками в плотной толпе так чтобы нельзя было установить обернувшись кому именно эти ебаные ручки следует оторвать нахуй а вся беда в паршивых пидарских джинсах никто не виноват в том что других у меня просто не было да нет собака была зарыта там же где и извечная привычка всех мусоров по условию полагать меня за наркомана потому что выгляжу я от рождения уебищем упоротым настолько что по идее не должен понимать вообще ничего из происходящего ну конечно не обходилось без дяденек с папочками которые насидели на своих индустриях уже столько золотых яиц и связей что могли позволить себе говорить почти в открытую и путали мою неблагонадежность с доступностью но эти были не так страшны потому что обходились словами смутными тошными предложениями и беспрепятственно уходили нахуй не желая рисковать ради упоротого уебища кроме одного раза когда я облаял какого-то с бороденкой особенно люто а потом не успел зайти в сортир как тут же выхватил отборных пиздюлей от одного из бодигардов в знак отмщения оскорбленного пидарского достоинства его влиятельного нанимателя или это был не бодигард а просто приспешник не сказать чтоб я спрашивал
     
     все кто соглашался вступить в контакт недоумевали какого хуя мы так отчаянно рвемся вниз уж слишком привычным было для крыс извечное желание рваться вверх но видит бог чем ниже мы спускались тем меньше по контрасту с давлением глубины становилось давление неукоснительных правил на виски идейной удавочки на шею всевидящих галогеновых прожекторов на глаза экономия электричества экономия вентиляции да дышать становилось все труднее я устал задыхаться и начинал понемногу чувствовать себя рыбой плывущей в терпкой смеси запахов жженого графита заводских испарений плавленого металла и вечной горечи дезинфектантов небо казалось прекрасным далеким сном мне все казалось сном в те странные дни особенно происходящее глухие адские галереи в неоновом сиянии вывесок йодистом газу светильников прожорливые монстры компактных электричек вихрем бегающие по спиральным и кольцевым уютные темные закоулки и обширные скопления неизлечимых психов повсюду однажды какой-то глупый мальчик с крашеным канареечным выщипом подошел ко мне в очередном баре привлеченный неизвестностью и попросил разрешения поцеловать я поцеловал его в полную железа пасть ебаный бодмод входит там в меню неутоляемого голода повсеместного самовредительства бедный ублюдок не разглядел в барной полутьме мои волчьи зубы которыми я в конце концов выдернул штангу из его нижней губы и выплюнул обратно в перекошенное пидарское ебало ну потом меня уже совсем неприкрыто избили толпой в семь человек но это радовало что неприкрыто радовало старое доброе ощущение полный рот крови и пол перемешивающийся со стенами будто в бетономешалке а потом все это поганое мероприятие осветилось зловещей ощерой удачи плутоновая барыжница сама ко мне подвалила когда мы с рудом угрюмо ужирались спиртной жгуче-кислой дрянью в последнем ряду какого-то тесного концептуальненького подобия фестиваля креативненькой рекламы для укуренных задротов благодаря которым добрая половина происходящего на экране успешно и непроглядно скрывалась за дымовой завесой не сказать опять же чтобы хоть кто-нибудь возражал я отлучился в черностенный туалет поблевать когда превысил лимит нашей дряни а когда разогнулся от раковины она стояла в столпе лампочного алого света у меня за спиной маленькая разрисованная ублюдина вся голова в темных хвостиках с яркими резинками и жвачка во рту чвяк-чвяк-хлоп-чвяк есть ли у меня деньги конечно у меня были рудовы деньги про запас на кармане она улыбалась думая что на вид вся такая wicked кровавый свет латексный блеск на ее губах а в кабинке с ней было совсем одиноко приглушенно-багрово да мне очень нравилось трогать ее так же как нравится гладить котов нравилось лизать в профессиональный рот с фруктовым привкусом плоский цепкий язык ребристое нёбо мне нравилась ее гибкая спина и твердые кнопочки сосков между пальцами и упругие ягодицы в ладонях но беда была в том что на нее у меня не вставал сперва она старалась только все эти усилия уходили впустую я совсем не удивился я-то знал уже что дело не в нервах или физиологии дело даже не в ориентации потому что у меня нет никакой ориентации если я и называюсь пидаром то по статусу а не из-за предпочтений потому что у меня нет никаких предпочтений это с грехом пополам можно назвать разве что моносексуализмом когда все что может тебя завести хранится в одном-единственном человеке ну да на девочек приятно смотреть лизаться с ними заебись лапать их можно сутками равно как и терзать расчленять убивать мальчиков можно терзать не хуже они же выносливее и всегда думают что все превосходство коренится в габаритах и лапать их можно не хуже зато безо всей мозгоебли к которой обязывает сотрудничество с девочками кроме того что некоторые мальчики и сами знают толк в комфортных прикосновениях хотя они меньше чем девочки годятся в еду это факт но целоваться с мальчиками можно хоть до пены изо рта если конечно ревнивого ублюдка райдера нет поблизости чтоб развести психосексуальную драму из ничего потому что уж где ему выпала власть безраздельная так это в моих спусковых механизмах блядский затвор я крепче прижал ее к пластиковой стене кабинки и закрыл глаза по венам болезненно тянуло когда я лез в свои битые архивы чтобы в деталях вспомнить что угодно из набора вспомнить запах майора волшебный ни на что не похожий только разве что искрит чуточку по носу как анис вяжет сладко как персики или руки райдера везде сразу как ртуть всегда холодные и сухие такие узкие ладони в синем узоре сосудов и сухожилия выпирающим каркасом леска проволока длинные гибкие пальцы когда они оказывались внутри мне больше не нужно было дышать и задыхаться как каждую минуту проведенную в ожидании потому что стоило ему только нащупать мой потайной аварийный рычажок чуть-чуть нажать и от меня ничего не оставалось один лишь электрохлыст из дикого голода истерической жадности тесно беспорядочно льнущий к нему в единственной жажде дорваться до поглощения я открыл глаза посмотрел на побляденку и почувствовал что у меня снова падает сделалось скучно и я застегнул ширинку обратно но девочка неправильно меня поняла тебе просто нужно расслабиться у меня есть кое-что что поможет тебе расслабиться смотри за стольник тебе со скидкой запаянный фосфорический пузырек в ее пальцах колдовски отсвечивающий от колец сразу придал всей картине иное освещение и не только потому что это был плутон вспыхнувший у меня перед глазами надеждой как философский ебаный камень а еще и потому что он ясно доказывал сучонка решила меня наебать думала бахнуть там разбавленной дурью мне же втулив ее втридорога а потом обчистить и победно свалить оставив меня счастливо расслабляться с толчком в обнимку я не скалился я просто улыбался и она улыбнулась в ответ а потом я положил руки на ее шею и чуть-чуть стиснул терпеливо игнорируя желание разорвать я спросил где и она сдавленно рассмеялась снова заблуждаясь на мой счет она взмахнула рукой отвлекая меня парой тихих костяных щелчков а потом лихо распорола предплечье это был нож-бабочка ловкое кусачее насекомое пока я отбирал его с треском выкручивая ее голую руку девочка хохотала эротично пританцовывая от боли и безуспешно пиная меня по ногам все хохотала ты тупой видали мы и таких ты тупой малолетний засранец уже через месяц таких как ты самих ебут в туалете за парочку этих вот ярких патрончиков я прервал ее вернув руку на горло когда оружие наконец звякнуло металлом по темному полу я чувствовал как хрустит плексигласовый хрящик в ее прокуренной маленькой глотке но не мог больше контролировать хватку она распахнула задыхаясь багровый рот и я вложил туда пару своих окровавленных пальцев ты все не так поняла милая у меня зараза глотай же ее милая пока есть куда пока я еще не добрался до твоего вялого мизерного сердечка ведь сейчас оно застучит вот так воробьишком прямо на моих ебаных зубах хэй александер! руд стоял держась за распахнувшуюся в драке дверь в адском алом освещении его волосы были совершенно кровавыми это андельское присутствие немного меня отрезвило а дальше начался обычный процесс с хорошим полицейским и плохим я чувствовал как кровь затекает в рукав футболки разорванные вены на руке начинали напоминать о себе конечно она не знала где ее поставщик берет плутон чтобы разбавлять но в конце концов разразилась наконец адресом как всегда бывает с девочками сопровождая этот подвиг запоздалыми слезами потому что не могла больше понять кто мы такие и зачем спрашиваем извечный феномен с классификацией мы не были ни борьбой с наркотиками ни системными их потребителями ни спонсорами ни гангстерами что вы хотите плакала она счастья мрачно отрезал руд а я подобрал нож сложил безопасно и спрятал в карман
     да тогда полковник мастерски отвлек меня на лившую с пальцев венозную кровь будь я один ни за что не оставил бы поганую лживую соску в живых да еще и уплатив ей за конфискацию всего имевшегося при себе товара целая лужа моей крови на полу и рука черно-лаковая в красном свете о да если бы мне когданибудь выпал шанс построить себе дом по вкусу все лампочки в нем были бы вот такими проявочными левая рука та же самая в ладонь которой рэнди восемь лет назад засадил столовый нож так что пробил насквозь и пригвоздил меня к столу я был мал и даже не сразу догнал почему не могу больше убрать руку чтобы он не попал по ней когда бьет кулаками по столешнице пьяно алкоголически маньяча пальцем не догнал что в кулаке нож и что это достается мне за уебищный шум и болтовню потому что он устал голоден и нетрезв мизинец и безымянный с той поры так и не разогнулись до конца из-за беды с сухожилиями я немного опасался что остальные после этой суки тоже потеряны но ничего обошлось мы забрали плутон просто для того чтобы не было слишком жирно но по пути назад в гостиницу руд завернул в местное подобие аптеки за шприцами дрянь действительно оказалась весьма разбавленной и приход от нее был отвратительней некуда температурное сочетание поверхностного жара и холода в океане безуспешной тошноты но потом вставило смыло и отправило в великолепный полет я даже не понял сначала что вижу я так и не понимал что именно вижу всякий раз окунувшись в эту бездонную прорубь пока не побывал на последних кругах облет по улицам старые дома с крышами деревья зелень истошная в самом разгаре литые ограды калиток и небо такое убийственно сизое совсем как настоящее такое желанное грозовое кислородное я видел пальцы непохожие на свои которыми закуривал стучал в дверь она поддавалась и я соскальзывал чтобы возобновить просмотр лицом к лицу с женщиной голой черноволосой женщиной подо мной пара кадров чтоб понять что мы с ней ебемся и провал хрустальный закат через чужое окно оглушающая драная речь из наших ртов в которой ни слова не разобрать а самое главное чего я никак не мог понять откуда берется эта экстатическая свежесть повсюду мир сияющий под взглядом будто намытый простор бесконечный и невесомый хоть взлетай не упадешь я пытался не упасть все и без падений заволокло фракталами которые мало-помалу засасывали только для того чтобы выплюнуть в конце концов обратно в тело все то же самое непослушное битое и погребенное под неизмеримым количеством тесного непродыхаемого дерьма ужасное разочарование я набрал безвоздушной смеси полные легкие и сказал воскресающей панике нет какие мерзкие выхода дрожь последовательно пережевывавшая конечности сверху вниз и уныние на грани ступора мы выползли чтобы пожрать очередную синтетическую мерзость в благословенном молчании и всю ночь мужественно играли на курево в клабар потому что спать так и не смогли это еще сильнее роднило нас с двумя сраными заключенными по собственному желанию эдак решили двое заживо закопаться чтобы скоротать время если б я знал что окажусь там я бы еще в могилку с рыжей девочкой спрыгнул предусмотрительно это неправда от плутона мы стали выглядеть окончательно жутко даже руд при всей своей светлости казался какой-то гальванизированной тварью у сатаны в услужении чего уж говорить обо мне мы чувствовали себя еще хуже чем выглядели но закапывания не оставили просто потому что любое другое занятие сделалось смехотворным будто в абсурдной трешовой комедии руд бредил он все говорил не меньше меня только куда мелодичнее и красивее одна фраза перетекала в другую как яркие пузырьки краски в ракете гелевой лампы а смысл все время скрывался за кулисами в тот самый момент когда я был уже уверен что вот сейчас пойму о чем он но рано или поздно пришлось сдаться когда мысли в голове начали перетекать следом за его словами и остались только отдельные обороты набор странно литературных метафор безразмерный коллаж под завораживающие жесты его шикарных рук коридор по которому мы шли опасно сужался все время и я уверился в какой-то момент что он просто схлопнется к тупику зажевав нас как есть со всеми костями и побрякушками но этого не произошло коридор разверзся очередной станцией с которой можно было дальше упорно скатываться с той только разницей что теперь в крутом скользком склоне в море вакуума прорезались ступеньки иерархических плотин на русле плутонового трафика о которые мы и въябывались с мазохистским упоением очень трудно было местами заставить себя включиться в происходящее на пятом или шестом уровне я отринул надежды когданибудь вдохнуть по-человечески чтобы не изнашивать аварийный автопилот дополнительно и поверил будто совсем уже не дышу но потом мы заметили что местные жители балуются кислородными масками и с оголтелостью выдавшей настоящую ностальгию которую мы оба считали своим долгом скрывать потому что были на войне и не имели права подтачивать друг друга нытьем присоединились к балующимся это было весьма спасительной пыткой стоило только вытащить из пластикового намордника нос как грязный угар накидывался на кровь с новой силой череп трещал от давления но если бы не маски руд не смог бы реабилитироваться до полной вменяемости при полном отсутствии хмурого который вышел из барыг начисто еще парой этажей выше а вменяемость ему меж тем очень требовалась потому что я нихуя не мог разобрать тех кулуарных рамсов которые считал своим долгом развести каждый ебаный контрольный пункт по приему и передаче плутона я не мог навскидку отличить шестерку от шефа я не умел так блистательно врать да и выглядел слишком ужасно чтобы врать руду приходилось оставлять меня в номере чтобы пойти набрехать им в очередной раз какуюто ерунду в зависимости от клиента о химиках исследованиях научном интересе или взаимовыгодном сотрудничестве щедро осыпав всю эту кучу бреда деньжатами это он проделывал с шефами что касается шестерок то с ними можно было не церемониться многих удавалось просто запугать что было нетрудно с учетом наших состояний а на немногочисленных смельчаках можно было здорово оторваться в основном отрывался я потому что руд любил смотреть что характерно для истинного садо я даже умудрился овладеть обращением с нежданно попавшим в руки балисонгом только потому что мне нравилось как он щелкает и плавно раскладывается в обе стороны так-то я никогда не подумал бы что этой славной штучкой можно всерьез кого-то пописать но шанс проверить это на практике выпал и не один грех было не воспользоваться они орали все эти мелкие бляди и пидары потом захлебывались слезились и раскалывались поддав ускорения в увлекательном счете ступенек который начинал казаться все более бесконечным до тех пор пока мы не осели на предпоследнем кругу маски не хотелось снимать вовсе но кислород это разновидность наркоза а без него мы и так все время хотели спать от истошных попыток тел сэкономить последние ресурсы а еще все болело постоянно болел каждый мускул мерзко судорожно ныл будто в каждой части тела завелась тонкая стальная проволочка все эти проволочки увивались в один моток и сматывались катушкой дьявола медленно-медленно что хоть скули я и просыпался от того что скулю отвратно за это хотелось получить пиздюлей а руд нет его пожизненный фронт прожарил и закалил в нем каждую кость слишком алмазно чтоб поддаваться хотя мы даже жрать ничего больше не могли пили и всё я только закатывал модуляторы колесо за колесом я решил что брошу их не раньше чем найду райдера чтоб не подохнуть случайно до того как в нем удостоверюсь когда руд уходил один я моментально оказывался лицом к лицу с паникой посреди безвыходных лабиринтов ободранных стальных стен и похуй было включить свет или выключить невозможно было перестать жалко дрожать от невозможности вспомнить лицо майора как бы я ни пытался только размытое светлое пятно с косым углом каштановой челки я изгрыз все руки чтобы отвлечься исковырял разрез на предплечье один раз переборщил потому что не успел воспротивиться желанию засунуть в рану палец насколько мог и поразился как там все мокро жилисто и горячо совсем как у других стучит и плещется так что полковнику потом все-таки пришлось волочь меня зашивать эту мерзость нитками у хирурга в том же госпитале в который нам пришлось в конце концов вернуться когда мы узнали что в тамошней лаборатории штырку мутят не менее хладнокровно чем в нелегальных токсических норах парень которого в этом цеху держали за главного был по-настоящему крут что там у него вместо глаза вделано не знаю но выглядит совсем как объектив он был лысый крупный и безымянный в резиновых перчатках со скотобойни этот парень был первым и последним кому руд от начала до конца разложил всю правду без единого упущения или искажения как в суде он был божественным посланцем последним экспонатом нашей предметной экскурсии этот парень просто прищурил единственный глаз пожал плечами АММО? ЗНАЮ КОНЕЧНО а потом выдал адрес и название заведения в котором она трудилась барменшей да это был настоящий разряд незримого дефибриллятора даже что-то похожее на восхищение промелькнуло в адовой круговерти когда мы продирались обратно сквозь толпы стен и уродов сколько же там внизу было уродов сплошные мутанты с расплавленными восковыми лицами лишними конечностями всех цветов и оттенков бляди всех видов и весовых категорий сумасшедшие всех стадий буйности в кварталах поплоше приходилось иногда совсем туго когда в нас по запаху узнавали чужих хватали скопом и норовили разорвать просто и ясно вручную обчистить переломать все чтобы обездвижить случались разы когда руд отстреливался в тех местах где за применение ствола не грозила опасность ареста в остальных случаях помогали только собственные руки ноги ножи зубы по корреляции с уродами красивое и впрямь было сногсшибательным когда попадалось девушка которую руд снял однажды была совершенно краснокожей темного медного цвета с узкими глазами пылающими как закат и голубовато-платиновой гладью волос стройная страстная и акробатически гибкая наебавшись с ним вдоволь она вышла из душа и зачем-то завернула ко мне в комнату наверное я напугал ее тоже хотя не хотел просто при виде очередных приставаний не смог перестать хохотать беззвучно и истерически прекрасно понимая как это может выглядеть со стороны я не хотел ее пугать она была охуительно красивая невероятная как галлюцинация и я честно в этом признался после того как проволочная боль в прессе наконец подавила истерику и тогда этот ходячий идол простил меня так отчетливо она снизошла даже до того чтобы остаться у меня в кровати на много часов обычного сна в головокружительной близости такая шелковая жаркая и живая я все смотрел на нее в неверном свете маленькой ночной лампы смотрел как тени играют на ее лихо высеченном из коралла лице как она дышит и шевелит во сне острыми пальцами я заметил что она красит волосы по самым корням в очередной раз ломал голову над тем зачем женщины портят себе волосы ее цвет был темным возможно багровым такое сверхъестественное порождение магмы выдох самого земного ядра за какие-то вшивые деньги доступный к прикосновениям это с ума сводило отдельно идеальное тело безупречная фея я даже поверил что когда-то дышал пока она была рядом все смотрел пока мог а потом ушел спать на полу чтоб не пугать ее по пробуждению дополнительно
     
     полковнику случалось в те деньки символически побивать меня для профилактики ему не нравилось что я все время хочу бахнуться он не спрашивал почему и не находилось никакого способа пояснить ему чего конкретно я ищу в этом ебаном калейдоскопическом колодце это было все равно что включить маленькую камерку вделанную в чужой глаз и спрятаться в ней воруя кислород солнечный свет и простор извне все что я видел из камерки казалось до боли знакомым улицы места и звуки сладкое разнообразие видов и небо если все и было иллюзией то эта иллюзия имела не меньше права на существование и внимание чем все прочее что я видел вокруг и внутри иллюзия была не менее осязаемой и хранила в себе знакомый очень близкий очень желанный секрет простой как пять пальцев по сравнению с которым никчемными пустяками были приходы и выхода а бессонница и кошмары так и вовсе слишком давно вошли в обиход чтоб на них внимание обращать хотя плутоновые кошмары и впрямь ни на что не похожи призваны корчевать в груди самое ценное чтоб весь вакуум присасывался к затылку одним махом делал дыру в голове мне приснилось однажды что я стою на площадке висящей в пропасти ледяного света и вокруг меня один только майор безлико застывший в разных ракурсах неприкрыто голографический и некуда было деваться и нечем было кричать бесконечное количество времени до тех пор пока руд не вытряс меня из замкнутого пространства колотящего ужаса за плечо а потом он и из шкуры меня чуть не вытряс ко всем хуям это было на последней из наших съемных комнат там где не было уже никаких лифтов на вторые и третьи ярусы ебаных сот одна ржавчина на стенах и бурая вода из крана забивавшая в пустой желудок болты тошноты там света было так мало все тонуло в интимном полумраке он всего только пробил каноническую двоечку насквозь в живот кулаком так что хребет хрустнул а потом в челюсть когда я отказался идти к аммо один и даже не потому что эта встреча пугала меня оправдывая репутацию глазливого уебища обещая массу нехорошего блядский свет в конце тоннеля который похож на софит слишком сильно чтоб не бежать от него обратно во тьму я спросил почему это я должен идти один если мы закапывались вдвоем так дружно и слаженно все это время делили на двоих одни часики со всеми их шестеренками и колокольным боем в череп одной удавочкой на две шеи сразу the industry is punks верно подмечено блядь когда я согнулся чтобы выкашлять все отбитое руд поймал меня за патлы и потянул вверх заставив смотреть в глаза тупой ублюдок лерой ты что не понимаешь если я ее только увижу я там такое устрою что история с аидой даже тебе покажется детскими игрушками руд очень был плох его шатало так что на ебале у меня остался всего лишь синяк а вот диафрагму залило сладким жидким свинцом намертво так что я продолжал надсадно кашлять с оттяжкой на неосуществимое блевание еще полчаса после того как он выпхал меня за дверь в непроглядный безвоздушный коридор с кучами тучами крыс хищно шуршащих под ногами как целлофан и бездомных уродов хватавших за голени уроды сидели лежали ползали выли прямо посреди крыс сами крысы впрочем тоже были уродами потому что обычные крысы не выжили бы на такой глубине несмотря на все усилия местных удерживать давление на удобоваримой низости это было невозможно оно сплющивало со всех сторон так что я успел во всех деталях изучить фактуру титановой пластины в собственной голове мне все казалось что она провалилась от давления внутрь черепа и медленно вгрызается теперь в мозги холодя и контача весь тот незаконтаченный мизер что еще остался заведение называлось heaven что могло быть более символично в этой дыре не знаю даже маленькая красная строчка которую я узнал как рисунок потому что видел на флаере и какие-то толпы ободранных разряженных малолеток как всегда непроходимо забивших вход шарахнулись в стороны когда меня заебало морозиться за пределами их элитного круга так что снова пришлось решать проблемы руками плевками пинками бранью и прочим мошем в результате которого они объединили усилия против меня и сами помогли выполнить задачу втолкнув в этот их ебаный контрольный пункт где секьюрити в двух экземплярах похожее как близнецы огромное и носастое блядские антропоморфные крысы молча смотрело на меня ясно было что здешние пиздюли обойдутся мне слишком дорого нижняя губа уже и без того была нехуево разбита каким-то кибером из толпы мудро носившем гайки на пальцах так я с кровью ее карамельное имя и выплюнул а в ответ один из них брезгливо прищурился пока другой откупоривал грызуньими зубами бутылку минералки прищурился тебя хоть как звать-то дракула хуев мне было обидно что они впутывают дракулу во все это дерьмо но назваться все равно пришлось он пожал плечами фыркнув на пидарское погоняло и шатнулся в салон сэнди знаешь такого своим резким сабвуферным басом на что ему буркнули что-то из глубины когда я услышал ее голос тогда только и понял что она правда там есть и то в чем я участвую не просто сраное киношное сновидение она уточнила низко лениво и в нос вышибала обернулся на меня думая как бы описать покороче да какое-то эмо мелкое породил он наконец передралось тут со всей толпой шуму устроило -шуму? спросила аммо уже приближаясь к дверям в их тесную черную передержку все освещение заканчивалось на ало-розовой конструкции из дюралайта очередное новогоднее порождение пригодное для сна как обычно случается с андеграундом я обнаружил что волнение от предстоящей встречи совершенно сбило меня с толку такого не случалось никогда раньше так что я сразу понял состояние группи перед выходом их рокзвезд на автограф-сессии ведь это надвигавшееся божество было даже не моим собственным это было божество моего божества и когда аммо угловато выскользнула наконец из клацающей завесы черных стекляшек разделявшей зал со входом я сразу понял что узнал бы ее даже если бы случайно встретил на улице и если бы ослеп и ничего не видел сразу узнал бы что это она по тому как повеяло прицельным морозом как поглощался свет ее волосами как хрустело и индивело все под ее антрацитовым взглядом как сам я оказался окоченело скован ее присутствием скован и кристаллизован она черная как космос с острым белоснежным лицом финальная как вакуум стояла между двух раскачанных крыс и смотрела на меня леденя сверху вниз а я на нее снизу вверх как только я глянул ей в глаза всей кожей ощутил какой же я убийственно маленький крошечный и даже не из-за полуметровой разницы в росте к которой добавляли платформы на ее ботинках а просто потому какая она была вселенская необъятная как северное сияние посмертная снежная королева и мое собственное ничтожество болезненно бросалось в глаза по контрасту не знаю как руд я никогда не смог бы не только причинить аммо вред я даже пальцем ее коснуться самостоятельно не смог бы она сама меня коснулась чтоб вывести из ступора в котором я никак не мог ответить на вопрос что ты пялишься отвечай она тронула меня за плечо и обожгла прошила электричеством в котором помимо арктического мороза слишком явно сквозило то единственное что меня гальванизировало маркировка самого райдера его проклятая эктоплазма собственноручно оторванная им от себя и примагниченная к ней на вакуум его призрачная туманная свежесть я захлебнулся кровью которую забыл проглотить когда попытался ответить и снова закашлялся аммо изучала меня с тем же точно сомнением какое ясно читалось на лице у невропатолога когда мы с райдером продемонстрировали ей снимки моего черепа врачиха уткнулась в них и спросила где лежит больной а майор ткнул в меня пальцем и сказал да вот же он стоя тут лежит и она очень удивилась глядела то на снимки то на меня она могла бы сэкономить массу времени если бы просто сказала что с подобными травмами не живут и впрямь не казалось чтоб я особенно жил под взглядом аммо одна из ее подопечных крыс сделала жест намереваясь выкинуть меня наконец нахуй чтоб я не заляпывал кровью их любимый черный ковролин но аммо его удержала постой постой я не понимаю парень выпить хочешь? меньше всего на свете я хотел выпить но кого это когда ебло она взяла меня за плечо чтобы сдвинуть с места высокая как чертова вышка электропередач всеобъемлющая и грозная да и ей меня поить в пупок на самом деле не уперлось она волокла меня через залитый ультрафиолетом зал к стойке молча потому что разделявшие нас полметра роста мешали ей говорить мне в ухо так чтоб никто больше не расслышал вот и все от ее крепкой хватки расползался с треском мороз по всем мышцам кусаясь и пожирая еще бы мне не дрожать наконец она впихнула меня на табурет едва ли не за шкирку а потом скрылась на секунду в подсобке чтоб нарисоваться по другую сторону столешницы под ярким как в гримерке светом мелких галогеновых лампочек над головой ее черты шрамировали сетчатку жидким азотом чистые четкие лицо выкованное из ртути в абсолютном нуле аммо имела очень мало общего с женщиной я даже вовсе не называл бы ее женщиной и говорить аммо-он кажется куда более адекватным только голос и гладкая снежная глотка в вороте черной рубашки и выдавали вся она была угловатая бриллиантовая изо льда вся плавно-порывистая как привидение сквозь сон тощая костистая резкая а кисть ее руки на стойке заворожила меня окончательно шарнирное изваяние отянутое льдисто-белым атласом кожи узловатые пальцы до страшного длинные ловкие как конечности пауков-сенокосцев этими магическими пальцами ей пришлось щелкнуть у меня перед носом склонясь так что нефтяная занавесь волос мягко легла на столешницу совсем рядом с моим локтем и я убрал его чтоб не задеть -висишь? спросила аммо я даже не понял о чем она и опять молчал так что она раздраженно подкатила глаза свои невообразимо большие инопланетные в густом окаймлении угольных ресниц -какой придурок вообще посмел послать тебя сюда совсем охренели что ли- сквозь зубы так чтобы только я слышал -что ты все пялишься на меня шел бы себе как и все прочие к белому или к слэнгу или к доктору да проваливай лучше к доктору валяйся там перед ним на коленях рыдай проси соси только отсюда свали в своем уме такое палево разводить в рабочее время у меня даже нет при себе ничего- до меня наконец дошло что и она уже успела неправильно меня понять за эти жалкие пять минут знакомства здорово должно быть я выглядел если прокатил за плутонового торчка на ломах я помотал головой да нет же я здесь из-за райдера она разогнулась и нахмурилась райдера? ну да сказал я ищу райдера только и всего она полезла в пачку за длинной сигаретой и окинула меня оценивая искоса -а кем ты ему приходишься неужто братец? нет ответил я и она туда же черт подери какой из меня нахуй райдеру братец если я даже на роль домашнего животного и то не сгодился я так и сказал ей кажется какой из меня нахуй братец мне просто нужно его увидеть я правду сказал но она наверное снова не так поняла уставила на меня свой идеально выточенный нос почти такой же длинный как мой только безо всех блядских капризностей на кончике прямой аккуратный узкий как у борзой -ладно подожди меня снаружи немного- нехотя мнительно тогда я ответил что если выйду туда сейчас то уже нихуя не дождусь потому что эти херки с панками снаружи просто разорвут меня нахуй после всего устроенного при входе она выдохнула дым парой порывистых облачков наверное это могло бы сойти за хихиканье -деньги есть? деньги были я выгреб их из кармана извечно мятые и отдал все потому что в деньгах я больше здесь не нуждался я больше ни в чем кроме нее в тот момент не нуждался как ни странно было это осознавать она собрала бумажки терпеливо со стойки и поставила передо мной бутылку абсента сверкающего волшебным апатитом в ослепительных галогеновых лучах звякнула натертой стопкой пей налила до краев я сказал не хочу и тогда она откинула шелковистую прядь чтобы снова околдовать меня смятением я понимал прекрасно что именно происходило из-за нее с майором ее колющий черный взгляд отнимал все вцеплялся в самое сердце и примораживал к месту я взял стакан и выпил залпом заставив ее снова фыркнуть какие мы крутые с презрением прелестно неприкрытым а потом аммо отвлеклась когда кто-то слева попросил виски и молчала до самого конца смены всего пару часов она работала а я следил привороженный закованный в ее морозную необъятность на перекурах она уверенно наливала и я молча пил пока все кроме ее лица не стало сверкать и размазываться так люто что обеспокоило я думал как же я блядь пойду теперь когда она скажет мне в какой ледяной гроб запрятала майора как же я дойду даже до выхода если пол и тот плещется в столпах неземного ультрафиолета зыбкий как речушка под весенним льдом зато когда аммо скрылась из виду у себя за кулисами ее исчезновение я зафиксировал намертво так и продолжал смотреть в черный проем подсобки пока она не сплелась из теней гдето за моей спиной и не сгребла меня морозом за талию с табуретки пошли же сказала она ловя меня за локоть поехали ко мне домой а потом мы поехали я начал ехать от ее обжигающих рук еще задолго до попадания в пустой грязный вагон метро с севшими глазами мутных ламп над головами а потом она дернула меня к себе на колени и поехало уже все вокруг ее пальцы не были холодными мой собственный холод изнутри просто стекался к ним и каждый раз когда кай хотел отвязать санки она кивала ему и мальчик ехал дальше в самые ебеня преисподней где одни жилища походят на норы а другие на машиностроительные цеха одни промерзшие насквозь другие докрасна раскаленные магмой поцелуй ее был холоднее льда он пронизал мальчика до самого сердца которое и так уже было наполовину ледяным она кусала меня в шею лапала меня открыто совсем по-мужски жала к себе шарила по коленям властно тянула за бедра -отменные ноги- ее насекомые руки зазмеивались в задние карманы моих джинс стискивали больно прошивая морозом -охуенная задница- ее презрение все во мне ощеривало ее холод все поставил дыбом даже мой переборчивый хуй и то дыбом ознобисто как от ледяной воды спокойно она просто играла со мной сквозь вещи лаская ладонью как лесбиянку отчего я мог только вздрагивать подмахивать клацать зубами а она хохотала надо мной вынимая из вагона я ни за что не сказал бы сколько нам пришлось проехать когда она волокла меня спотыкая по угрожающе узкой кишке коридора чтобы свернуть в коридор чтобы свернуть в коридор уже задевавший стенами наши плечи открыла дверь заволокла внутрь и захлопнула а после этого просто отпустила так же шварценеггер поступил с салли в коммандо я сразу и наебнулся не хуже салли потому что на ногах не стоял от всей ебаной совокупности здоровенная комната которую можно было бы даже назвать уютной случись она где-нибудь на поверхности потому что не бывает комнаты в которой мне было бы уютно безо всяких окон так глубоко погребенной под землей высокий потолок ступеньки много свободного места темный пол и белые стены огромная кровать вентиляторы но где же райдер
     
     но где же черт возьми райдер спросил я уже тогда норовя принять излюбленное положение навзничь но она меня обломала вставай! легонько пнула в лицо ботинком недостаточно сильно чтобы разбить нос но довольно чтоб заполнить его ржавым железом пошли! и тогда я встал и пошел стены за которые можно было держаться послушно терпели меня и вели я проследовал за ней в соседнюю комнату это было насколько я понял преддверием ее лаборатории всего парочка столов с ретортами пробирками перегонными спиральками и прочей мишурой основная мощь располагалась дальше но с ней шанса ознакомиться уже так и не выпало кафельная комната в которой мы оказались освещена была единственной неоновой трубкой над входом создававшей атмосферу аварийных лестниц и шлюзов в космос аммо копалась у стола спиной ко мне а я не мог стоять и чтобы не кровянить ее светлую плитку падениями сел на пол рано или поздно -как тебя там не поворачиваясь окликнула она и я подсказал -да в общем неважно сэнди или кто я хочу тебе кое-что предложить она обернулась и выпрямилась сверкнув чем-то в пальцах сверкнув глазами -ты правда так хочешь чтоб я сказала тебе о райдере- а зачем она переспрашивала все же очевидно было написано на моем блядском ебале что это у нее в руках сверкало как не шприц стеклянный с металлом ебаный раритет такой же точно как машинка на два квадрата которую руд берег для себя и друга своего героина кипятил и таскал за собой в запятнанном латунном футлярчике с набором запасных игл конечно шприц с кубом чего-то прозрачного -давай услуга за услугу а- она подошла ко мне высясь над головой пару секунд как каланча а потом опустилась напротив по-турецки совсем рядом обжигая опутывая меня взглядом -давай я расскажу тебе про райдера все что смогу а ты взамен попробуешь это для меня- я спросил что там у нее в баянчике и она ответила поведя бровью расчертив свое смертельное лицо узкой щелкой ухмылки -да так себе задумывалось как что-то легкое такое себе вроде экстази чтоб не валило а просто чуть-чуть забирало понимаешь- ее запах был вьюгой -такое что-то исключительно физическое чтоб никаких плутоновых коматозов и прочего- незримые ожоги от ее пальцев горели на мне пустыми слотами в которые эти пальцы хотелось вставить заново -что-то осязательное даже скорее и все- но только вот эктоплазма искристое волшебство которым она опылена была лишь снаружи манили меня изнутри по-настоящему нет я не понял нихуя из сказанного просто откатал рукав рубашки и протянул ей руку потому что аммо была не из тех кто пошел бы на сделку в которой обязывался первым выполнить условия все они были такими там под землей хладнокровными и рассчетливыми аммо деловито пощелкала применяя на меня хирургический жгут пригляделась к локтевому сгибу и присвистнула -да ты все-таки висишь братишка! разве только совсем немножечко так чтобы ей не составило труда подцепить центряк который по-прежнему прорезался под моей кожей таким же мощным канатом как и выше и ниже по всем рукам подцепить всосаться контролем -ведь мне как фармацевту все-таки тоже нужны иногда подопытные- и выстрелить вторгнуться ко мне внутрь не хуже остальных пришельцев со сложными планами это легкое средство свалило меня как только забралось по пульсу в мозг да так будто кто-то двинул меня в ебало больно приложив хребтом о кафель несколько минут просто мазало а потом началось это было самое прямое знакомство с дьяволом не знаю кем нужно быть чтобы нечто подобное синтезировать но она умудрилась а самое худшее заключалось в том что уж о чем аммо говорила чистую правду так это об осязании на самом деле ничего кроме него в игру и не включилось просто трощило его так что все остальное заволокло непроглядной кровавой пеленой включило тело в привычный судорожный танец только этот в рапиде медленные белые корчи оттого что каждая клетка восстала против меня обратившись в кусачего демона воплощенная ненависть изнутри сначала казалось будто кто-то схватил меня за щиколотки раскаленными стальными лапами и поволок обдирая спину прямиком в адский пыточный цех боль несусветная несравненная запредельная боль боль боль по бедрам снизу вверх по животу так что плавилась кожа каждый капилляр исходил кислотой разъедая оголенные мышцы а самый экстаз упал потусторонней черной тряпкой сверху когда вгрызавшееся в меня чудовище погрузило пасть в мое брюхо с хрустом раскорчевывая грудную клетку в сердце в легкие шум и мелькание вокруг аммо сидящая у меня над головой свешивалась как ворона на моем надгробии каждое движение раскалывало размалывало раздирало все нервы но перестать корчиться перед ней я не мог как не мог кричать сколько бы ни захлебывался не мог даже хрипеть моя глотка плавилась под жидким азотом он затекал везде расползался неотвратимо по всем углам каждый вдох дробил ребра заново и заново ледяной кафель подо мной засасывал в себя пережевывал в сплошное битое стекло толкавшееся протискивающееся по артериям не хуже чем я по крысиным коридорам я так хотел чтоб вернулись мои бесы я никогда еще не просил их вернуться так сильно умолял мысленно всю душу обещал пока мог думать связно а потом каток смел мою голову оставив только шум в ушах и маленький островок железно холодный шум в ушах шум черт я видел она говорила господи она могла говорить о майоре нельзя нельзя было отключаться по костям проходились капканы один за другим бензопилы тараны мои демоны все не шли -заплачь еще- говорила аммо -ну давай ты же можешь ну что тебе стоит господи- если б я мог о если бы нет блядь только не вволакивайте сюда ваш ебаный экран смерти вшивые пидары волокли меня вверх это не было больше спасением это не было спасением никогда меня шинковали нарезали по кусочку по пальцу откусывали приставляли снова откусывали жидкий азот или лава по венам каналам боли они издевательски восстанавливались по мере уничтожения бесконечный сатанинский вертел насквозь заживо -да не переживай ты как тебя там ведь даже если ты подохнешь мне понадобится только ванна и хлорная кислота ну или серная как тебе угодно часов тридцать-сорок и все что от тебя останется влезет в мусорное ведерко но- пальцем -но! если ты только выживешь представь себе сколько мне за препарат отвалят эти армейские ублюдки чувствуешь да ведь любой же расколется представь себе о нет нет стой так мы не договаривались- ее руки стиснувшие мою голову строительным пистолетом на десять гвоздей проткнули череп этот маленький островок на котором сосредоточилось все что я мог назвать собой этот островок был титановой пластиной в моей голове над левой бровью маленький кусочек металла который не был прошит нервами ненавистными вражескими проводами который ничего ничего не чувствовал ее леденящих смертельных рук она повернула меня лицом в сторону и держала чтоб я не захлебнулся кровью излишки которой выплескивались через нос да внутри остался только океан крови из раздробленных перелопавшихся сосудов раскаленной докрасна металлической крови адской взвеси кровь и фреон -разрыдайся говорю что ты теряешь- этот шорох который ритмично раздавался разнося за собой маленьким взрывом грудную клетку похожий на шуршание дворницкой метлы по асфальту ритмичный короткий скрежет я понял это остатки моего дыхания я поражался почему ее руки не покрываются глянцевым слоем крови я весь состоял из горящей крови ни кусочка кожи не осталось она свернулась лоскутами истлела испарилась каждый нерв был выскублен наружу высосан из мышц испепелен ее изморозью голый костяной ящер хребта скреб по кафелю в каждый позвонок впивались тысячи мелких пчел ввинчивались в спинной мозг -что ты хочешь от райдера- РАЙДЕРА -как ты вообще сюда попал такие как ты обычно отсеиваются еще секторе эдак на пятом- она оглядывала меня задумчиво внимательно я видел собственную кровь плещущую на пол из носа резвые алые дорожки растекались по белому -ну да в таком виде ты конечно симпатяжка хоть куда- любители поиграться чужими игрушками ее пальцы проникали в голову проваливались в мозги выжигая льдом он хрустел искрился проникал в хребет возносил нет нет перестаньте меня уволакивать -тебя очень хочется выебать- говорила аммо изучающе склонив голову весь я осел инеем на своем ебаном титане проворачивался вокруг него в адском хороводе зачем она все это зачем так оттягивать -отличные ноги правда да и руки ничего хотя с таким-то ростом не знаю на что ты вообще надеялся в принципе но основная проблема не в нем- она нагнулась ниже ко мне я боялся как бы моя кровь на нее не попала со всей ебаной заразой я снова понял мои демоны не шли потому что они меня и держали чтоб их начальники великие злые приспешники сатаны могли беспрепятственно облечься моей плотью упоенно ввинчивать в меня когти рвать на мясо ебать в каждую пору в каждую мембрану зачем это все ведь она в самом деле справилась бы сама она могла бы изнасиловать меня сотней способов она же бармен у нее под рукой столько самых разных бутылок зачем весь дьявол зачем разговоры зачем все или аммо тоже была из маньяков которые любят смотреть она прожгла мне ладонью лобную кость проведя чтобы убрать с глаз мои волосы -что ты хочешь от райдера да ведь ты же блядь одноразовый соверше-енно о д н о р а з о в ы й что с тобой делать погляди только что еще ты от ганса хочешь нахуя тебя сюда принесло я спрашиваю- как называется слой снесенный с меня этой ее пощечиной раскатившийся с костяным стуком по полу наверное я терял уже байты или пиксели остальное должно было кануть оно переваривалось сметенное в кучу в самом желудке у сатаны тлели угольки стучащая ноющая воющая боль я хотел ей ответить очень хотел только мой язык застрял внутри прошитый тысячей обоюдоострых игл при каждом движении раздиравших небо в кровь господи какое хорошее слово одноразовый какое верное да она в воду глядела только неправильно поняла почему они все так неправильно понимают все время и не было никакой возможности ответить я же только хотел только хотел живьем на него глянуть я даже не стал бы пытаться сказать ему что именно за сокровище он в себе носит чтобы он не сбежал из виду я бы молчал не шелохнулся бы смотрел только посмотрел бы в последний раз перед отправкой на свою ебаную съемочную площадку которая так настойчиво засасывала меня вверх прямо из ее лабораторной прихожей пустота холод пустота нет нет подожди -знаешь ненавижу эту тупоумную доверчивость из-за которой ты тут купился с такой легкостью эту твою хуеву наивность ненавижу безмозглые ублюдки райдер тоже ведь наивный ублюдок но ему по крайней мере есть что предложить- я не мог уточнить что именно ему нужно предложить аммо может слово вечность или я запутался уже в том кто тут герда кто кай а кто зеркало все уродовавшее которое ледяными осколками лежит летает и лежит я летаю и лежу всю жизнь я наверное и есть зеркало они менялись там ролями да как же меня можно было сравнивать с райдером я знал что демоны не приходят ко мне не помогают не вынимают из дробилки рвавшей раз за разом леской сшивавшей обратно чтобы снова разорвать по живому потому что я не смог бы напасть на нее как на кого угодно другого на меня смотрел шеф ебучих пришельцев с планами существо которое всеми ими распоряжалось держало меня в руках и разговаривало по-человечьи на своем неподражаемом зеркале разума -райдер да я не знаю где райдер в последний раз он заходил ко мне в бар около трех месяцев назад- трех ТРЕХ месяцев аммо как неужели тех самых трех месяцев что я проябывал когда чувствовал только минуту из часа час из суток неужели я не ошибался -не знаю где он теперь он заходил тогда вместе со своим дружком старлеем нашего спецназначения риверс предатель знаешь такого джоди риверс эдакий невнятный уродец который помог твоему любимому гансу сбежать из-под ареста еще тогда когда он в приступе психоза прирезал какую-то блядь прямо у меня на квартире и тыкал в меня ее потрохами как последний шиз джоди недавно дезертировал и сам теперь в бегах ищет хирурга чтоб поудалять жучки из-под кожи предатель хотя нет этот парень просто не так наивен невозможно быть таким тупым и наивным когда растешь прямо здесь в самом низу а он здесь и рос был почти что моим соседом прославился еще на весь район когда вписался на подпольные бои- боже зачем эта кровавая пелена перед глазами мешала видеть ее зачем это жуткое онемение наползало на голову господи все ведь было потеряно все изначально было бесполезно все это погружение впустую зазря как и где следовало продолжать искать его как и где если он мог быть где угодно -подпольные бои джоди хитрец и обманщик скрывал свое выгодное уродство а все недоумевали почему стоит лишь разбить лампочку вырубить свет и победа обеспечена только мышки из армии всегда торчащие на подобных мероприятиях поняли что за этим стоит наше старое доброе вырождение изменчивость понимаешь тупое ты уебище изменчивость заставляет обзаводиться разными качествами джоди видит в темноте куда лучше чем при свете это и обеспечило ему спецназовский пост едва ли не насильно когда его повязали это было просто ведь джоди не только обманщик он же до мозга костей наркоман я не видала прежде человека способного выбахивать такие реки плутона за один прием я же говорила он не исправится и не ошиблась когда они с райдером заходили риверс весь был пропитан этой дрянью светился наверное в темноте- нет блядь еще чуть-чуть нужно было продержаться и не терять сознание что там сделалось опять со всеми теми останками меня которые вмещались в мусорное ведерко в моей собственной голове кто раскатывал их прошибал канцелярскими кнопками господи боже мой как я устал чертова кукла снежная королева я устал куда сильнее рыжей девочки неужели она не видела неужели не могла говорить блядь быстрее не тянуть меня на дыбе кошкиной колыбели из голых жженых нервов между своими всемогущими пальцами -заходили в исканиях каждый в своих ганс еще спрашивал что-то про здешние средства от иммунодефицита намотал он что ли заразу там сверху от таких как ты но у меня зачем спрашивал ума не приложу где здесь доставать подобные лекарства а джоди ради ганса косил в сторону мастерски как всегда будто впервые меня видит мямлил что-то про доктора и чипы только где ж он здесь накопает доктора который окажется настолько мил чтоб не сдать его еще с порога джоди ведь такой умный мальчик с таким прелестным уровнем доступа что за его голову награда объявлена хоть пальчики облизывай не представляешь себе даже да не будь он только отсюда родом и у меня самой рука бы не дрогнула- лекарство что же майор ведь последний результат его анализов ничего не подтвердил наверное прошло слишком мало времени господи где же он господи нет второй приход второе дыхание второй прилив я цеплялся надеялся может она скажет где он хотя вряд ли сказала бы силы кончились новое цунами боли смыло экстракт из меня с маленького титанового убежища распылило утянуло кудато вверх даже не было там экрана не было ничего испепеляющий холодом белый вакуум а потом сквозь него вдруг прорезалось не то что плутоново даже четче полный эффект присутствия лес блаженный лес никакой боли солнце сквозь свежие кроны ветки хрустящие под ногами это ведь был мой дом тот в котором я вырос это ведь моя потайная глазная камерка подтверждала носитель заходил туда пустой дом с тех пор как оттуда съехала розмари секунду но ведь она съехала уже после меня значит это не могло бы быть воспоминанием потому что я никогда в жизни не видал свой дом пустым простор простор сверкающее окно в кухне слой пыли по столам а потом мой носитель полез за сигаретами и поднес руку с зажигалкой к лицу чтобы прикурить так что я смог разглядеть шрамы на запястье и тогда меня сшибло окончательно засветило сожгло тупым мотыльком на полпути к догадке засвет засвет засвет боже ведь это были руки майора он стоял посреди моего пустого дома и курил до чего же я боже был блядски туп невыносимо непроходимо непростительно отстал как же я мог проебать он не врал когда грозился в меня перелазить все разы что я падал в фосфорическую бездну плутона это его эктоплазма во мне соединяла меня с ним сообщала меня с его чувствами поила меня простором и кислородом да это же он ходил по солнечным улицам по нашей сумеречной квартире по барам по штабквартирам он стоял в моем пустом доме это могло означать только одно я не мог поверить неужели же он ходил и искал меня там наверху засвет все это время ждал засвет звал меня там наверху засвет я даже не успел сказать руду засвет засвет засвет бесконечный свет поглотивший меня ледяной я знал если только почую черноту если только увижу ползущие кинопленки все потеряно уже безвозвратно но их не было один только арктический искрящий бешеный свет расходился лучами в стороны целую вечность разматывал мои нити по волокнам а потом боль вернулась народилась из глубины клубка в котором проступили очертания моих изглоданных ребер а потом свет разъехался рассеялся забился обратно в неоновую трубку барахлившую под потолком и я пришел в себя боль ползала стробировала от сердца по всем сосудам до последнего уголка но меня не корчило больше я не верил не верил от меня все отказывалось даже та смерть что уже подо мной подписалась не желала в меня мараться какое там встать аммо не было рядом чтоб меня пнуть сказать вставай выметайся спектакль окончен она мурлыкала песенку где-то в глубинах квартиры да к выходу я так и продвигался ползком то и дело пришибаемый к месту долотом боли в затылок но потом заставил себя встать демоны заставили меня встать напомнившие о себе как обязанность я не мог не дойти до руда не сказать ему что все проебано с самого начала надеясь что он просто размажет меня за это как паршивую муху по железной стене нашей комнаты кровь задержалась немного а потом снова поползла по верхней губе из ноздри когда я стоял в коридоре снаружи держался за ручку двери боясь что вырублюсь как только отпущу но хуй там коридор был таким узким что руками я доставал до обеих стен сразу и таким темным что я даже не знал в ту ли сторону иду чтобы выйти на чертову станцию я не знал чем и как это решается тем более когда все внимание уходит на то чтобы удержаться в теле которое так сильно против меня самого протестует блядский дворник все мел по асфальту кровь щекотала подбородок и демоны применили свой особенный прием который не раз приходилось проворачивать блукая на улицах города в лесу в магазинах я совсем ничего не думал просто шел чтоб не упасть потому что знал как только упаду сразу подохну и никогда не выберусь из этой кошмарной общей могилы и ноги вынесли меня сколь бы сильно ни отказывались сотрудничать на ебаную станцию а дальше все совсем уже порвано я ездил наверное в поездах туда и сюда я не знаю сколько раз и где выходил сколько раз заходил обратно и как мне удалось избежать проблем с другими пассажирами которые возмущались при виде попыток за них удержаться я не знал как называется станция на которой я должен сойти и по каким признакам ее следует отличать наконец вышел где-то когда не мог больше выносить тряски вагонов и освещения я больно и едко блевал в уголку абсентом кровавой полынью под оглушительный хохот веселых ребят который доносился из декораций просто отдышался и пошел дальше мечтая только подохнуть и закурить шел глядя себе под ноги пока не уткнулся лбом в дверь за которой находился полковник мучения которые я пережил под дверью у райдера после возвращения от аиды не могли встать с этими ни в какое сравнение главное унижение уничтожение этого славного денька мне еще предстояло там за дверью только не было ничего трудного в том чтобы постучать в эту дверь головой он открыл ее не глядя -я уж думал вы нашлись и решили сбежать без меня- но потом заметил меня и умолк на полуслове я не хотел смотреть на него так что пришлось зажмуриться когда я произносил это что майора нет под землей уже около двух месяцев нет его здесь все эти ебаные пытки зазря я так и стоял зажмурясь очень страстно мечтая о том чтоб он достал свой классный хромированный смит и вессон и спустил курок чтобы наконецто перестало с каждым ударом сердца так передергивать отдаваться в каждом клеточном ядре ебаным циркулярным разрядом но руд вместо этого взял меня за плечо затащил через порог закрыл дверь и в молчании обнял капканово крепко до хруста в костях взял и обнял я потерял сознание совсем сразу же в обычную глухую черноту в которой нихуя не отдохнешь но успел напоследок запомнить какой превосходный сияющий жар таится у руда в груди
     
     не знаю сколько времени я просидел в своем ебаном обморочном окопе знаю только что тело окстилось куда раньше меня полковник потом сам мне рассказывал сколько раз в каких формах я надоедал ему и позорил прилюдно ведь он стартовал наше возвращение на волю без моего участия автоматически во всем мире не осталось для управлявших мной бесов ничего важнее плутона и розеток розеток и плутона это потому что смыться хотелось привычным коматозным способом прямо через электричество по майорской вездесущей теории куколок на пальцах спокойно телепортироваться но читовать с майорским изяществом я не умел только обрывал кабеля грыз шнуры ковырял стены в поисках проводки двести двадцать на себя обмотался и вперед ничего сильнее не хотелось в безумии и не перестало хотеться когда обзор просветлел я стоял в тот момент в тесном туалете на шестом уровне неприкрытая лампочка над головой барахлила со стеклянным бульканьем я пришел в себя от шурупной боли в боках когда стоял там и ссал чистой кровью это было плохо очень плохо все вокруг было плохо он насильно зажимал мне рот кислородной маской и не отпускал пока не вырубало я не помнил ни неба ни райдера помнил лишь что верхом на разрядах и терпкой свежести тока можно залезть куда угодно без малейших проблем только тело нихуя не пролезет следом в розетку а уж в кабель тем более но разве это проблема после всего преодоленного ожидания я думал что если удастся всосаться в этот колкий искристый ручеек очень просто потом будет локализовать майора и обосноваться в его куколке хотя бы на том осколке зеркала который он для меня выделил зачем выделил зачем лазил везде по моим следам зачем искал лекарства для моего диагноза зачемзачем полковник и сам доходил до пены у рта бил меня по щекам орал заткнись заткнись потом успокаивался повторял в сотый раз что он первый вспомнил об аммо там в кафе и я не могу быть виноват в том что мы залезли так глубоко а потом повторял что не видит в ситуации виноватых и необходимости в них разве это называется зря нихуя не зря как мне кажется он все говорил только попусту я слушал куда-то сквозь пока не заслушивался в шум застревал в одной точке взглядом так что все сужалось и засасывалось в эту точку до плазменных лотосов в самых зрачках я ничего не мог с собой поделать автоматическое тело автоматический блюз обмотался и вперед потом он перестал разговаривать начал доходить до того что приковывал меня наручником к батарее когда покидал чтобы купить колес сигарет еды или баллонов браслетом за руку чтоб я не мог дотянуться до электроприборов и манящих кабельных змей по полу в одном из номеров удалось даже оторвать нахуй саму батарею и похуй что кожи на запястье совсем не осталось это было круто на пятом секторе в системе уже ведь самый что ни на есть кипяток ржавый мутный с запахом подвалов и средств против накипи гейзер очень походил на что-то природное и привел меня даже в подобие восторга руд ничего не сделал со мной когда вернулся просто выволок из номера за наручник и тащил сцепив зубы к черному ходу чтобы нам не влетело овердохуя штрафа за учиненный вандализм сплошные проблемы ходячая ебаная проблема в одно из коротких токсических просветлений я не выдержал и спросил какого хуя он продолжает цацкаться со мной даже теперь когда во мне так отчетливо проступил камень на его шее то самое ядро на всеобщих щиколотках которым всю мою жизнь справедливо грозился рэндалл мы ехали вверх на подъемнике даже непривычно было ощущать что не вниз руд глянул на меня криво оскалясь и ответил что с ним-то точно никто не цацкался а в другой раз он пространно глядел в душащий нас потолок и сообщил что друзья из его знакомых как-то совсем рассосались еще когда каждый стал за себя по себе а райдер канул под землю к этой ебаной стерве да после того как я вернулся от аммо руд ужасно хотел забить на все хуй и пойти к ней самостоятельно а я мешал ему как только мог прямо в делирии потому что даже делирий знал если они встретятся она же не выживет и не будет больше устраивать по всей земле снежную тихую льдистую зиму и звонить майору являться ему во снах она не выживет всем пришельцам придет конец если он зачистит их босса прямо на рабочем месте а когда умрет аммо то и самого руда повлечет за собой потому что пришельцы такого не прощают у них дистанционно управляемых крыс целых два миллиона в безвоздушных ходах сколь бы прекрасным воином ни был руд но шансов в одиночку с бешеной собакой через наручник не было наверняка даже у него против столь многочисленной армии ведь руд был воином прирожденным не таким как рейджер или флойд со всей их модификацией и не таким как джоди или легион со своими мутациями изменчивость конечно изменчивость я не мог позволить руду совершить самоубийство даже таким грандиозным способом там было очень утомительно из-за постоянного неотступного голода и неотрывности его от ожидания паралича мне отчаянно казалось если я не буду жрать ноги откажут если ноги откажут я не смогу жрать а жрать я не мог и без того потому что выблевывал всю синтетику которую ему удавалось запхать мне в зубы даже леденцы растворявшиеся в приторную водицу и те отправлялись туда откуда пришли не успевал я их только разгрызть так что полковнику пришлось присовокупить к кислородному наркозу еще и банки глюкозы которую он мешал с физраствором и топил меня иногда в этом коктейле с заведомо тошным вкусом часами пока не заливал всю банку я только раз набрался духу спросить его о моей проклятой мамаше потому что он из всех был единственным кто не проябывал мои вопросы беспощадно и единственным кто хоть что-то мог о ней рассказать руд думал долго отвечать мне или нет но в конце концов поделился секретом о том что она в добром здравии я так рад был это услышать что едва не выдал ему в ответ секрет о добром здравии тамары вовремя затормозил потому что подумал не зря же ведь райдер умалчивает этот факт столь упорно да и не только райдер и волков и сама тамара и все вокруг вероятно руда это известие обрадует совсем не настолько же сильно а ведь тамара меж тем отчаянно рисковала встречей с ним являясь ко мне в палату еще во времена коматоза зачем она являлась опять же что хотела там увидать кроме собственных цветов в вазочке хотя я не удивился бы узнав что она просто использовала это место как предлог для пребывания с райдером в одном помещении эта женщина при всей своей магии и декоративных яйцах из хрусталя с трудом обходилась без предлога для любого поступка да и вообще была в достаточной степени женщиной таким женщинам нельзя доверять а с кислородом полковник цацкаться так и не перестал даже после того как мы выбрались на достаточную близость к поверхности чтобы без него обходиться еще и потому что я старался спать как можно меньше из-за кошмаров и лунатического буйства которое стало случаться со мной в обход пробуждению на самом деле это явление проклюнулось только из старой стертой боязни проснуться в буйство еще с той больничной поры как какой-то престарелый ублюдок из соседней палаты решил рассказать мне увлекательную сказочку о своем институтском кореше-художнике этот парень заболел в армии гриппом и никто его бедолагу не лечил пока дело не дошло до абсцесса головного мозга пришлось делать трепанацию а выдолбленную в черепе дыру закрывать титановой пластиной такой же как у меня а потом через время когда все уже забылось этот парень внезапно обнаружил за собой склонность к неконтролируемой ярости которая просыпалась стоило ему только не так приложиться во сне головой об подушку он вскакивал бросался предметами и норовил убить свою жену молча нападал на нее и пытался выбросить с балкона удушить зарубить топором или пристрелить до тех самых пор пока его в психушку не закрыли за буйство я не стал высказывать предположение что может быть виной всему не титановая пластина такая же как у меня а просто его женушка основательно подзаебала за все годы совместной жизни бесполезно было высказывать что-либо этому пенсионному пидару с паркинсонизмом но байка о титановой пластине свое блядское дело все же делала руд хохотал услышав об этом как псих и подтвердил что дело тут не в пластине потому что у самого руда нет ведь ни дыры в черепе ни органических поражений под черепом а буйство все равно иногда тут как тут и никуда от него не денешься он правда девался с легкостью когда это происходило со мной как правило лучше всего помогал стакан ледяной воды в ебало который мигом заставлял меня проснуться взбодриться и охуеть от того какой раздрызг можно при желании учинить в комнате за жалкую четверть часа моими собственными руками а на третьем ярусе полковник уже совсем регенерировал когда сумел наконец вырубить немного друга своего героина мы застряли из-за этого на месте намного дольше чем планировали потому что он нырнул в закол с похабным упоением выглаженного гимназиста который нашел по пути из школы огромную дождевую лужу чтобы пустить там проебом все свои чистенькие вещички и беспробудно торчал неопределенное количество времени а потом обламывался не менее беспробудно только далеко не так эйфорически там под землей все время было неопределенным и не существовало возможности удостовериться сутки прошли или только час а определять время по часам я не умел и даже если бы умел какие-то хуевы стрелочки на циферблате нихуя не выглядели убедительно и я сам совсем не выглядел убедительным сколько ни убеждал себя что кислорода должно было стать куда больше тиски давления давно расцепили с головы челюсти а совсем всего этого не чувствовал я вообще нихуя не чувствовал кроме желания бахнуться похуй током или плутоном но нужно было сдерживаться чтобы не портить ему каникулы так что я развлекал себя провокацией корч мечтая ощутить хотя бы вкус электричества на языке провальная затея по условию зато идиотская настолько что самому рано или поздно становится смешно когда рука устает переключать каналы в телевизоре чтоб мельтешило или страницы в журналах листать со скоростью света за все эти годы мне так и не удалось выяснить какие вещи могут послужить триггерами я хорошо знал что самого славного эротического экстаза элементарно достичь в толпе особенно тесной шумной и озабоченной или под солнцем тусуясь много часов безо всякой ковбойской шляпы но если бы я только мог оказаться под солнцем то не занимался бы такой никчемной поебенью а коридоры в том районе на третьем где мы обосновались были слишком узкими чтобы позволять такую обширную толпу которая могла мне помочь правда мне едва не помог татуированный парень из соседнего номера который пришел в один прекрасный день чтобы бить руду ебало за вопли и пение препятствующие наверное сну но увидев в дверях меня без лишних слов пришел к выводу что вот он истинный источник дискомфорта а потом мы славно и честно дрались сильно стесненные узостью коридора которая спасала меня потому что без тесноты такому изголодавшемуся человеку как я пиздюлей вломить не сложнее чем два пальца обоссать но там драка больше походила на шуточную потасовку в лифте где ни рукой ни ногой толком не воспользуешься ебаные бои в мармеладе пока руд не вышел следом за мной и не поймал глотку моего противника клепаным ремнем который использовал под перетягу нараспев повторяя что мы просто баловались баловались просто током баловались баловались обмотались и вперед руд нашего соседа тогда не убил но видать здорово напугал потому что на следующий день заявилась администрация он едва успел скрыть все следы своих пагубных пристрастий так что нас не арестовали и даже не оштрафовали а просто выгнали сдвинув таким образом с мертвой точки и сканеры снова ощерились лестницы выкатились из стен и лифты гостеприимно разинули безразличные пасти помогая карабкаться выше и выше а когда мы с хамством и руганью ангажировали двойное местечко в последнем самом главном подъемнике той же самой гире огромных подпольных часов которая взвыла с досадой вознамерясь катапультировать нас обратно под солнце я даже почувствовал как ворочается в груди старое-доброе усталое ожидание в такт пульсу больше не попадавшее я знал что там будет небо и солнце такие же как были в последний день на земле миллионы лет назад когда мы спускались знал но слишком напрочь забыл как все это должно выглядеть чтобы волноваться по поводу предстоящей с ними встречи небо райдер солнце лес просто слова такие сладкие липкие особенные как мятное варенье
     
     створки раздвинулись а за ними вторые с лязгом и визгом открывая проход по глухому коридору без окон с белыми стенами тот же самый по которому мы уже шли однажды плечом к плечу и когда я вышел из огромной кабины и вдохнул то забытых запахов в воздухе оказалось столько что их совокупность едва не сшибла с ног пахло конечно техникой крысами дезинфектантами графитом и каленым железом но вместе с тем так отчетливо ясно тянуло горячим асфальтом жженой листвой летним ветреным днем откуда-то с улицы недосягаемой пока потому что огромная ротонда с облитым нефтью стеклянным куполом располагалась дальше впервые после долгой разлуки небеса увидеть предстояло через стекло чтоб не сильно взрезало отвыкшие глаза но для того чтоб попасть в ротонду требовалось пройти через последний обыск очередной контрольный пункт в конце коридора нас была целая толпа там в белом тоннеле сперва мы с полковником шли рядом потом растерялись из-за людей с сумками тачками детьми и прочей мишурой так что когда подошли к месту формирования очереди руд оказался намного ближе к этому контрольному пункту чем я это ускользнуло от меня тогда как и все окружающее я совсем не мог смотреть только дышал удивительно сколько воздуха было даже в той безоконной стесненности с ненавистным неоном на потолке я стоял между людьми и все не мог надышаться все думал нихуя себе сейчас я вспомню как выглядит небо а потом меня взяли за руку и выдернули из очереди поволокли сквозь чужие багажи в сторону узенькое тесненькое техническое ответвление поворот на аварийную лестницу наверное она вела в бункер затащили за угол отдалив отделив от очереди шума толпы и руда я проследил за увлекшей в этот интимный закуток кистью тоненькой девичьей ручкой в феньках чвяк-чвяк-хлоп помнишь меня? конечно как же не помнить ответил я и добавил что нож ей возвращать не собираюсь пусть она даже не просит эта шлюшка со жвачкой во рту с головой обшитой карминовыми хвостиками и впрямь была меньше меня и по росту и по возрасту казалась вне магического проявочного освещения совсем ребенком с резкими питбульими скулами ее тонкие губы сверкали от блеска и глаза салатовые с желтыми искрами раскосые и злые смотрели пристально от избытка головокружительного воздуха я оказался так привлечен деталями ее лица что запомнил каждую в точности острый подбородок и плоский маленький нос ритмично раздувавшийся в такт движению челюстей -помнишь значит? так лови! совсем сперва было не разобрать тихий жвачный хлоп заставил меня отшатнуться и задуматься над тем как это ей удалось так сильно пнуть меня в живот с такого близкого расстояния не могла же она своим детским кулачишкой отбросить меня на пару шагов разве что расхаживает здесь с хуевым паверфистом но где же он тогда ведь я бы заметил секунду мы просто смотрели застыв друг на друга боль от удара должна была плавно растечься и заглохнуть под ребрами как обычно а она вместо этого только усиливалась так странно я опустил голову и лишь тогда увидел как волшебно расцветает по белой ткани моей рубашки кроваво-алое пятно увидел ее хлипкие пальчики на рукояти небольшого пистолета с глушителем боль единственное что никогда от меня не отказывалось медленно расползалась знакомым ядом внутри я смотрел на дыру на рубашке в самое брюхо в упор жужжащая огненная оса вгрызись она чуть правее и прошибла бы мне позвоночник дыра на рубашке ткань мокла и приставала я отклеил ее и чуть-чуть приподнял вот и в брюхе моем дыра хлещет горячий гранатовый сок как из крана можно палец засунуть какой внезапный сюрприз эта сцена так сильно меня оскорбила что первым желанием было подойти и съездить девчонке прямо в симпатичную мордашку кулаком я шагнул к ней раз потом другой оса провернулась и впилась жестче а спустившая на меня осу девочка просто стояла на месте чвяк-чвяк и смотрела может быть стоит палец засунуть боль вскарабкалась ознобом вверх и теперь леденила по зубам я только там понял что забыл поблагодарить аммо потому что не переживи я ее химического изнасилования и решил бы грешным делом что не бывает ничего больнее пули в брюхе но после аммо сущим пустяком казались все эти мурашки с кусачими муравьями которые давились моими потрохами а потом я споткнулся и потерял равновесие рефлекторно чуть не уцепившись за девочку но она отскочила свободной рукой отмахиваясь от моих кровавых пальцев да отстань ты уже! капризно так будто невсерьез я с трудом удержался на четвереньках в какойто момент было слышно как капает из меня на глянцевый пол и эта боль очень сильно утомляла будто внутрь забилась крыса жрала ритмично двигая челюстями я обнаружил что уже лежу и послушно перевернулся на спину девчонка высилась надо мной и за ее блядскими хвостиками торчал прямоугольный неоновый нимб ебаный белый потолок жгучий чертов неон как это что же неужто мне так и не удастся больше хоть одним глазком взглянуть хотя бы на одно облачко какая смешная патетика смеяться было больно а сука я же ему говорил нужно было на месте тебя прихлопнуть -да сдохнешь ты уже или нет- она едва ли ногой не топала с досады унылая трусиха пистолет в руках почему бы в такую драматическую минуту не припомнить о контрольном выстреле тупая маленькая блядь -ты все равно подох бы- я просто лежал и смотрел крыса внутри сменилась ежом-дианой перфорировавшим нутро тысячей маленьких дырочек больно да прямо сквозь усталое равнодушие наполнившее меня свинцом так быстро что рука сделалась слишком тяжелой чтобы я мог оторвать ее от пола только липко приклеилась в луже крови сквозь онемение под пальцами привычная скользота эй сука сказал я прикури для меня и тогда девчонка тоже сдалась села рядом на пол обнажив меня хирургическому свету и расплакалась прикури для меня повторил я нужно было успеть затянуться хоть раз потому что я уже чувствовал боль скоро утихнет ведь для того чтоб от нее избавиться нужно просто перестать дышать уже чувствовал соль на языке понимал сейчас она зальется в пищевод всей рекой и поползет по нему вверх такая темная горячая на вкус мерзкая хорошо хоть кто-то здесь плакал оплакивал мои ноги уже погребенные онемением девочка чиркнула незримо где-то над головой протянула своей тонкой рукой сигарету взять ее было задачей для подъемных кранов стук-стук оса билась в спину я достал наконец мокрыми свинцовыми пальцами повернул голову и затянулся фруктовый вкус ее блеска на фильтре бесследно затерялся в крови было странно что дым остается в дыхалке а не выветривается через новое отверстие в моем животе а потом муравьи поползли по глазам я набрал в легкие дыма воздуха ржавчины и сказал сквозь спицы прорезавшие кашлем ребра пошла вон этой дуре палившейся сидя возле меня с пушкой в руке но она не послушалась кажется неон все втекал мне в глаза медленно и злорадно выхолаживал пока сам не начал мигать а потом замигал потолок замигало все как если бы я моргал часто часто и на лицо опустилась непроглядная черная тряпка забила уши полной тишиной заползла в голову отключая аварийно всю боль эта ткань растянулась на секундочку в стороны чтоб я узнал болезненно-белое лицо своего светловолосого анделя полковник смотрел на меня сверху эхо повторило тихонько издалека александер пожалуйста неотвратимо скрываясь по дуге как будто я падал в могильный холод все падал сквозь черноту ну теперь-то уж все и никаких тебе больше экранов только черный лед в мешке шредингера тесно вакуумно облепившем безмыслие ожидание вот оно пришло ожидание вот они спустя миллионы лет проступающие оттенки целлулоидная чернота вот же он вот он солнце майор огромный как гулливер лежит свернувшись клубком на дощатом полу горько горько рыдает очень больно что ж ты но он ускользает меркнет чтобы уже навсегда и тогда стало холодно так холодно одиноко беззвездно и намертво
     
     
     клик-клак
     клац бац вжж хлоп щелк шорохи
     проносится мимо поездом чудовищно необъятным дзинь лязг хлоп хлоп хлоп свет купе через окна разволакивает за собой высоковольтное гудение меркнет во тьме завихряет сноп искр подвешивает их в черноте вдалеке
     зачем эти декорации такие яркие это наказание вознаграждение
     синь в прямоугольнике слева а справа жгучее сияющее веретено его гибкий лучик щекочет по моим алмазным граням ярко отсверкивая клац щелк огромное черное чудище взрывает сияние справа набрасывается на меня топит во тьме с жутким чугунным ревом
     синь в прямоугольнике слева а справа жгучее сияющее веретено рисованые декорации схлопываются шалашиком неподъемной ледяной тяжестью валятся рушатся крушатся сыпется все сноп золотистых искр на хвосте неизвестной кометы постой куда же ты
     синь в прямоугольнике слева а справа размытое сияющее пятно сыпет сварочно снопом искр метеоритный дождь гаснет с шипением в омуте
     я это твари черти кожано черные с глянцевыми нефтяными глазами на лбу я по нос кроюсь таюсь в бездонном болоте я это капля бегущая по сталактиту зависаю на незримой сияющей ниточке бульк в омуте
     бульк по глаза в омуте глянцевым левым жру декорации правым высвечиваю их обратно на черную ткань бульк в омуте
     дзинь лязг с жутким чугунным ревом
     свет перестань пожалуйста этот свет вокруг пожалуйста перестань
     пятнышко лазерной указки по черной ткани и я чернотканый протискиваюсь в волокна чтобы поспеть за дразнящим белым ожогом играет по поверхности скачет огромное черное чудище я кусаю себя за неуловимый тенистый хвост
     синь в прямоугольнике слева на ощупь один мазаный эмалью картон шорох гальки под ботинком хлопнула автомобильная дверь ускользает вязкая кафельность мимо светлое пятно точеное лицо в прорези купе
     when i was one and a two and a three and a four i knew i was a special one who had a little more
     шлюха это радужная бензинная пленка на омуте шлюха это мячик меж двух ракеток шлюха сплетается из теней шлюха это тоже я арматуриной в голову через висок через второй третий четвертый
     одноразовый стеклопакет одноразовый контракт одноразовый пластиковый стакан
     -when i was one and a two and a three and a four- одноразовая голова одноразовая шлюха одноразовый глянцевый глаз пузырится с шипением в омуте одноразовая кукла на палец на шесте звалась александер лерой я был морпехом who had a little more
     волокна реснички мутная низкочастотная глушь океанская глубина ворсится колосится навстречу льнет сплошной черной массой шелковисто-мягких волос оборачивает в тысячу ложноножек затягивает бульк в омут плоский слой искристой воды золотистая хрустальная завеса сквозь тысячу золотистых завес сверкает переливается отражениями от кометы хрустальные лабиринты искажает очертания предмет маркировка кукла сэнди зовется висит размытым грязным пятнышком сквозь тысячу хрустальных завес
     я вдыхаю озон осязаем я вдыхаю затаскивая в омут длинную очередь северных сияний на севере сияние звенит миллионом тревожных колокольцев постой куда же ты узор золотистых искорок в вакууме его щекочет щупальце света там по другую сторону бесконечная мутная бездна с хрустальными стенами там качелька одиноко болтается качелька в спину клац щелк
     синь в прямоугольнике слева а справа непроглядная бездна ужаса наваливается раз за разом приливы отливы вязкий горячий вар расплавленная смола стекает потоками по хрусталю застывает сталактитными каплями волосы склеиваются сплетаются заштриховываются в волокна натягиваются сверху вниз от напряжения низкочастотно гудя так чтобы было чему проводить искорки сверху вниз снизу вверх ложноножки выбрасываются втягиваются вперед назад рывок толчок
     эйэйэй как ты можешь как ты мог аппетитно шипит на углях растворяется плавится остывает сливается м м уеба режет глянцевый глаз ланцетом бусики непроглядная бессмысленная игра
     в прямоугольнике слева ярко включается огромный прожектор засвечивая до последней искры меркнет вдали завихряя волокна демон глядит на меня глянцевым выдергивает вечность за вечностью по ресничке вживляет обратно выдергивает
     эйэй как ты мог крик смех плач писк хлоп писк хлоп бах разверзается аппетитно гроза эй вы бляди кто из вас смог прошивает продергивает сияющими щупальцами разрядов гроза по картону краснеет чернеет разрисовывается потеками алых змей наваливается сверху
     как в багажнике тяжко здесь буро-багрово врезается фоном гремит оглушая щекочет по граням по граням так близко к поверхности что же так плавно все в этот раз щекочет прошивая электричеством по поверхности плавно ведет вниз вверх влажно мокро тихо глухо бип-бип тихо глухо рыдал так неотвратимо все в этот раз вниз вверх собственными слезами мокрым пальцем ведет по щеке так очевидно все в этот раз
     отчего шум стерво майор сидит справа глухо рыдая водит пальцем по моей щеке а слева вдали от кровати окно черная синь грозы хрустальная занавесь дождя за стеклом по стеклу по битуму по желобам как ты смеешь как ты смел мой омут сегодня разверзся в палате на потолке все видать сверху вниз приборы пищат мерно тихо как ты смел как ты смеешь я хотел бы ополчиться на тебя глянцево уволочь в омут когда висел там сверху привязанный к тебе гудящими высоковольтными нитями за все свои искорки висел мазутными чертями по глаза лишь высовываясь из омута черти распыляют касанием поглощают свет разорвать уволочь из-под твоих рук одноразовую куколку сэнди снова изнасиловали в ротик пришибли интубацией гадостный поршень вверх-вниз с тихим шипением качает кислород вентилирует целлофановые легкие и розовая лыжня ожогов от дефибриллятора на голой груди так торопились что даже не смазали так и прижарили когда жарили по самые полые пластиковые угольки как ты посмел так вцепиться в жалкую куколку всеми паяльными когтями своих острых медных контактов замахнуться на все две трети одноразовой соленой воды распад водород кислород я хотел бы чтоб распался и омут как ты посмел задрать голову впереться эктоплазмой в самые глянцевые глаза испепелить все мои декорации одним глухим необъятным разрядом все упустить в плексиглас обратно в багровую черноту как ты смел моя ярость тебе враг моя ярость тебе друг моя ярость тебе вечным проклятием в спину моя ярость тебе лед мой тебе боль тебе ток тебе страх все тебе моя прелесть багровая чернота жжет через окно сквозь веки палец щекочет по щеке по костяшкам шуршит по бинтам мне так страшно открыть глаза столько раз декорации схлопывались столько раз наползало вороньей стаей чудовище справа которым ты оборачивался пожирало хрустело мной мутной ледяной тьмой до чего ненавистно пролегает кислородный кабель по легким давит на пресс перевязь игрушечные челюсти датчика на указательном до чего ненавистно чувствовать все так близко на границе с хрустальной завесой райдер смелый он не боится вот датчик кардиографа очень страшно открыть глаза а кардиограф длинноногая птица пищит на мой нестройный пульс и сама меня выдает сбиваясь всякий раз как он снимает с моего тела руку райдер смелый он шепчет что его когдато тоже так реанимировали шуршит одеждой вставая тянется и липко от слез целует меня под ухо капает на щеку соленым как ты смел как ты смел я так устал я так остыл я не могу больше ждать искрю по барахлящим нервам когда хватаю его за руку чтоб не исчез еще до того как открываю глаза
     
     я очень жадный я голоден я устал ждать приходится проверенным методом сорвать с пальца датчик сымитировать врачам смерть чтобы райдеру не пришлось убегать от меня за врачом чтобы они убрали свои пластиковые щупальца убрали свое насилие если уж не из вены то хотя бы из дыхалки сколько можно молча лежать и слушать как он захлебываясь говорит за двоих тихо низко какой ты охуительно красивый говорит какой ты ебически тощий какие у тебя электрические глаза как я скучал по ним по всей твоей коже по твоей дрожи по каждому твоему пальцу эти волосы нужно немного обстричь с такими длинными ты выглядишь как святой так нельзя слишком святой слишком тощий куда ты девал все мои кевларовые мышцы уеба как ты смел провалиться сквозь землю уеба как ты смел думать что я не вернусь как ты смел умирать без меня как ты смел как ты мог как я рад как я счастлив видеть тебя солнышко мое сэнди солнышко странно быть красивым и солнышком для райдера стыдно как если бы меня хвалили за что-то что сделал не я как можно лежать слушать и никак не отвечать неважно что мне нечего сказать даже заполучив обратно возможность это сделать нечего сказать потому что он все слова уже спиздил и потому что незачем я только кашляю с непривычки когда сам вдыхаю и лезу его целовать феерически выдирая из вены катетер невозможно совладать с этим треклятым телом и так всегда было ебаный иноходец лютое бешеное те дни как огромное мокрое сновидение без конца в котором мы столько целуемся что прерываться приходится лишь на глоток воды еды большую часть этой еды мне нельзя потому что моя милая блядюшка задела печень когда стреляла в упор из-за этого и разрезать пришлось и накладывать швы которые конечно не упускают возможности разойтись на третий же день сознательности при очередной патетической попытке соблазнить майора прямо на больничной койке потому что я слишком жадный я голоден я больше не хочу спать я боюсь отворачиваться чтобы он не исчез а он паникует при виде крови на бинтах исчезает на пару минут за медсестрой и палата опять забивается посторонними белохалатными пришельцами бесит оттирая меня от его колдовства райдер сам низко высоковольтно гудит шибает прохладным током магнитит на себя все элементы из которых я состою и все в чем райдер отсутствует бесит пугает так что от невозможности трахнуться с ним прямо в больнице чтобы пополнить запас эктоплазмы я впадаю в легкий психоз страшно делается везде где его нет когда я вижу его перед собой страшно что его нет сзади а если он у меня за спиной страшно его не видеть ты сошел с ума смеется майор высвобождаясь из моих рук я привяжу тебя к койке смеется лижет в рот все губы у обоих уже в кровь раскусаны все это нахальство непростительно и постыдно оно даже мне самому неподвластно это с непривычки ему нравится это мир стоит на контрастах между послушниками и порнозвездами ты только попробуй выписаться сэнди детка я из тебя всю душу нахуй выебу богом клянусь да вот райдер вряд ли постигнет когданибудь как может подобная фраза едва ли не загнать стыдом под койку после моих собственных притязаний он только издеваться будет что я краснею только для того и издевается чтобы я краснел еще сильнее оттого что краснею потому что райдер любит когда люди краснеют еще бы ему не владеть виртуозным умением говорить пошлости слышать пошлости нимфомански выдирать из контекста слова чтобы они звучали как пошлости куда бы я себя дел и на что вообще годился бы не люби райдер стыд и застенчивость от которых хочется провалиться обратно сквозь землю чтоб не видеть его глаз когда он засовывает пальцы мне в рот и двигает там играя с языком оттопыривая изнутри щеку и смотрит маньячески пристально прямо в душу которую выебет нахуй и черта с два я смог бы отвести взгляд или укусить его даже если бы захотел потому что он держит меня другой рукой за нижнюю челюсть тянет на себя медленно-медленно туда и обратно водит по зубам с любопытством на лице какие острые уу все его ненаглядные руки в моих отвратительных слюнях а он сует их к себе в рот воровато и от этого мне хочется провалиться уже сектор эдак на третий а потом и вовсе куда-нибудь на шестой когда я замечаю за его спиной девушку-санитарку которая убирает в палате уже больше десяти минут и ненавидит нас теперь очень нескрываемо
     
     -александер? да он под моим дурным влиянием с ума сошел еще в утробе матери а не под землей и кроме того по чести сказать не упомню чтобы мне самому в шестнадцать хотелось чего-либо кроме как жрать драться и трахаться- руд я ему рад вот картонная коробка в моих руках полная больших спелых вишен руд правда не вполне верно истрактовал восторги райдера на мой счет или мне просто кажется хотя похуй что кажется а что нет пока майор находится в поле зрения да нет же не знаю что со мной как это называется и к чему еще может привести пылкая жажда максимальной близости так что биоритмы райдера заплескиваются мне прямо в грудь и где бы я ни был всегда могу расслышать как тикает его сердце всегда знаю где он находится жучки датчики радары путаю его дыхание и пульс со своими вот праздничный день долгожданной выписки я на ногах не стою от голода не помню ничего кроме голода всех калибров и мастей даже жрать ничего из того что достойно называться едой не дают одна только ебаная трава вот она вожделенная дверь выхода из больницы на свежий воздух и когда она распахивается открывая взору пустую предзакатную площадь я уверяюсь наконец до боли ясно что райдер рядом по тому несметному количеству пространства что хрустально сияет вокруг и по тем куболитрам необъятной красоты которой пронизан усыпан каждый доступный кадр небо лилово-сизое еще влажное громоздится на западе слоистой горной породой мокрый после дождя асфальт матово отражает и озон вокруг вмазывает будто концентрат из баллона потеряться растеряться сбиться с шага пропустить это история о деньгах карьере и матадорах это история о пяти разбойниках и одном цыгане который всю шайку перехитрил это история о том как три парня делили медвежью шкуру это история про измельчитель про топор с пилой про мусоровозы эта статья о рок-музыкантах это история про свиноферму и двух свихнувшихся реднеков с бензопилами это научит вас держать язык за зубами это позволит людям больше узнать о применении электроножа биодобавок разделительных полос дезинтеграторов и капканов этот текст поможет вам освоить базовый навык вождения мать твою это повествование о голоде лихачестве и единстве это повествование ни о чем не повествует кроме меня и моего сиамского дядюшки райдера он был архвайлом вчера а сегодня опять архвайл кому ж еще взбредет в голову тыняться по тому свету со слезами на лице истошно воскрешая чудовищ я понял все и даже зачем ему нужна кличка энди чтобы можно было говорить сэнди с-энди с-кем-с-энди понял-понял дошло наконец это не демоны выводят меня из-под контроля в эротический экстаз заставляя лихорадочно приставать к райдеру на каждом углу в тайнике в падиках палатах машинах закутках лифтах и даже примерочных по которым мы прилежно таскаемся чтобы приобрести на меня новые джинсы серые с низкой талией и в облип заглядение педерастии в обтяжку на следы голода это не демоны отправляют радиосигналы на мою титановую антенну а сам майор недаром он так радуется ха сэнди ты похотливая маленькая потаскушка майор впадает в детский восторг оттого что старый-добрый двоичный читкод срабатывает наконец это он хитрый связной ублюдок наладил обмен пакетами с моим телом отянул его эктоплазмой пользуясь тем что меня в этом теле нет после убийства хищной подземной девочкой хитровыебанные планы целесообразие своевременность он все допытывается про мои приключения в преисподней а я говорю да так себе провел время с пользой узнал много нового ходил и облизывал всяких шлюх умалчивая о том что и его особую подружку облизать с ног до головы успел в индевелом вагоне метро а сам гадаю он и аммо два сапога пара фетишистов корчились ли друг перед другом лежа в узкачах на полу если набор предпочтений у них так идиллически схож вот уж в какое порево на экране я смотрел бы со всей прилежностью целую вечность но вместо этого он устраивает просмотр порева с участием меня самого когда приводит в тесный мотельный номер наконец зашвыривает раком на стол перед зеркалом и впутывая пальцы мне в волосы обещает ты будешь смотреть и выть все вокруг мокро сверкает облитое облепиховым маслом пахнет хорошо но я не могу никуда смотреть потому что зажмуриваюсь от кусачей боли с которой он вбивает в меня свою сваю а когда кишки внутри плавятся и немеют то в зеркале все равно нихуя не видать кроме моей разинутой розовой пасти и беспорядочных черных лохм потому что перед глазами все мелькает вверх-вниз будто рысцой на лошади слишком быстро от толчков таких дробных и жестких что почти дрожь я оттого и выть не могу сколько ни стараюсь это вжиканье напоминает только заточку ножа о мусат или отрывистый скрежет стартера когда поворачиваешь в неисправной тачке ключ зажигания слышно даже тише чем частое хлопанье бедер о ягодицы стыд полый скрип скользкий шлеп по маслу автоматная очередь стыд сдаюсь болезненно кончаю всем изломившимся телом хуястая потаскушка застревает на насосе и какую душу ты собирался выебать если во мне всего и души что сноп искрящей железной окалины под оскалом циркулярной пилы кот наплакал а остальные компоненты майор уже знает вот гиена на моей спине он одобряет гиену даже сыпет на нее кокс загнув меня в качестве подставки под понюшку я передаю сказание руда о том какая она сатана райдер закатывает глаза вытирает нос и говорит что мне надо завязывать слушать бегемот пока я еще не начал приносить девственниц в жертвы на алтарях а я скромно утаиваю тот факт что весь гипнотизм бегемота коренится на моей педовочной слабости к тембру нергалова голоса энди выражает желание что-нибудь мне пробить я советую пробить двоечку или висок арматуриной но на такие подвиги у него силенок в жизни не хватит поэтому мне приходится поделиться тайными мечтаниями о пирсинге головки от хуя майор криво ухмыляется глядит с презрением на мою наивность а при следующем замыкании улучив момент просто кусает слегка в то место которое я хотел пробить и боль от этого меня прошибает настолько лютая что даже несмотря на полученный у его особой подружки опыт я отключаюсь в неистовство на пару секунд за которые успеваю нечаянно врезать энди коленом в глаз это так непростительно и смешно вот он сэнди твоя неуправляемая секс-игрушка или вот дабстеп дьявольский мощно вентилирует мою голову сотней пропеллеров длинным рядом лесопилок выползает из динамиков в автомобильный салон а крепкий майорский давидофф рывком смазывает картинку когда я глубоко затягиваюсь впервые за много дней шибает так что стой я и непременно бы упал хорошо что сижу сладкое никотиновое головокружение череда проносящихся зрелищ ветер в открытое окно на заднем сидении охуеть как мне хорошо мы проезжаем исполинскую грядку ветряных мельниц их космическая вибрация разносится над крышей машины а куда мы едем в дом который райдер занял бесплатно когда узнал что сэнди проебал нашу славную съемную квартиру на первом сэнди просто взял и истериковато канул бахает автомобильная дверь неповторимый звук апокалиптическое зарево на западе через поле сытная синяя изнанка стеклянного шара небес необъятный простор иной планеты ступенчатое крыльцо веранда и дряхлая дверь где ты взял такое славное пыльное логово забесплатно сам выстроил достал из ниоткуда не надо мне вопросов тут задавать и ответов задавать энди лежит на дощатом полу он на нем и рыдал огромный как гулливер у меня в агонии а теперь наркотически улыбается антигейша с членом божественная корейская рожа странная гармония азиатского лица и светлых ультрамариновых глаз на нем очки без стекол и на мне тоже мешают щекочут нос вот и все фетишистские предметы наших гардеробов а больше никаких нет это позволяет райдеру водить по мне надкусанной вишенкой вырисовывая на груди алый аутопсический игрек а мне холодиться липким соком и сравнивать нашу белизну совсем разная кожа я кажусь себе таким синим будто едва выловлен из-подо льда а он потусторонне сияет неоном тощий атласный гибкий как кошка вишневые губы багряный глянец как венозная кровь он сам до плеч в каштановых локонах а меня дергает за прядь наматывает на палец мудрственно ноя что надо обстричь очень мученический вид надо обстричь как ты хочешь постричься сэнд ну я хочу постричься наголо нахуй чтобы не прятать больше от мира свою вурдалачью харю но за что же он тогда будет меня держать с мокрым стиральным хлюпаньем шлифуя моим ртом свою порнозвезду и кому он станет издевательски кричать про сходство с татушкой-юлией-волковой так что я еще раз умалчиваю и отвечаю вместо этого да похуй хоть обрей только челку оставь а не то какое же из меня блядь эмо если без челки.
 [1] 

Сью Райдер ©

18.06.2012

Количество читателей: 2266